Регион:
Все
28 июня ‘17
Среда
Москва
13:29
USD
58.88
EUR
65.95
Brent
46.62
Новости партнеров
Самое популярное видео
Смарт-браслет Sony SmartBand поступил в продажу
Смарт-браслет Sony SmartBand поступил в продажу
Volvo презентовал модель V40 с подушкой безопасности для пешеходов
Volvo презентовал модель V40 с подушкой безопасности для пешеходов
В российский кинопрокат выходит фильм братьев Дарденн «Мальчик с велосипедом»
В российский кинопрокат выходит фильм братьев Дарденн «Мальчик с велосипедом»
ещё

Добросовестная халтура неофициальных художников

текст: Наталья Афанасьева/Infox.ru
опубликовано  12 авг ‘10 18:19
 выставка ″Ручная книга″
источник: Сергей Киселев/Коммерсантъ
выставка ″Ручная книга″

В музее-заповеднике «Царицыно» открылись сразу две выставки, объединенные одной темой: искусство книги. Одна из них представляет очень симпатичную коллекцию советской детской книги, оформленной выдающимися художниками. Другая -- книжные эксперименты современных авторов.

Выставка «Большое и маленькое» названа в честь одного экспоната -- детской книжки, оформленной Виктором Пивоваровым. Всего же советский художник Пивоваров, которого в энциклопедиях называют «основоположником московского концептуализма» и видным представителем неофициального искусства, оформил около 50 книг, по большей части детских, работал в журналах «Мурзилка» и «Веселые картинки».

Похожие факты есть в творческих биографиях всех представленных на выставке художников: Илья Кабаков, Эдуард Гороховский, Юло Соостер, Эрик Булатов и Олег Васильев. Все они в 60-80-е годы находились за чертой официального советского искусства. Работа в издательствах для них была не только хлебом, но и возможностью легализоваться, получить статус. В Союзе художников они состояли как художники-графики. Хотя работа эта была вынужденная, иллюстрация для них была не просто халтурой. Она давала возможность андеграундным художникам высказаться, воплотить некоторые свои идеи. Неслучайно все они работали преимущественно с детскими книгами, где есть поле для фантазии, эксперимента, воображения. И у которых особенный читатель, не зашоренный, не испорченный официозом.

Похожая история уже случалась в советском книгоиздании 20-30-х годов, когда детская книга стала единственным открытым местом для литературного и художественного инакомыслия. Московские концептуалисты 60-х подхватили традиции советского авангарда начала века. На нынешней выставке, где собрана внушительная подборка книг каждого вышеназванного художника (из личных коллекций и фондов ГЦСИ -- соорганизатора мероприятия), эти связи очевидны.

Книжный хлеб

У каждого художника, разумеется, был свой путь к иллюстрации и особые с ней отношения. Например, Илья Кабаков -- профессиональный книжный график. В одном из интервью художник с характерной самоиронией признавался, что если «Эрик и Олег» (Булатов и Васильев) сменили профессию из-за «страшных обстоятельств, необходимости заработка», то его выбор был предопределен тем, что по живописи он получил тройку. Работу свою он не любил, рисовал быстро, точнее строчил, как на швейной машинке. «Я свои книги шью», -- говорил художник.

В разумность и высокий вкус редакторов не сильно верил, работал «под Конашевича», чтобы приняли без проблем, и называл это «добросовестной халтурой». Однако, глядя на его иллюстрации, полные подробностей, деталей и фантазии, можно резюмировать: мастерство и талант не спрячешь, даже если стараться.

По-другому работали Эрик Булатов и Олег Васильев. В течение нескольких десятилетий они вели двойную жизнь -- полгода, когда много света, творили свое «неофициальное искусство», полгода -- осенью и зимой – сидели над книгой. Тщательно, старательно, уходя в работу полностью. Тогда два совершенно самостоятельных художника сливались в одного. Он так и назывался -- Булатов и Васильев. Окончив какой-нибудь очередной «Цветик-семицветик», они собирали рюкзаки и уходили на несколько недель в поход, чтобы очистить разум и чувства для другого творчества -- какой-нибудь «Славы КПСС».

Иллюстрации, выполненные Булатовым-Васильевым, совершенно самостоятельные произведения искусства. Они наполнены светом, как витражи (что, к сожалению, не всегда передавала не слишком совершенная полиграфия).

Юло Соостер относился к книжной иллюстрации не только как к высокому искусству, но и как к науке. Такой подход был свойственен и в 20-30 годы, во времена «книжного ренессанса», когда появился сам термин «искусство книги».

Эдуард Гороховский, архитектор по образованию, занялся книжной графикой тоже по нужде, учился на лету, однако включился в работу со всей обстоятельностью. В результате он оформил около 200 книг, многие из которых получили награды и дипломы. И занимался этим вынужденным делом до начала 90-х, когда книгоиздание на время почти перестало существовать.

Кабаков, по воспоминаниям Гороховского, ругал его и Пивоварова: «Вы очень много времени уделяете книге, нельзя так расточительно тратить время на ерунду». Рассматривая книги на выставке в Царицыне, на которых выросло целое поколение советских людей, не подозревавших, какое богатство стоит у них шкафу, становятся очевидными две вещи. Во-первых, жалко нынешних детей, которые в массе своей вообще не знают, что такое настоящая книжная иллюстрация, делающая писателя, художника и читателя сообщниками, сотворцами. И второе, оно относится к нынешним современным художникам: обратите внимание, как ваши старшие коллеги владеют профессией. «Строчат» ли они, как Кабаков, на машинке или трудно, по полгода работают над одной книгой, -- все они великолепные мастера, отменные рисовальщики и высококультурные специалисты. На «ерунде» это особенно заметно.

Кстати, творчество молодых художников, которые приняли участие в проекте «Книга художника», можно оценить в соседних залах на выставке «Ручная книга».

Выставки работают до 12 сентября в государственном музее-заповеднике «Царицыно», в Хлебном доме.

К этому материалу пока нет комментариев, ваш будет первым.
текст ошибки
Давайте дружить
x

Давайте дружить