Регион:
Все
4 декабря ‘16
Воскресенье
Москва
21:26
USD
64.15
EUR
68.47
Brent
54.46
Новости партнеров
Самое популярное видео
В Крещенских купаниях в Москве приняли участие почти 150 тыс. человек
В Крещенских купаниях в Москве приняли участие почти 150 тыс. человек
Офшоры и налоговые схемы - добро или зло?
Офшоры и налоговые схемы - добро или зло?
Уволено все руководство казанского ОВД, в котором издевались над задержанным
Уволено все руководство казанского ОВД, в котором издевались над задержанным
ещё

Юрий Мильнер: кризисной ситуации в интернете не сложилось

текст: Петр Канаев/Infox.ru
опубликовано  21 дек ‘09 14:00
источник: Infox.ru

Кризис не обвалил рынок в интернете: у отраслевых компаний не было долгов, констатирует Юрий Мильнер, совладелец инвестиционного фонда DST. И в России, и за рубежом остаются объекты для инвестиций. По оценке Юрия Мильнера, в мире есть пять стран с конкурентоспособным интернетом -- это США, Россия, Китай, Япония и Южная Корея, и в обозримом будущем DST сконцентрируется на росте.

-- Юрий Борисович, как на бизнес в интернете повлиял кризис?

-- Кризис был милостив к интернету и в мире, и в России. У интернет-компаний, как правило, нет долгов. Они развиваются не за счет заимствований. Второе счастливое стечение обстоятельств -- несильное падение интернет-рекламы. В некоторых странах этот сектор даже вырос. Собственно, кризисной ситуации в интернете не сложилось.

Социальных сетей кризис коснулся еще в меньшей степени -- реклама составляет не самую большую часть доходов сетей: существуют микроплатежи и другие способы зарабатывания денег. Я думаю, что социальные сети сейчас на подъеме во всем мире.

-- Какова структура доходов DST?

-- DST -- инвестиционная компания, и наши доходы состоят в росте стоимости наших активов. Я могу лишь сказать, что стоимость компании выросла за кризисный период. У DST не было долгов, и рынок в интернете не упал, а в рублевом выражении вырос. Мы оказались в выигрышной ситуации.

-- Заимствования не используются в реализации инвестиционной программы?

-- Нет.

-- Какие сферы интересны DST для инвестиций в 2010 году? Процесс формирования портфеля не завершен?

-- Я не думаю, что у этого процесса есть конец. На самом деле есть только процесс. И наш смысл -- это процесс. DST инвестирует только в интернет-проекты, связанные напрямую с пользователем, consumer internet, те же социальные сети. Мы стараемся не вкладывать деньги в B2B-проекты.

-- Сейчас в России остались потенциальные объекты для инвестиций DST?

-- Конечно, и они всегда будут. Россия -- одна из четырех стран в мире, кроме Америки, где есть самостоятельный и конкурентоспособный в мировом масштабе интернет. Эти страны -- Китай, Япония, Южная Корея и Россия. Там живет антрепренерский дух и есть очень талантливые программисты мирового уровня. Из последних десяти чемпионатов мира по программированию Россия выиграла шесть. Многие люди этого не знают, не понимают и не чувствуют. Это доминирование на уровне нашего доминирования в балете и фигурном катании. Есть сильные ребята. Именно в России есть серьезный резерв, позволяющий предполагать серьезное развитие интернета.

-- Интерес DST к сервису ICQ перешел в формат конкретных переговоров?

-- Не могу конкретно комментировать текущие процессы, а также даже их наличие.

-- Skype потенциально интересен для инвестиций?

-- Совсем недавно прошла большая сделка. Группа американских инвесторов выкупила 2 компании. Это в принципе интересный проект, но сделка уже состоялась, и она прошла без нашего участия.

-- И Twitter?

-- Ничего не могу комментировать. А только с удивлением наблюдаю, как активно российские СМИ продвигают этот проект в последнее время. Нет, чтобы продвигать Mail.ru! Но нет пророка в своем отечестве.

-- Инвестиции в медиа?

-- У нас нет контент-инвестиций. И не будет. Если честно, я вообще слабо себе представляю, как функционируют интернет-СМИ, причем не только в России, но и за рубежом. Нас интересуют только платформы. Хотя к этим платформам могут быть разные приложения: СМИ, финансовые продукты и так далее.

-- Каков масштаб инвестиционной программы DST?

-- У нас нет планов, и мы не работаем в плановом режиме. Наша работа -- это поиск алмазов и переработка при этом большого количества руды. И если мы находим один алмаз в год, это уже хорошо.

-- И вы готовы его купить?

-- Готовы купить его часть. Потому что мы никогда не покупаем 100%. В интернете все устроено так: если купить алмаз целиком, он сразу обесценивается в твоих руках. Покупка 100% предусматривает переход управления. А управлять бизнесом обычно может только тот, кто его создавал и развивал. Один из таких алмазов -- MySpace. Когда News Corp. Руперта Мердока полностью выкупила проект, он начал превращаться в нечто другое, в совсем другой материал, не такой блестящий и привлекательный. В случае выкупа 100% проекта уходит заинтересованность людей, возникает бюрократическая структура, процедуры согласования. А интернет-проекты в такой среде не развиваются.

-- Описанная ситуация не напоминает процессы в сети «Одноклассники»?

-- Нет, у нас в ней нет 100% и есть мотивированные люди. Альберт Попков -- основатель сети -- серьезный и сильный парень. Но он достаточно рано отошел непосредственно от программирования. А особенность технологических проектов состоит в том, что их должны возглавлять люди с техническим бэкграундом, которые детально понимают продукт. Главное, чтобы такие люди были у руля.

-- С чего начинался инвестфонд DST, с каких денег и с каких идей?

-- Мы стартовали в конце 2005 года с моим партнером Григорием Фингером. И первым инвестором был он, других совладельцев не было. Дальше были друзья и знакомые. Потом появился интерес со стороны серьезных инвесторов. До кризиса это были международные инвесторы. А после кризиса мы переключились на российских. Для нас, как и для всего мира, закрылось институциональное финансирование на западных рынках. Сейчас российские инвесторы контролируют больше 75% компании.

-- В чем смысл держать прямых конкурентов -- сети «Одноклассники» и «Вконтакте» -- в одном инвестиционном портфеле?

-- Мы не то чтобы их держим. Мы же инвесторы. Сейчас главное -- соблюдать баланс и не вмешиваться в операционную деятельность. В таких условиях это абсолютно реальная ситуация.

-- Вам предлагали продать «Вконтакте», в частности, сотовые операторы «Вымпелком» и «Мегафон»?

-- К нам таких предложений не поступало. Все наши инвестиции носят стратегический характер -- не на один-два года, а на пять, десять, пятнадцать лет. Мы со своей стороны не ищем возможность продать активы.

-- Цель инвестиций в Facebok -- это блокпакет?

-- Нет никаких определенных целей. Как, впрочем, и в других проектах отсутствует четкий target -- во что бы то ни стало достичь определенного уровня. Если проект нравится, если мы верим в его будущее, мы стараемся докупать и увеличивать долю в силу своих возможностей. Так было со всеми проектами, в которые мы инвестировали.

-- До слияния с компанией Astrum портал Mail.ru развивал собственное игровое направление. В чем смысл объединения?

-- Astrum был лидером на рынке, а Mail не был. У портала было собственное игровое направление, и у них получилось, но Mail занялся этим бизнесом позже. И все-таки их основная специализация -- это коммуникационные сервисы. В результате объединения получился лидер и в коммуникационной части, и в игровой. Российский аналог китайской Tencent.

-- Во сколько вы оцениваете российский рынок онлайн-игр?

-- В России -- сотни миллионов долларов в год. Со временем этот рынок станет миллиардным. Люди готовы тратить деньги на игры из-за социального контекста. Как показывает опыт Zynga, как только в онлайн-развлечениях появляется социальный контекст, аудитория расширяется многократно. Людям интересно не столько играть с компьютером, сколько с теми реальными людьми, которых они знают. Если у меня есть онлайн-ферма, то мне интересно, чтобы соседней фермой владел мой друг, чтобы ходить к нему в гости. Социальный контекст в интернете оказался очень мощным. Это доминирующий тренд в настоящее время, и его выражением стала Facebook. С середины 1990-х до середины 2000-х доминировал поисковый тренд.

-- Кризис не вернул людей к реальности? Очевидно, что стало меньше свободных денег.

-- С другой стороны стало больше свободного времени. В России вообще климат располагает к погружению в интернет. В этом смысле мы близки к скандинавским странам, где проникновение достигает 80-90%, в отличие от южных стран, где проникновение -- 50-60%.

-- Комфортно ли российским акционерам Mail.ru с южноафриканскими инвесторами из Naspers?

-- У нас с ними очень хорошие отношения, долгие и партнерские.

-- Mail.ru вела подготовку к IPO, процесс продолжается?

-- Нет. Сейчас мы такой подготовки не ведем, и в ближайших планах IPO у нас нет. Я могу точно сказать, что сейчас мы на эту тему не думаем и сосредоточились на росте.

-- Вы оцениваете возможность IPO самой DST?

-- Это возможно. Но четких планов мы не имеем.

-- Приобрел ли бизнес в рунете политическое значение, и приходится ли участникам рынка с этим считаться при принятии решений?

-- Я думаю, что такой фактор не присутствует в наших решениях и планах. Все проекты, в которые мы имели возможность вложить деньги, сфокусированы на росте и активном захвате рынка. Десятки тысяч людей каждый день регистрируются на ведущих сетевых ресурсах. Основной фокус -- это предоставление максимального сервиса пользователям.

-- Вопрос смены партнера Mail.ru в сфере поиска с «Яндекса» на Google имел политическое значение?

-- Это абсолютно бизнес-решение, обусловленное тем, что бренд Google никак не будет фигурировать в поисковой выдаче. Пользователям будет просто предоставляться сервис. В данном случае и «Яндекс» и Google являются просто субподрядчиками. Для Mail.ru очень важна лояльность собственной аудитории. И они ни с кем не вступают в партнерства, которые могут продвигать другие бренды. Бренд имеет принципиальное значение, и любые партнерства строятся именно на этой основе. Кроме того, Mail.ru разрабатывает собственные поисковые технологии. Давно работает над этим. Я считаю, что поисковые технологии являются абсолютно принципиальными в интернете. Ряд наших проектов развивает это направление, в том числе «Вконтакте», где есть сильный поиск. Этот поиск по сайту по своим параметрам сравним с поиском по всему интернету.

-- Возможна ли его интеграция в Mail.ru?

-- Исключительно на взаимовыгодной бизнес-основе. Но «Яндекс» не является безальтернативной технологией, когда идет речь о Mail.ru.

-- Как вы оцениваете результаты членства проектов DST в РАЭК?

-- Отрасли нужна была ассоциация, которая объединит максимальное количество участников. РАЭК стала такой ассоциацией. И дальше главный вопрос, чтобы работа соответствовала ожиданиям участников этого процесса. Сейчас работа на раннем этапе, идет формирование аппарата. Но отраслевое лобби формируется: идут обсуждения инициатив в сфере авторских прав в интернете, а любая законодательная инициатива должна что-то менять на рынке.

К этому материалу пока нет комментариев, ваш будет первым.
текст ошибки
Давайте дружить
x

Давайте дружить