Регион:
Все
28 июня ‘17
Среда
Москва
2:13
USD
58.88
EUR
65.95
Brent
46.16
Новости партнеров
Самое популярное видео
«Откровения» с Жюльет Бинош, пробуждающие чувственность
«Откровения» с Жюльет Бинош, пробуждающие чувственность
Астрономы проследили гибель звезды в черной дыре
Астрономы проследили гибель звезды в черной дыре
Суд оправдал заммэра Ярославля Донскова по «делу Урлашова»
Суд оправдал заммэра Ярославля Донскова по «делу Урлашова»
ещё

Мортал Комбат реноваций: Лужков против Собянина

текст: Михаил Мельников
опубликовано  7 июн ‘17 18:08
Сергей Собянин
источник: duma.gov.ru
Сергей Собянин

6 июня на подмостках Государственной Думы России состоялся эффектный спектакль, посвященный программе реновации. Солировал мэр Москвы Сергей Собянин, второстепенные роли исполняли приглашенные жители сносимых домов, хором привычно выступал депутатский корпус.

Торопливая эволюция

Темой спектакля было грядущее принятие законопроекта во втором чтении. В первоначальный текст документа было внесено огромное количество поправок, несколько улучшающих положение переселяемых. Это признание того, что реновация в гопническом стиле «Эй, дай закурить! А если найду?» (краткое содержание версии документа, принятой в первом чтении) все-таки не прошла. Отъем материальных ценностей решено обставить красиво. Эволюция от гоп-стопа до наперстков, если угодно.

«Документ гарантирует предоставление жителям снесенных домов квартиры большей площади с отделкой» – заявил Сергей Собянин, и это очень важный момент, вот только в тексте законопроекта таких гарантий нет. Он же заявил, что «57% собственников и нанимателей квартир уже проголосовали по программе реновации на сайте «Активный гражданин» и в МФЦ» – жаль, эти слова мэра никак нельзя проверить, как и вообще любые данные «Активного гражданина».

Как и любой человек, понимающий свою неправоту, Собянин извивался и противоречил сам себе. Одна из приглашенных участниц пожаловалась на «принуждение к голосованию», на что мэр заявил о незаконности голосований, ибо закон о реновации еще не принят. Но он же отрапортовал о том, что «двести старых домов приняли решение участвовать в программе». Создавалось ощущение, что сам московский мэр вообще не рад, что во все это вляпался; он бы, может, и дал задний ход, но приказ о реновации был отдан на гораздо более высоком уровне.

Режиссер, впрочем, на спектакле не появился. Возможно, он расскажет о своем замысле на Прямой линии 15 июня.

Сравнение двух реноваций

Уходящей весной 2017 года не было в Москве более обсуждаемого вопроса, чем «реновация» жилого фонда, проще говоря – проект сноса невысоких многоквартирных домов («пятиэтажек») и постройка на их месте огромных зданий.

Между тем ничего нового в самом по себе сносе пятиэтажек нет: сейчас уже подзабыли, что во время работы Юрия Лужкова на посту столичного мэра город лишился 12 млн из 20 млн квадратных метров в пятиэтажных домах (снесено 1772 дома, переехало порядка 160 тыс. семей). И точно так же освободившееся пространство было застроено 14-17-этажными зданиями. Почему же к лужковской «реновации» (в кавычках, потому что такого слова еще не было в те годы) москвичи относились одобрительно, а против собянинской выходят на митинги?

Качество домов

С момента начала лужковского сноса прошло 18 лет: сорокалетние дома стали почти в полтора раза старше. И все же снесенные на рубеже веков здания уже на тот момент были малопригодны для жилья, поэтому большинство жителей охотно их покидали. Это объясняется грамотным выбором «сносимых серий».

В собянинскую реновацию дома попадают по принципу не износа, а этажности. В одном комплекте под снос идут и «хрущевки», и «сталинки», и дореволюционные здания. У москвичей складывается ощущение, что задача – не улучшить город, а построить побольше квартир. Многие сносимые дома – высокого качества, что далеко не всегда можно сказать о новостройках.

Первый раунд – за Лужковым.

Социальная сфера

Лужковская реновация, безусловно, увеличила нагрузку на социальные учреждения, но одновременно с домами строились и школы, и поликлиники – именно во время замены пятиэтажек высокими домами в школах столицы исчезла «вторая смена». А вот с парковками все стало очень плохо: проектировщики надеялись на программу «народных гаражей», которая провалилась с оглушительным треском.

В проекте нынешнего закона об инфраструктуре сказано крайне туманно. Опыт современной застройки города показывает, что если парковку еще кое-как принимают во внимание, то остальную инфраструктуру застройщики предпочитают по возможности игнорировать. Впрочем, городские власти, думается, приложат усилия для решения этой проблемы.

Второй раунд – равный.

Предсказуемость

При Юрии Лужкове изначально были объявлены серии сносимых домов: любой человек мог узнать, подпадает ли его дом под снос и на какое примерно время этот снос намечен. Иногда решение принималось индивидуально по тому или иному дому.

Современные московские власти непредсказуемы: есть первый список зданий, но известно, что последуют и другие. Кто туда попадет, когда начнутся работы – угадать невозможно. Вместо индивидуального подхода введено понятие «зон реновации», в которых все будет сноситься подчистую.

Третий раунд – за Лужковым.

Уважение к закону

Сейчас сложно сказать, насколько лужковское принудительное отчуждение жилья соотносилось с тогдашним законодательством. Судебных исков по этому поводу было мало; кроме того, Юрий Михайлович писал городские законы под себя и, как правило, выигрывал все судебные дела в своей вотчине.

На данный момент система собянинской реновации попросту антиконституционна: планируется, что граждане сдадут жилье «Фонду содействия реновации жилищного фонда в Москве», а в обмен получат бумажку – обязательство о получении равнозначной компенсации. Между тем статья 35 Конституции гласит о том, что «принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения». Скорее всего, это технический прокол, на который юристы еще обратят внимание, но сам факт такой ошибки говорит о многом. Хватает в законопроекте и других расхождений с законодательством, в основном с Жилищным кодексом.

Четвертый раунд – равный.

Обсуждение факта сноса

Лужковская мэрия не интересовалась мнением жителей домов сносимых серий.

Собянинская мэрия организует голосование через интернет-сервис «Активный гражданин», однако, во-первых, процент воздержавшихся, в пропорциях по общему числу, проголосовавших «за» или «против» зачисляют к согласным. А во-вторых, подсчет голосов в «Активном гражданине», как не раз указывали наблюдатели, абсолютно всегда дает выгодные мэрии результаты.

Пятый раунд – за Собяниным.

Качество возмещения

При Лужкове владельцы сносимого жилья получали квартиры как минимум той же площади: учитывая, что это были новые дома, стоимость новых квадратных метров оказывалась существенно выше, чем старых.

При Собянине главный принцип – кадастровая стоимость жилья, причем ее определяет заинтересованная сторона – город. То есть люди вполне могут получить квартиру меньше метражом: ведь она в новостройке, значит, как бы дороже. Более того, власти уже начали снижать кадастровую стоимость старых квартир.

Шестой раунд – за Лужковым, с нокдауном.

Варианты для переселяемых

«Лужковские» переселенцы получали в среднем три различных предложения: обычно в том же районе, где и жили раньше. В случае аргументированного несогласия собственника чаще всего стороны продолжали искать компромисс.

«Собянинские» переселенцы будут поставлены перед фактом выселение в подобранное для них жилье, без вариантов. Спасибо, сроки ко второму чтению увеличили с 60 до 90 суток.

Седьмой раунд оказывается последним: лужковская реновация отправляет собянинскую в глубокий нокаут. Так обходиться с жителями могут только захватчики. Каковыми и являются большинство представителей собянинской мэрии – люди, биографически никак не связанные с Москвой, и считающие нашу древнюю столицу этаким полем для своих бизнес-экспериментов, с более чем сомнительными выгодами для москвичей.

текст ошибки
Комментарии: 1
сортировать по: дате
вид: свернуть
Давайте дружить
x

Давайте дружить