включая алюмомагниевую шпинель (благородную шпинель без примесей), лейкосапфиры (бесцветные сапфиры), иттрий-алюминиевые гранаты. Отмечено, что эти материалы имеют три области применения – оптическую, конструкционную и ювелирную. Приведены также два патента за №2035434 от 20 мая 1995 года «Способ изготовления искусственной алюмомагниевой шпинели» и №2036185 от 30 мая 1995 года «Способ изготовления искусственной шпинели» (действие патента прекращено 10.02.2004 г.), в которых автором является В. И. Петрик (без соавторов). В описаниях изобретений к патентам в числе авторов указаны бывшие сотрудники ГОИ им. С. И. Вавилова Л. В. Удалова и М. В. Мальцев. По этому поводу ФГУП «НИТИОМ ВНЦ «ГОИ им. С. И. Вавилова» считает необходимым заявить следующее.

Разработка технологии получения высокотемпературных моно-, поликристаллов и оптической керамики велась с 1960 года в Государственном оптическом институте (ГОИ) им. С. И. Вавилова, который являлся головным в области оптического материаловедения. Руководителем работ в этой области был академик Г. Т. Петровский, а работы проводились в отделах кристаллов и оптической керамики 1−го Филиала ГОИ (новое наименование — НИТИОМ). В 1960−1990 годах несколькими коллективами высококвалифицированных специалистов-материаловедов была разработана целая гамма материалов. На способы их получения были получены авторские свидетельства. Свойства многих из полученных материалов опубликованы в каталоге «Кристаллические оптические материалы», М. 1982 (под редакцией Г. Т. Петровского). В каталог были внесены разработанные монокристаллические и поликристаллические материалы, в том числе лейкосапфир, рубин. алюмо-иттриевый гранат, активированный неодимом, и алюмомагниевая шпинель.

Из рассмотрения каталога видно, что уже к 1986 году в результате разработок ученых ГОИ были созданы все те материалы, на создание которых претендует ныне В. И. Петрик. Перспективность применения таких материалов была показана в научных отчетах ГОИ еще в 1960−1979 годах.

К 1989 году 1−й Филиал ГОИ располагал опытным производством указанных кристаллических материалов, которым в настоящее время владеет НИТИОМ. Поэтому заявление на сайте «Золотая формула» о создании упомянутых материалов кем-то в начале 1990−х годов единолично, без использования готовых разработок ГОИ советского периода, не соответствует действительности.

В действительности В. И. Петрик попытался в 1991 году создать опытно-промышленное производство кристаллов, используя разработки ГОИ и предъявляя в различные инстанции опытные образцы, полученные сотрудниками 1−го Филиала ГОИ. Ситуация подробно изложена ниже в записке выдающегося специалиста ГОИ в области выращивания кристаллических материалов, доктора технических наук М. И. Мусатова (см. приложение). На работу в «научный центр» В. И. Петрика были приглашены специалисты ГОИ Л. В. Удалова и М. В. Мальцев, благодаря которым и были получены два патента на имя только В. И. Петрика, основой которых послужили ранее имевшиеся авторские свидетельства. Однако затея с созданием производства в «научном центре» В. И. Петрика провалилась.

Отдельно следует оценить заключение от 1994 года о перспективах алюмомагниевой шпинели, подписанное и. о. директора ГОИ В. И. Пучковым и фигурирующее в заявлениях В. И. Петрика как признание ведущим институтом его заслуг по разработке нового материала. Дело в том, что и. о. директора В. И. Пучков, занимавший эту должность некоторое время в 1994 году после неожиданной смерти директора ГОИ д. т. н. В. А. Ермакова, не будучи специалистом по профильной специальности ГОИ, по существовавшему на то время разделению ответственности не имел права самостоятельно за своей подписью давать заключения по тематике оптических материалов и технологий. Для этого необходимо было иметь заключение НИТИОМ. Но такое заключение отсутствует, т. к. в НИТИОМ материал В. И. Петрика не был представлен (понятно, почему) и НИТИОМ заключения не давал. ГОИ имел право давать справки лишь о спектральных характеристиках материала, что и было сделано. Весь остальной текст заключения может рассматриваться лишь как личное мнение человека, не имеющего ученой степени в области материаловедения, а не заключение головного института. Головным институтом, чье мнение могло быть решающим, в 1994 году мог быть только НИТИОМ. Тем самым, документ за подписью В. Пучкова по данному вопросу должен считаться нерелевантным.

С 1995 года, когда генеральным директором ГОИ стал академик РАН Г. Т. Петровский, до настоящего времени ни один образец керамики или кристалла от В. И. Петрика не был представлен в ГОИ или НИТИОМ для исследования, сертификации или испытания. Из информации на сайте невозможно установить, что образцы, передававшиеся В. И. Петриком на испытания в иные организации, сделаны по какой-то особой технологии. Все характеристики кристаллов и керамики, приписываемые В. И. Петриком своей патентованной технологии, соответствуют свойствам кристаллов и керамики, производившихся в 1−м Филиале ГОИ.

К этому необходимо добавить важное замечание специалистов-материаловедов. Заявка на патент и новая технология высокотемпературного материала – это принципиально разные вещи. Патент получить легко (есть много способов), а новый оптический материал — трудно. Поэтому и не существует в реальности особых кристаллов и керамики В. И. Петрика. Существуют только технологии и оптические материалы, на которые претендует В. И. Петрик, но полученные многолетним трудом советских ученых и технологов 20 лет назад. К сожалению, их достижения еще ждут своего признания в современных условиях.

Однако приоритет ГОИ им. С. И. Вавилова в лице М. И. Мусатова признан американскими учеными. Ведущий специалист США в области создания высокотемпературного лейкосапфира Daniel C. Harris в своей статье «A century of sapphire crystal growth: Origin of the EFG method», опубликованной в Proceedings of SPIE, 2009, Vol. 7425, paper 742525, на стр. 9−12 подробно описывает метод ГОИ получения кристаллов лейкосапфира, указывая на даты разработки и развития метода 1970−1972 год. В статье приведены: фотография разработчика метода М. И. Мусатова, схема установки и фотографии образцов кристаллов.

Если соответствующие ведомства РФ заинтересованы в использовании разработанных перспективных кристаллических оптических материалов и в развитии их производства, то им следует обратиться с предложениями в ФГУП «НИТИОМ ВНЦ ГОИ».

Директор К. В. Дукельский

 

Приложение. — О притязаниях В. И. Петрика на персональные достижения в технологии выращивания кристаллов и в разработке специальной кристаллокерамики

Как следует из многочисленных видеопредставлений В. И. Петрика на телевидении и из документов, размещенных на его сайте в интернете, он претендует на авторскую разработку новейших и высокопродуктивных технологий изготовления искусственных кристаллов – сапфиров, рубинов, изумрудов, гранатов и шпинелей, а также кристаллокерамических изделий. В одном из документов, направленном первому заместителю министра обороны РФ А. А. Кокошину и предлагающем передать достижения В. И. Петрика на «компенсационной основе» российскому государству, имеется ссылка на заключение комиссии с участием «представителя ВНЦ ГОИ им. Вавилова профессора М. И. Муситова». Речь, видимо, идет обо мне, М. И. Мусатове, которому, действительно, хорошо известна деятельность В. И. Петрика в этой области.

Эта деятельность сводилась к перекупке оборудования, технологий и сотрудников Института кристаллографии РАН и ГОИ им. С. И. Вавилова, находившихся в полном упадке в начале 90−х годов. За «чечевичную похлебку» В. И. Петриком были скуплены некондиционные образцы, в том числе и рекламируемой им «броневой керамики» и колпаков для ракет.

Много лет у нас в филиале №1 ГОИ при больших деньгах и многими силами делалась такая керамика. Задача ее изготовления очень непростая. Процесс требует вакуума, высоких давлений и высокой температуры. На это ушли годы. Я как автор техники и технологии метода ГОИ по выращиванию крупных кристаллов лейкосапфира лично занимался и проблемой изготовления из таких кристаллов обтекателей для спецтехники. И у меня, как и у всех подобных специалистов, имелись опытные образцы обтекателей, не прошедших жесткий контроль по качеству или с отклонениями по размерам. Но пришла «перестройка», и все остановилось, а специалисты остались без зарплаты. И тут появляется В. И. Петрик. Под видом перспективы организации производства таких уникальных изделий он выпрашивал указанные образцы керамики и лейкосапфира у наших специалистов якобы для выбивания денег на организацию их производства. Лично я передал ему две бракованные неполированные заготовки таких обтекателей из лейкосапфира. А потом увидел в одной из питерских газет недвусмысленный намек на то, что именно Петрик наладил производство таких обтекателей из кристаллов лейкосапфира. Оказалось, что все наши образцы он выдавал за результат своих собственных «гениальных» разработок в технике и технологии!

Чтобы быть более убедительным, он купил у завода в Луганске 10 экз. печей «Омега», производство которых там было организовано при моем участии (за что я получил от этого завода памятный значок) на основе наших, самодельных печей типа «Гном». Эти десять печей он установил в одном из цехов на заводе «Большевик» в г. Санкт-Петербурге. И даже пытался выращивать на двух из этих печей кристаллы лейкосапфира по методу ГОИ. Но не вырастил ни одного кристалла необходимого качества. А когда он задолжал «Большевику» за аренду помещений большую сумму, владельцы завода выбросили его печи в неотапливаемое подсобное помещение. И Петрик В. И. даже не догадался слить воду из водоохлаждаемых элементов. Пришли морозы, вода замерзла и разрушила корпуса и все элементы печей. Весной Петрик В. И. перевез печи в г. Петергоф на бывший часовой завод. Я был там и видел их плачевное состояние. Из десяти печей Петрику В. И. удалось продать в Ставрополь только два механизма подъема кристаллов. Все остальное превратилось в утиль.

Но мне известно, что еще до этого плачевного финала Петрик В. И. с помощью своих «связей» пытался передать «эти материальные ценности» на баланс государства с непременной материальной компенсацией ему по их первоначальной стоимости. В документе, копию которого я видел, требовалась подпись Виктора Черномырдина.

14.01.2010.

М. И. Мусатов, доктор технических наук