Регион:
Все
29 июля ‘16
Пятница
Москва
5:01
USD
66.11
EUR
73.40
Brent
42.73
Новости партнеров
Самое популярное видео
Фильм Рубена Остлунда о жестоких играх подростков выходит в российский прокат
Фильм Рубена Остлунда о жестоких играх подростков выходит в российский прокат
Audi представила новейший велосипед с мотором
Audi представила новейший велосипед с мотором
«Клуб безбашенных»: в поисках правды или славы?
«Клуб безбашенных»: в поисках правды или славы?
ещё
Монополия на освоение шельфа вредит отрасли
текст: /Infox.ru
опубликовано  1 дек ‘14 14:52
источник: AP Photo/Andrei Pronin

Запрет, введенный Западом на технологическое сотрудничество в нефтегазодобыче, создает серьезные трудности для развития отрасли и является масштабным вызовом для отечественной промышленности. По мнению авторитетных ученых значимость и технологическая сложность стоящих проблем вполне сравнима с атомным проектом прошлого века.

О трудностях в решении задач освоения арктического шельфа, создания импортозамещающей отечественной техники и технологий, обсуждавшихся на 14-м Петербургском энергетическом форуме, рассказал независимый эксперт, преподаватель МАТИ-РГТУ им. К.Э. Циолковского Пьянков Игорь Борисович.

Выступая на 14-м Петербургском международном энергетическом форуме, посвященном разработке высокотехнологичного оборудования для освоения континентального шельфа, академик РАН и секретарь Общественной палаты Евгений Велихов сравнил значимость, масштабность и научно-технологическую сложность брошенного нам вызова с атомным проектом прошлого века. Точнее не скажешь.

И совершенно не случайно среди более чем 280 фирм и организаций, представленных на форуме, фаворитами вместо зарубежных транснациональных гигантов смотрелись лидеры судостроительной ветви отечественного ВПК – «Севмаш», «Рубин», «Малахит» и другие. И в выступлениях многих участников отчетливо слышался нетерпеливый азарт предстоящей атаки.

Дальнейший прирост добычи – это освоение запасов на шельфе и других труднодоступных месторождениях, это новые системы, сопоставимые по сложности и стоимости с космическими, которые мы делать пока не умеем.

И потому второй тезис академика Велихова, прозвучавший на конференции, был столь же емок и образен: масштабные гражданские проекты, такие как освоение Арктики, должны стать как бы «второй ногой» ВПК. Военная тематика – хорошо, но две опоры – гораздо лучше. И действительно, сегодня включение «оборонки» в нефтегазовую тематику – не только возможность проявить себя в рыночной остроконкурентной среде, но и необходимый источник средств все для той же программы вооружений.

Именно представители ОСК и научных центров судостроения проявили наибольшую зрелость в понимании тех задач, которые стоят перед новым «атомным проектом».

ЦКБ МТ «Рубин» строит, пусть пока виртуальную, модель подводного терминала и предложил целый ряд интересных технических решений для добычи углеводородов подо льдом. Отдельные элементы систем добычи и транспортировки отрабатывают и «Малахит», и Крыловский государственный научный центр. Едва ли не с ностальгией вспоминал об эпохе строительства платформы «Приразломная» представитель «Севмаша», забыв, правда, упомянуть, что отечественной платформу все же назвать нельзя, даже с серьезными оговорками.

Сколько на все это потребуется времени и средств? Норвегия, например, на создание эффективных добывающих морских комплексов затратила 15 лет и несколько миллиардов долларов. Нам предстоит пусть и существенно улучшив, воспроизвести то, что уже работает в других странах. Вторыми и даже третьими идти, несомненно, легче. При создании атомной бомбы СССР по сравнению с США в сроках сэкономил в полтора раза, а в деньгах, по разным оценкам раз в пять-семь.

Каким временем мы располагаем? Как заявил представитель «Газпрома», за 10 лет на шельфе необходимо пробурить 50 поисково-оценочных скважин. Нужны морские буровые платформы. И нужны в течение ближайших пяти лет.

И далее: строительство специального флота для освоения Арктики, создание береговых комплексов, строительство судов-газовозов, добывающих морских платформ, отгрузочных и транспортных систем, внедрение инновационных экологических технологий. И на все это – лет 7-10, не более.

Выступление представителя «Роснефти» прозвучало утвердительно-оптимистично: создаются новые технологии обеспечения безопасности бурения, системы буровой защиты, специализированные базы снабжения, логистические схемы доставки грузов и персонала, системы ликвидации разливов нефти, новые схемы эвакуации и спасения. И, наконец, формируется новый судостроительный кластер на базе Дальневосточного центра судостроения и судоремонта, который все это реализует в металле.

Общий итог подвел представитель нефтегазовой промышленности: производственники все сделают, если будут иметь технические решения.

И в этом-то вся проблема! - отметил Пьянков игорь Борисович. Если добытчики говорили о пяти, максимум – десяти, годах. То научно-технические центры осторожно упоминали десять-пятнадцать. Прежде чем получить те самые технические решения, надо создать целую отрасль науки и техники, не на пустом месте, разумеется, но все же.

Если даже отвлечься от того, что на Дальнем Востоке город-сад «Роснефти» придется создавать в условиях острого дефицита кадров; если предположить что нам это чудо «под ключ» создадут южные корейцы, а в Северной Корее мы наберем богатырей-гастарбайтеров, всего комплекса необходимых технологий сегодня просто-напросто не существует! Не то, что в Южной Корее, но и на Западе. И к сожалению этот аспект не нашел должного отражения в выступлениях представителей нефтегазовых гигантов.

Разрыв, и очень серьезный, и временной, и технологический налицо. И на вопрос, а что же делать, когда уже позарез как надо, а ничего в металле, увы еще нет, ответа не прозвучало.

Это первый и очень важный риск. Второй с ним самым тесным образом связан: сырьевикам может элементарно не хватить терпения. Нельзя же строить перспективный расчет исключительно на том, что международная обстановка будет и далее только осложняться, а режим запретительных секторальных санкций станет нормой жизни?

Пока, судя по всему, нет проблем только с одним – с деньгами. Два триллиона обещано «Роснефти», много слов, и совершенно правильных, говорилось и о необходимости специальной государственной программы. И вот здесь кроется еще одна опасность – источник средств и в том и другом случае один - госбюджет. А раз так, то ни о какой «второй ноге» ВПК речи не идет. Нога все та же – государственная, с неизбежными издержками неэффективности управления и коррупции.

Неэффективность любых государственных расходов неоднократно и блестяще подтверждена и в советское время, и в условиях нашей «смешаной» экономики. Распорядители кредитов определены – монополию на шельф имеют «Газпром» и «Роснефть», единственный исполнитель так же с помощью властной вертикали сформируется в виде уже существующей или вновь созданной корпорации, и далее все будет «как всегда». Дело рискует кончиться очередным псевдорыночным «фейком».

Очевидно, что новые месторождения не дадут той рентабельности, на высотах которой мы почиваем сегодня. Только инновационные прорывные решения обеспечат окупаемость гигантских затрат. Ключевые для успеха предстоящего «штурма Арктики» слова прозвучали из уст представителя «отлученного» от шельфа «Лукойла»: для того, чтобы развивались технологии, которых у нас нет, нужны заказчики. И чем больше их, заказчиков, тем лучше. Лучше для всех. Поэтому необходимо снять монополию двух компаний на освоение шельфовых ресурсов.

Чтобы стоять на двух ногах, подытожил Пьянков Игорь Борисович, ВПК непременно нужна третья точка опоры – конкурентная среда, хотя бы в этом гигантском и сложном проекте. Ручное управление, как бы кому не хотелось повторить подвиг Сталина и Берии, в этом случае не сработает.

К этому материалу пока нет комментариев, ваш будет первым.
текст ошибки
Давайте дружить
x

Давайте дружить