11:49
Москва
24 августа ‘17, Четверг

Ненадежная дружба или зачем Россия платит Эрдогану?

Опубликовано
Текст:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Специалисты Оксфордского института энергетических исследований проанализировали ситуацию вокруг многострадального газопровода «Турецкий поток». Их выводы вкратце приводит «Лайф»: газопровод не будет загружен полностью, к тому же наши турецкие партнеры ищут другие варианты газоснабжения.

Английское предупреждение

Единственная нитка «Турецкого потока» способна перекачивать 16 млрд кубометров в год, тогда как уже в 2020 году заработает газопровод TANAP из Азербайджана со стартовой мощностью 10 млрд кубометров и планируемым расширением до 31 млрд кубометров к 2026 году.

Общие потребности Турции оцениваются в 46 млрд кубометров в год, и есть государственное решение о снижении этого объема. А Азербайджан – абсолютно необходимый туркам союзник на тревожных восточных рубежах. И при прочих равных Турция вполне может предпочесть более дорогой азербайджанский газ. Тогда Россия рискует остаться, по сути, с пустой трубой вместо бойкого потока.

История проекта

Идея «Турецкого потока» возникла после того, как Евросоюз начал откровенно «динамить» уже утвержденный «Южный поток» – через Черное море из Анапы до болгарской Варны, а далее по южному (Греция — Италия) и северному (Сербия — Венгрия — Австрия) направлениям. Сами по себе болгарские товарищи ничего не имели против нового газопровода за русский счет, но в Брюсселе решили, что санкции распространяются даже на подводные трубы. Президент России Владимир Путин тогда прокомментировал этот отказ так: «Раз Болгария не может вести себя как суверенное государство, раз у нее есть другие обязательства, это не наше дело».

«Газпром» быстро сориентировался и договорился с турецким руководством в лице Botas Petroleum Pipeline Corporation о новом маршруте: выход труб из моря был перенесен из Болгарии в Турцию, в деревню с фееричным названием Кыйыкёй.

Оттуда, уже по суше, поток должен протянуться до Греции, где зона ответственности «Газпрома» заканчивается на крупном газовом хабе для Южной Европы. Менее удобный, чем «Южный», но вполне адекватный ситуации поток, тем более что в перспективе его можно продлить на север в обход несчастной Болгарии.

Главной целью России было обойти крайне нестабильную Украину, решив тем самым сразу две задачи: избежание ненужных рисков и лишение украинского руководства транзитных прибылей (до 2013 года они составляли 9% доходной части бюджета страны).

В обмен на спасение южного проекта Турция просила совсем немного: полное финансирование проекта российской стороной и хорошую скидку на газ (в 2015 году речь шла о 10,25%; сейчас оксфордские специалисты пишут о тех же 10% разницы в цене между русским и азербайджанским газом).

Стоимость всех четырех ниток изначально оценивалась в 32 млрд долларов – 15 млрд на уже построенную российскую часть, 15 млрд на подводную часть и 2 млрд на турецкую.

Но после первого обострения отношений России и Турции (из-за случайных вторжений российских военных самолетов в турецкое воздушное пространство) «поток» внезапно стал иссякать: четыре нитки превратились в две, а затем и в одну. Глава «Газпрома» Алексей Миллер пояснил, что практичнее было запустить две дополнительные нитки по уже готовому «Северному потоку»: проще говоря, враждебной евросоюзовской Германии государственная корпорация доверяет больше, чем дружественной нейтральной Турции. Парадоксально, но разумно.

Но грянули всем известные события: сбитый самолет, ненависть на государственном уровне, запрет на отдых и импорт; затем вымученные извинения Турции (которых никто не видел), лобызания в десны, стратегический союз; и снова конфликт, «помидорные споры», новое примирение… И, к сожалению, вместе с этими событиями каждый раз менялись и планы на «Турецкий поток», причем меняла их все время Турция: заинтересованность России оставалась постоянной.

На очередном витке доброжелательности к России турки, наконец, ратифицировали соответствующий законопроект – и 7 мая 2017 года началось строительство морского участка газопровода. На российской территории и российскими же силами.

Строим и судимся

Сообщая об этом позитивном факте российскому народу, СМИ, правда, забыли упомянуть об одной детали: в эти же дни в Стокгольмском арбитражном суде идет разбирательство по иску упомянутой турецкой Botas Petroleum Pipeline Corporation (и других импортеров, но речь не о них) к «Газпрому» по поводу «справедливой цены на газ».

То есть мы строим для Турции газопровод, а Турция в это время через суд выбивает у нас дополнительные скидки. С пустой трубой, как грозят англичане, мы не останемся – Греция и Италия с удовольствием будут покупать наш газ, – но турки способны шантажировать своим транзитом не хуже Украины. Встает вопрос: почему Россия терпит такие унижения от пусть и достаточно крупной, но все же периферийной страны?

В замечательной пьесе Эжена Скриба «Стакан воды» мудрый лорд Болингброк говорит: «Если большое государство хочет завоевать маленькое, и для этого нет никаких препятствий, то маленькое государство погибло. Но если другое большое государство захочет сделать тоже самое, то у маленького государства уже появляется шанс на спасение. Большие государства сделают все возможное, чтобы помешать друг другу, и в этом заключается счастье для маленького государства».

Ошибка России заключается в том, что она воспринимает Турцию как большое государство, к которому надо относиться всерьез. Тогда как Реджеп Эрдоган – типичный носитель психологии маленького царька. Он повернется в ту сторону, в которую на данный момент выгоднее, к тем, кто больше даст. Никакой самостоятельной внешней политики у нашего юго-западного соседа нет – все усилия турецкого президента направлены на сохранение власти в собственной стране. Фактически мы платим флюгеру за то, чтобы он показывал нужное нам направление ветра – странноватая затея, потому что как только ветер переменится, он сдует все достигнутые договоренности.

Гибридный союз

Экономический и даже военный союзы между Россией и Турцией вполне возможны. Но они могут быть построены лишь по одному из двух типов.

Первый – Турция, безусловно, признает себя младшим партнером под опекой и защитой партнера старшего. Примеры – отношения Великобритании и США, Белоруссии и России.

Второй – Турция становится равноправным партнером, перестает шантажировать судами и требовать скидок, а вместо этого участвует в выработке и реализации долгосрочной стратегии взаимодействия. Примеры – отношения Германии и Франции, Австралии и Новой Зеландии.

Сейчас же мы наблюдаем странную помесь: амбиции у Турции взрослые, а поступки – детские. Анкара ведь даже не скрывает, что намерена заработать максимум на поисках Россией новых союзников. Антироссийская риторика сменяется там пророссийской каждые полгода, в зависимости от внутриполитических нужд, которые, повторимся, для Эрдогана безусловно приоритетны. Ему нужны не отношения с Россией, а дешевый газ, который позволит снизить тарифы для населения и повысить свою популярность.

По большому счету, со стороны президента Турции это правильный, патриотичный подход. Но почему его оплачивает Россия?..

Да потому что мы уже создали себе репутацию спонсора для всех, кто согласен назваться союзником. К сожалению, у страны, которая привыкла покупать поддержку, практически нет шансов на дружбу искреннюю, не по расчету. Пришедшая из 1990-х убежденность в том, что можно купить все на свете, дорого обходится России.

Реклама


Мы рекомендуем

24.8.2017, 10:59
Фигурант «болотного дела» Иван Непомнящих, осужденный за участие в массовых беспорядках и применение насилия к представителю власти, вышел на свободу.
24.8.2017, 9:54
Президент США Дональд Трамп неоднократно выражал недовольство в беседах с сенаторами законопроектами, касающимися России.

Реклама