20:41
Москва
23 августа ‘17, Среда

Итоги стабильности: Китай окончательно отобрал Шелковый путь у России

Опубликовано
Текст:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

В Пекине завершился международный форум «Один пояс – один путь». Лидеры 30 государств приняли итоговое коммюнике, в котором рассказали, что все они очень хотят помогать международной торговле Китая, для развития которой необходимо создать новые транспортные коридоры на суше и на море. Масштаб рассмотренных проектов – 21 трлн долларов США только на строительство и сопутствующие работы.

Надо оговориться, что Шелковых путей будет несколько, вопреки лукавому китайскому девизу «Один пояс и один путь». В состав Пояса войдут три трассы: северная (которая нас и интересует), центральная (к странам Персидского залива) и южная (через Индокитай к островам Индийского океана). Но северный маршрут – безусловно, главный, так как ведет в богатую Западную Европу с полумиллиардом потребителей китайских товаров.

Маршрут предполагает создание высокоскоростных железнодорожных магистралей (ВСМ) и соответствующей инфраструктуры. Китайцы в этом большие мастера: в Поднебесной построено примерно 16 тыс. км подобных дорог. Это примерно на 16 тыс. км больше, чем на территории России, между прочим, в самой большой стране мира.

Десять русских негритят

Если посмотреть схемы Шелкового пути различных лет и вспомнить публикации на эту тему, мы увидим, как последовательно сокращается участие России в данном проекте, как китайские друзья оттирают нас от своего бизнеса.

1. Первоначальная идея. Один из основных вариантов – вхождение в Россию в Восточной Сибири, через Монголию. 7–8 тыс. км через нашу страну. Иркутск, Красноярск, Кемерово, Новосибирск, Омск, Тюмень, Екатеринбург, Челябинск, Уфа, Казань, Нижний Новгород, Москва. Далее в Европу через пестрый Киев (идея 2013 года) или аскетичный Минск (более поздний вариант). Но на такой идеальный для нас расклад шансов изначально было мало: Китай никогда не горел желанием вкладываться в развитие наших территорий, тем более, что наши великие стратеги в правительстве и сами этим не занимались, предпочитая в годы нефтедолларового благолепия, строить стадионы и покупать себе яхты с дворцами.

2. Поэтому российские инженеры и политики предложили самый, казалось бы, реалистичный вариант: вхождение в Россию на Алтае (через границу с Китаем, минуя Монголию) через Барнаул и Новосибирск. 5-6 тыс. км по нашей стране.

Китайцы вежливо изучили этот вариант и предложили его модернизировать. Их проект предполагал вхождение в Россию на Урале, через Казахстан. 3–4 тыс. км через нашу страну. Челябинск, Уфа, Казань, Нижний, Москва. Возможно было также ответвление на Екатеринбург и Тюмень. Как видим, города исчезают из проекта один за другим, как те негритята из старой считалочки. Но и это еще не все.

3. Современный вариант Шелкового пути, на презентации которого только что играл на рояле президент России Владимир Путин, предполагает вход в Европу вообще мимо России – через Стамбул! Далее, так и быть, одна из веток через Киев и Брянск пройдет в Москву, а оттуда – обратно на запад по маршруту Минск – Варшава. При этом строительство ВСМ Пекин – Алма-Ата – Москва по второму варианту не отменено, но оно больше не связано с Шелковым путем, то есть с участием в транзите миллионов тонн грузов ежегодно.

Когда в проекте третий город России Новосибирск заменяется примерно семидесятым, Брянском (при всем уважении к этому городу), – становится понятно, что «что-то пошло не так». Что же именно?

Много мелких рисков и один большой

Поставьте себя на место китайских товарищей. Они – главные выгодоприобретатели, но и главные инвесторы амбициозного проекта. Основные риски также падают именно на них. Ни одна из участвующих в нем стран не будет работать самостоятельно, со всеми придется договариваться. Встает вопрос, как лучше провести основной маршрут до Западной Европы – через 2–3 государства или через 10–15?

В каждой избушке свои погремушки: смута в любой из стран проекта может привести к перекрытию ВСМ и остановке всего товарного потока. Поэтому кажется логичным работать напрямую с Россией (может быть, через дружественную Монголию) и ее верным союзником Белоруссией. Пекин, Москва, Минск – и мы уже в Евросоюзе!

Но китайцы, внимательно рассмотрев этот вариант, отказались от него и предпочли работать со всем пестрым комплексом государств южнее России. Современный «северный» путь – это Казахстан, Киргизия, Узбекистан или Таджикистан, Туркмения, Иран, Ирак, Турция, Болгария, Румыния, Украина.

Дорога пройдет в том числе и через курдские территории, где того и гляди появится новое государство с непонятным режимом. Совсем близко трасса и к полям сражений с запрещенными в России и Китае структурами Исламского государства. Это, конечно, дает определенную экономию (Северный и Центральный путь совпадают на большей части маршрута), но потери на обеспечении безопасности заведомо будут больше.

Тем не менее вот этот разнородный, хаотичный, взрывоопасный калейдоскоп в Китае считают более надежным и выгодным, чем путь через Россию. Причем с каждым годом это убеждение лишь крепнет – и вместе с ним нашу страну лишают очередных тысяч километров пути.

Китай не верит в Россию

А что этот путь дал бы России? Предыдущий глава РЖД Владимир Якунин, деятель неоднозначный, но безусловно умный и по-своему харизматичный, говорил в 2013 году: «Могу сказать, что даже если мы возьмем 1% от внешнеторгового оборота – а это грузы между Азией и Европой, – то это составит для железнодорожников России (только для железнодорожников! – Ред.) огромную сумму, превышающую 6 или 7 миллиардов долларов. Естественно, что мы все боремся, и европейские железнодорожники, и азиатские, за то, чтобы этот объем увеличивался... Я думаю, что с учетом высокоскоростного сообщения эта процентовка будет изменяться, и мы свою долю рынка этого возьмем».

Якунин ведет сейчас сытую жизнь богатого пенсионера-потребителя, а его невзрачный преемник Олег Белозеров госпитализирован в Китае на той самой встрече по «Шелковому пути», где России оставили самый бесперспективный его огрызок. Нет, не сердечный приступ из-за кошмарного геополитического провала сразил президента РЖД – всего лишь аппендицит.

Хотим мы этого или нет, но Пекин ясно дал понять: он не видит в России будущего. Для Си Цзинпина и его товарищей Россия – хронически бедная страна с непредсказуемой политикой и неуважаемым руководством (с теми, кого уважают, так не поступают).

Символично, что оглашение решений Китая совпало с началом программы реновации в Москве – законного отъема частной собственности у населения. Люди, уверенные, что Кремль всегда прав, могут разглядеть здесь как раз опасения Китая – дескать, Киргизия-то, в отличие от России, против восточного соседа не пойдет никогда и на его собственность не посягнет. Но нет, не боится Китай – риски неадекватных действий власти или революционных взрывов в Иране и Турции куда выше, чем в России, однако там Путь все же пройдет.

Все это вызывает двойственные чувства. С одной стороны, не пристало России цепляться за транзитный заработок: все помнят неприличные стенания Украины и Словакии, которые теряли деньги от прокачки чужого газа по чужим трубам. С другой – нам остро нужны точки развития, и если мы сами не в состоянии их создать за пределами военной промышленности, то почему бы не принять чужую помощь? Но нет – помощи не будет. Как-нибудь сами.

К сожалению, Россия молча как бы не заметила очередной нож в спину со стороны партнеров. Ни одного громкого заявления, ни одного разрыва контракта, ни одного запрета экспорта китайских товаров от угодливого Роспотребнадзора.

Проглотили. Решили, что отделались аппендицитом.

Реклама


Мы рекомендуем

23.8.2017, 20:26
Эксперт по криптотехнологиям Петр Сухой, полагает, что потенциальные опасности блокчейна, изложенные в статье Влада Замфира преувеличены и противоречивы.
23.8.2017, 17:8
Первый вице-премьер России Илья Шувалов пообещал, что власть займется развитием криптовалют, не забывая про вопросы безопасности.

Реклама