20:33
Москва
16 августа ‘17, Среда

Встреча G20: Путину и Трампу не о чем разговаривать

Опубликовано
Текст:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

7–8 июля состоится встреча глав государств так называемой G20 – группы влиятельнейших стран мира. На ней впервые встретятся президенты России и США Владимир Путин и Дональд Трамп. Правда, проблем в отношениях между странами накопилось столько, что коротким разговором их никак не решить.

Но огорчаться незачем. Хотелось бы, конечно, запереть двух руководителей в уютное помещение, как епископов на выборах папы, – и не выпускать, пока не договорятся. К сожалению, этот метод не сработает.

Мы не договоримся никогда. Ни при каких обстоятельствах – если, конечно, договоренностями считать именно взаимовыгодные соглашения, а не капитуляцию одной из сторон.

Столь категоричное суждение, безусловно, требует аргументов. Что ж, попробуем их представить.

На гамбургской встрече главным образом будут рассматриваться вопросы «укрепления мирового товарооборота, углубления международной торгово-экономической интеграции, будущего ВТО». В этом контексте вообще непонятен смысл присутствия там России. Какой у нас товарооборот, все знают: продаем мы углеводороды, химию, оружие, зерно, а покупаем – милостиво, не у всех – все остальное. Торговое сальдо при этом стабильно положительное, то есть зависимость от экспорта у России не так велика, как многим хотелось бы это представить.

Невозможность диалога

Давайте представим, о чем вообще могли бы говорить Путин с Трампом.

1. Смягчение торговых барьеров, отмена санкций против российских предприятий и наших «контрсанкций». Америке, как ни парадоксально, это нужно гораздо больше, чем России: это они работали на нашем товарном и корпоративном рынке, а не мы у них. Сейчас мы хоть как-то зашевелились с поддержкой производства и несырьевого экспорта, снятие санкций, то есть легкий доступ к длинным дешевым деньгам, убьет эти инициативы. Чем дольше Конгресс будет проявлять принципиальность – тем больше мы успеем сделать.

2. Вопрос территорий – болезненный для России, которая приобрела Крым и имеет прямое или опосредованное отношение к ситуациям в Абхазии, Южной Осетии, восточной Украине, Приднестровье и Нагорном Карабахе. Каждая из этих территорий имеет свои особенности, но ни до одной из них не должно быть никакого дела Соединенным Штатам – стране, фактически оккупировавшей всю Западную и Центральную Европу. Обсуждать это с Вашингтоном – бессмысленно. Решать вопрос о независимости или государственной принадлежности данных республик должно только их население – и никто иной.

3. Вопрос «русских хакеров»™. Возможно данные товарищи действительно существуют и обладают высочайшей квалификацией. Но одна из многих особенностей сетевой жизни состоит в том, что доказать причастность государства к тем или иным операциям просто невозможно. Капитолий хочет, чтобы Кремль покаялся в кибератаках – тупик, этого не будет никогда. Кстати, по сути хакеры принесли западным странам лишь пользу, раскрыв местному населению глаза на некоторые особенности граждан, которые баллотировались на высшие посты.

4. Энергоносители. Если до недавнего времени США и Россия находились по разные стороны баррикад в ценовом противостоянии (покупатель сбивает цены, продавец их взвинчивает), то сейчас, с активизацией добычи на американских месторождениях, борьба пойдет за рынки сбыта. Тут Россия находится в заведомо проигрышном положении: США могут просто приказать той или иной стране покупать нефть и газ у нужного поставщика. Мало кто в мире окажется способен ослушаться. Договариваться, таким образом, просто не о чем – России все равно придется предоставлять особые скидки, чтобы сохранить или завоевать клиентов (мы так уже поступаем на рынке зерна).

5. Сирийский вопрос. США хотят, чтобы Россия ушла из Сирии, Россия не хочет видеть там американцев. Было зафиксировано несколько попыток компромисса, но все они провалились. Заметим, однако, что Россия не лезет на те территории, где наводят законность и порядок американцы – в частности, в Афганистан. Хотя ударить тяжелыми боеголовками по местным маковым полям и трудящимся там декханам значило бы спасти жизни и здоровье миллионов россиян на несколько поколений вперед.

6. Внутриполитические дела России, права человека. В нашей стране – как и почти в любой – действительно происходит много мерзости, но решать эти проблемы мы должны сами. Даже обсуждать это с заокеанскими друзьями бессмысленно.

Проще говоря, общих тем у президентов двух государств сейчас не существует.

Недопрезидент Трамп

Несомненно, что какая-то встреча будет – надо же мужикам познакомиться. Конечно, они обменяются взглядами на ряд любезно подготовленных референтами проблем. Поговорят о погоде в Гамбурге и изменениях климата. Посоревнуются в остроумии перед журналистами. Но на деле американо-российские отношения близки к тупиковым. И усугубляет эту ситуацию еще два аспекта.

Стиль работы. У российского лидера и его западных коллег совершенно разный подход к самой сути переговоров. Западные политики придерживаются традиций публичной политики: самое главное – это сказанное прилюдно, это прописанное в договоре, именно этими словами будут потом оперировать оппоненты. В России же считают, что уговор дороже денег, а деньги любят тишину: кулуарные беседы для Путина заметно важнее высказываний перед телекамерами. В этом смысле Трамп – опытный, циничный и весьма неразборчивый в средствах бизнесмен – и как знать, каким именно окажется смысловой разрыв между кулуарными и протокольными договоренностями президентов.

Масштаб полномочий. Трамп – самый безвластный, самый уязвимый среди мировых лидеров. Поддержка в собственной стране у него крайне мала. Если бы нам и было о чем договариваться, то диалог следовало бы вести с Конгрессом, а не с Трампом. Конгресс настолько готов объединиться против эксцентричного президента, что любое резкое решение Трампа может привести к его импичменту. А те или иные «уступки» России – это, безусловно, весьма значимый шаг, который в США будет однозначно воспринят как благодарность Кремлю за «помощь на выборах».

Выбираться из утомительного противостояния, безусловно, надо – и это будет осуществлено когда-нибудь именно через взаимные уступки. Но сейчас Россия не готова к началу торговли – просто потому, что мы, будем честны, слишком слабый партнер, наша экономика хрупка, социальная стабильность разрушается, внутренние проблемы растут. В таких условиях любой торг приведет к диалогу волка с ягненком из известной басни Крылова.

Для того чтобы диалог был равноправным, России необходимо укрепиться. Это должно быть сделано как через внешние связи (китайско-российское сотрудничество выглядит весьма перспективным; традиционно хороши и наши связи с Индией), так и – в первую очередь – через решение внутренних проблем. Развитие предпринимательства, снижение налогов, сокращение чиновничьего аппарата, чистка насквозь коррумпированной судебной системы – все рецепты национального преуспевания Кремлю известны.

А вот почему там не хотят этими рецептами пользоваться – другой вопрос. Трамп за нас наши проблемы не решит.

Реклама


Мы рекомендуем

16.8.2017, 18:57
Геологи добурились в Антарктике до рекордно древнего льда возрастом 2,7 млн лет. Пузырьки газа, вмурованные в лед, позволили выяснить, каким был состав атмосферы Земли в начале очередного оледенения.
16.8.2017, 18:23
Социолог Надежда Захаренко поставила диагноз решениям властей, ведущим к разрушению системы общедоступной медицинской помощи.

Реклама