20:36
Москва
17 августа ‘17, Четверг

В мировой прокат выходит новый фильм Никиты Михалкова - Солнечный удар

Опубликовано
Текст:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Сегодня в Белграде (Сербия) состоится мировая премьера нового фильма Никиты Михалкова "Солнечный удар" снятого по мотивам произведений Бунина. После Белграда фильм приедет в Россия - в эти выходные премьера пройдет в Крыму, а 9 числа фильм выйдет в российский прокат. О том, почему мировой прокат начался именно в Белграде и как проходили съемки фильма Михалков рассказал в своем интервью в КП.

«Солнечный удар» - путешествие из Белграда в Москву

- Никита Сергеевич, страна замерла в ожидании, и вдруг такой сюрприз. Поясните, почему Белград, Сербия? Вы не боитесь, что вас могут обвинить в «непатриотизме»?

- Нет, не боюсь. Скажу больше, это наш осознанный выбор. «Солнечный удар» - картина, безусловно, историческая, свою историю забывать нельзя. Иногда, чтобы увидеть будущее, надо пристально вглядеться в прошлое. Сербский народ в тяжелую годину для нашей Родины, только что пережившей две революции и еще не пережившей Гражданскую войну, протянул руку братской помощи русским эмигрантам в знак признательности нашему Отечеству. К середине 1920-х годов в Сербии нашли пристанище около 40 тысяч беженцев из России. И сегодня там помнят этот период нашей общей истории гораздо лучше, чем в России, к сожалению. В Сербии хранится много русских святынь, которые в равной степени чтимы как потомками белоэмигрантов, так и коренными сербами, которые не делят историю на свою и чужую. Без этих святынь не может быть до конца осознана и наша российская история. Знаете, в Белграде есть место, которое мне особенно дорого - это русская церковь Святой Троицы, построенная на средства эмигрантов из России. Там покоится прах Петра Николаевича Врангеля, главнокомандующего Вооруженными силами Юга России. Премьера фильма, к которому я шел почти 40 лет, событие для меня не просто важное, но и очень личное. Это как день рождения - день рождения фильма. А дни рождения обычно люди празднуют с друзьями. Уверен, что Сербия - это страна друзей, где, надеюсь, моя картина может быть понята и принята.

- Вслед за мировой премьерой последует российская. И опять вопреки правилам не в столице, а в Крыму.

- «Солнечный удар» - картина в том числе про то, как уходили в эмиграцию десятки тысяч русских людей. Уходили они и из Крыма. Вспоминаются строки Николая Туроверова, замечательного казачьего поэта, современника и участника описываемых событий: «Уходили мы из Крыма/Среди дыма и огня./Я с кормы, все время мимо,/В своего стрелял коня». Картина совершает как бы обратный исторический путь - из Сербии в Крым, из Крыма в Москву. Сегодня мы можем сказать, что изгнанники наконец возвращаются. Все это глубоко символично. В Крыму фильм покажем сначала в Симферополе, затем в Севастополе, где находится знаменитая Графская пристань, от которой отчаливали последние корабли с русскими офицерами, солдатами и казаками. Но и в Москве будет премьера - 7 октября в кинотеатре «Октябрь», а 9 октября «Солнечный удар» выйдет в широкий прокат.

- Вопрос не политический, хотя без политики сегодня никак. Что для вас Крым? Какие ассоциации связаны с полуостровом?

- Это мое детство - Коктебель, «Артек», где я один раз побывал, незаслуженно совершенно, честно говоря. Туда отправляли отличников, а я им никогда не был. По большому счету Крым - это Мекка русской художественной интеллигенции. Вся богема из Москвы, из Петербурга перекочевывала летом и в бархатный сезон именно в Крым. Достаточно перечислить некоторые имена, которые сразу ассоциируются именно с Крымом: Бунин, Чехов, Горький, Шаляпин, Волошин… Крым стал для меня олицетворением той самой блистательной, деятельной и одновременно расслабленной атмосферы русской богемы. Кроме того, Крым - это великая воинская слава, это место, за которое пролито столько русской крови. В течение нескольких веков то и дело на Крым посягали то турки, то англичане, то французы. Кроме того, по одной из версий, Крым - это место крещения Великого князя Владимира. Он крестился здесь, в Херсонесе, который располагался в границах городской черты современного Севастополя. А для меня как режиссера Крым вообще место святое. Именно в Крыму зарождался русский кинематограф. Первая русская полнометражная кинопостановка - «Оборона Севастополя», снятая в 1911 году Ханжонковым и Гончаровым. Здесь же, в Ливадийском дворце, картину посмотрел император Николай II. Здесь Ханжонковым организована первая русская киностудия, ставшая основной базой для огромного количества прекрасных советских, а потом российских картин. Здесь снимались такие картины, как «Человек-амфибия», «Пираты XX века», «Дети капитана Гранта», «Солярис», и многие другие. Это настоящий рай для кинематографистов - много солнечных дней, поля и горы, леса и море, реки и водопады, бескрайние степи. Я считаю, что Крым по праву должен вернуть себе славу одного из главных центров российского кинематографа.

Бунин как повод

- О вашем новом фильме по мотивам произведений Ивана Бунина начали говорить задолго до его премьеры. «Солнечный удар» - фильм долгожданный и ожидаемый. Однако Бунин у каждого свой, и зрители в оценках фильма будут, конечно, пристрастны. Впрочем, пристрастен был и сам Бунин, его резкость, непримиримость, неуживчивость и бескомпромиссность в суждениях во многом сделали его славу. Основной вопрос: почему Бунин? Почему именно его произведения вы выбрали для своего нового художественного высказывания? Неужели творчество Бунина - лучший материал, на котором можно разобраться, как все это случилось?

- Я допускаю, что некоторые люди ищут ответ на этот вопрос в творчестве Ивана Шмелева, например. Его «Солнце мертвых» - великий материал о времени Гражданской войны. А «Лето Господне» - замечательное произведение о дореволюционной России. Меня же поразило, насколько Бунин разный. В легком, летящем, абсолютно неосязаемом рассказе «Солнечный удар» он один, а в «Окаянных днях» Бунин уже совершенно другой - оскорбленный, униженный революцией, восставший против нее, испытывающий страстную ненависть к той части интеллигенции, которая мгновенно повелась на новые посулы и нацепила банты. Меня поразил этот Бунин, эта частная история, этот перелом, который суждено было пережить именно этому человеку. Что до замысла фильма, то история эта началась в 70-е годы. Замечательный киновед Владимир Дмитриев, к сожалению, ныне покойный, подошел ко мне как-то и сказал: «Сними «Солнечный удар» и, если у тебя это получится хотя бы на 30%, считай, что ты режиссер».

Я перечитал «Солнечный удар» и понял, в чем дело. То, что так неуловимо написано на бумаге, как будто акварелью, практически невозможно перевести на язык кино. Идея меня захватила, я подал заявку, впрочем, без всякой надежды, что ее когда-нибудь одобрят. Это было 37 лет назад, можете себе представить, что значит разрешить экранизировать Бунина в то время... Но с тех пор мысль о «Солнечном ударе» жила во мне и со мной. Время шло, менялось многое вокруг, менялся я сам. За эти годы я читал, изучал Бунина и все, что с ним связано. В результате возникла идея соединить того неуловимого, летящего, светлого Бунина из «Солнечного удара» с Буниным «Окаянных дней». Бунинские дневники - это очень жестокий и очень правдивый материал, в котором Бунин не щадит никого, в том числе и себя. Невероятное одиночество и безысходность вопиют со страниц дневника. Он оказывается один на один со временем, которое за секунду может превратить все его таланты, помыслы, мечты в прах. Это все действительно очень трудно передать, но достойно того, чтобы этим заниматься.

- Ваш фильм - не экранизация, картина создана по мотивам, что подразумевает свободный подход к тексту. В какой степени «Солнечный удар» ваша личная интерпретация «Окаянных дней»?

- Совершенно правильно поставлен вопрос. Фильм «Солнечный удар» создан по мотивам произведений Бунина. Я убежден, что экранизировать нужно не произведение, а автора. Так у нас с Сашей Адабашьяном было и с Чеховым в фильме «Неоконченная пьеса для механического пианино», и с Гончаровым в фильме «Несколько дней из жизни Обломова». Здесь нас тоже интересовал в первую очередь сам Бунин, человек, который, с одной стороны, пишет «Солнечный удар», а с другой - бескомпромиссные, жесткие записки «Окаянные дни». Интересно, что рассказ «Солнечный удар» был написан в 1925 году, то есть после «Окаянных дней» и много позже описываемых в рассказе событий. Такой высоты чувства можно было достигнуть только через осмысление потерянного. «Что имеем - не храним, потерявши - плачем» - это был действительно лейтмотив большинства литературных произведений, написанных в эмиграции. Конечно, в моей картине многое остается между строк, многое взято из других произведений, атмосферных, чувственных вещей. Когда вместе с Владимиром Моисеенко, к сожалению, ныне ушедшим из жизни, мы начинали писать сценарий, мы «обчитывали» время со всех сторон. Это и исторические материалы, и мемуары участников Гражданской войны, Белого движения, научные исследования. Материал нас буквально захлестнул и шокировал. Это такой силы и правды свидетельства, что мы просто лишились дара речи! Как, например, вам фраза из гимназического сочинения на тему «Как ты воспринимаешь революцию»? Девочка пишет: «Хочется есть и пахнет мертвыми» - вдумайтесь только, что ворвалось в жизнь страны… Потом мы много читали Шмелева. Кстати, сцена с павлином в начале фильма - это из Шмелева. В какой-то момент мы поняли, что глубокое погружение в исторический материал лишило нас объективности. Когда я прочитал первый вариант сценария, я понял, что не должен это снимать. Мы продолжили работу уже с Александром Адабашьяном - переработали сценарий, постарались не разделять героев на черных и белых, хороших и плохих. Мы говорим о соединении противоположностей в каждом человеке, о том, что у каждого своя правда. Только как точно знать и как ее постигать, эту правду?

- Когда вы работали над картиной, у вас был ответ на главный вопрос: как все это случилось?

- Да, конечно. Его нельзя сформулировать как ответ, конкретную рекомендацию. Как говорил Чехов, у каждого счастливого человека за дверью должен стоять кто-то с молоточком, который будет стучать ему о чужом несчастье. С героями фильма произошло то, что происходит с людьми, у которых нет за дверью этого молоточка. Другая часть ответа заключается в том, что человек есть не средство, а цель. На него не просто нужно смотреть, его нужно видеть, с ним надо разговаривать.

К вопросу об исторической правде

- Известно, что история представляет для вас не праздный интерес. Вы изучаете историю давно и глубоко. Ваши циклы документальных фильмов «Русский выбор» и «Русские без России» не раз с успехом прошли по телевидению и для многих стали откровением, открытием темы Гражданской войны, Белого движения и первой волны эмиграции. Историческая достоверность в художественном кино - это вопрос отдельный. Насколько вы следуете исторической правде? Что она для вас применительно к художественному произведению? Фильм «Солнечный удар» исторически достоверное произведение?

- Абсолютно. Я хочу следовать исторической правде, и мы все делаем, чтобы ей следовать. У нас есть консультанты по костюму, консультанты по быту, консультанты по музыке, консультанты по этикету и так далее и так далее. Другой разговор, что иногда есть вещи, которыми можно пожертвовать ради психологической и художественной достоверности. Самое главное знать, ЧТО ты нарушаешь. Нарушение должно идти не от серости, а от ЗНАНИЯ. Мне скажут, что Землячка и Бела Кун не были в Одессе, где мы снимали часть картины. Это так, но у нас нигде и не сказано, что действие фильма происходит в Одессе. В титрах написано: «Ноябрь, 1920 год, юг России». А лестница, ну мало ли где еще такая лестница есть. Мы даже стерли памятник Дюку. Меня ругали за предыдущие картины - считали звезды на американском флаге, пуговицы на юнкерских мундирах. Допускаю, что подобные досадные неточности могут оскорбить чье-нибудь эстетическое чувство, но в то же время хочу сказать, что за пуговицами можно проглядеть главное.

- Известно, что художники - люди мистически настроенные. Во время съемок случалось ли что-то такое, что поддерживало вас?

- Многое. Начиная с выбора актеров, который проходил с огромным риском. Мы сделали ставку на людей неопытных, неискушенных, не владеющих мастерством в достаточной степени. И, как мне кажется, не прогадали. Некоторые удивительной красоты сцены были сняты как будто бы случайно. Например, мы снимали финал. А погоды нет - туман. Я вижу - пароход белый, туман белый, актриса, светло-голубой прозрачный шарф… снимать нечего. Я говорю: а поставьте Вику на корму корабля, дайте ей бинокль. Поставьте две камеры, пусть корабль уплывает, а она пусть стоит. Она просто смотрела в бинокль, а потом опустила его на крупном плане. И корабль стал уплывать, а мы стали снимать. И эти кадры стали квинтэссенцией финала. А образ Незнакомки с развевающимся шарфом стал флешбэком воспоминаний героя, образом, который он пронес через всю жизнь, который не оставляет его ни на минуту. Не случись в тот день тумана, этой сцены могло бы и не быть…

- Пока российские зрители считают дни до выхода фильма в прокат, у вас есть возможность немного подготовить их к этому событию.

- «Солнечный удар» - кино многослойное. В фильме много аллюзий, ловушек, отсылок, начиная от Чехова и кончая Эйзенштейном. Там есть очень много вещей - то, что я называю «театр для себя», и их надо расшифровывать. Я совершенно уверен, что люди, которые войдут в картину, погрузятся в нее и досмотрят до конца, могут захотеть посмотреть ее еще раз, для того чтобы открыть для себя то, чего не успели при первом просмотре.

Я хочу верить, что «Солнечный удар» станет для зрителей той картиной, с которой хочется разговаривать. И надеюсь, что таких зрителей будет много.

Реклама


Мы рекомендуем

17.8.2017, 19:45
Потерпев неудачи на поле здравоохранения, правительство решило заняться формированием здорового образа жизни.
17.8.2017, 19:25
В Барселоне автомобиль въехал в толпу пешеходов. Очевидцы утверждают, что погибли по меньшей мере три человека.

Реклама