20:24
Москва
19 апреля ‘18, Четверг

Крупнейшего неплательщика налогов России оставят под стражей, считают юристы

Опубликовано
Фото: Infox.ru
Константин Пономарев
Константин Пономарев
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Константина Пономарева называют крупнейшим неплательщиком налогов в России. С июня 2017 года экс-аудитор находится под стражей. 2 апреля очередная жалоба Пономарева на меру пресечения будет рассмотрена в Мосгорсуде. Учитывая обстоятельства, эта жалоба вряд ли будет удовлетворена, считают юристы.

Константина Пономарева обвиняют по пяти статьям УК РФ – это покушение на мошенничество в особо крупном размере (ч. 3 ст. 30 и ч. 4 ст. 159), заведомо ложный донос (ч. 3 ст. 306), заведомо ложные показания (ч. 1 ст. 307), подкуп свидетелей (ч. 1 ст. 309), уклонение от уплаты налогов с организации в особо крупном размере (ч. 2 ст. 199 УК РФ). 

Неудивительно, что в качестве меры пресечения для Константина Пономарева выбрали заключение под стражу. Решение принял Пресненский районный суд 9 июня 2017 года. За прошедшее время арест продлевали четырежды – и каждый раз адвокаты безуспешно пытались оспорить это решение в вышестоящей инстанции. Очередная апелляция на решение Басманного суда Москвы, принятое 2 марта этого года, будет рассмотрена  2 апреля. Скорее всего, Константин Пономарев останется под стражей, считают эксперты.

«Мера пресечения, связанная с содержанием под стражей в СИЗО, избирается прежде всего с той целью, чтобы обвиняемый не мог оказать давление на свидетелей либо как-то повлиять на ход расследования уголовного дела. Если человек обвиняется в преступлении, связанным с подкупом свидетелей, это уже само по себе свидетельствует о том, что человек каким-то образом пытается оказать воздействие на ход расследования уголовного дела. И суд скорее всего изберет меру пресечения  в виде содержания под стражей», - заявил корреспонденту Infox.Ru адвокат Московской коллегии адвокатов «Защита» Максим Устинюк.

Как пояснил эксперт, в московских судах в 85-90 процентах случаев избирается та мера пресечения, которую просит следствие.

«Эта мера пресечения в числе прочего имеет своей целью вынудить (я не буду говорить оказать давление) лицо содействовать расследованию. У нас адвокатура хоть и  имеет своей целью защиту интересов, у нас в уголовном процессе равноправие стороны защиты и стороны обвинения, но тем не менее сторона защиты находится в менее выигрышном положении», - подчеркнул Максим Устинюк.

С тем, что у Константина Пономарева практически нет шансов на изменение меры пресечения, согласны и другие адвокаты. Это обуславливает и сложившаяся судебная практика, и отсутствие серьезных оснований для пересмотра решения суда.

«По тяжким преступлениям суды обычно стараются не вмешиваться, считается, что мера пресечения – это прерогатива следствия. Если следователь считает, что мера пресечения должна быть вот такой, скорее всего его ходатайство будет удовлетворено, можно так обобщить существующую практику», - отметил юрист адвокатского бюро “Падва и партнеры” Олег Асташенков.

«Крайне редко суд идет навстречу обвиняемому. Должны быть какие-то веские основания. Например, признание вины, или сильное ухудшение состояния здоровья, в частности получение инвалидности по онкологическому заболеванию. И то, еще раз говорю, обычно в этих случаях об изменении меры пресечения тоже и прокуратура, и следствие ходатайствуют. Крайне редко случается, когда только обвиняемый и его защита выступают за изменение меры пресечения, а все остальные против, и вдруг после четырех продлений суд на пятый раз освобождает подследственного. Должны быть какие-то реальные основания», - пояснил Андрей Князев, основатель Московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры».

«Как правило, в случае избрания такой меры пресечения, как заключение под стражу, в последующем чрезвычайно сложно добиться ее отмены или хотя бы изменения на более мягкую. В моей практике был ряд случаев, когда мера пресечения менялась на более мягкую после признания человеком вины, или заключения досудебного соглашения о сотрудничестве. В иных случаях, можно привести только один пример, когда ходатайство об изменение меры пресечения может быть удовлетворено – это наличие у гражданина тяжелого заболевания, препятствующего его содержанию под стражей», - отметил адвокат Глеб Плесовских.

Помимо подкупа свидетелей, еще одни веским аргументом для суда в пользу отклонения апелляции Пономарева может стать демонстрировавшееся им ранее намерение выехать из России. Летом 2017 года экс-аудитор уже приобрел билет в Черногорию, однако это стало известно СКР и послужило одной из причин избрания меры пресечения в виде заключения под стражу.

«Согласно  ст. 97 УПК РФ, подозреваемый может быть заключен под стражу, если есть достаточные основания полагать, что обвиняемый, подозреваемый скроется от дознания, предварительного следствия или суда, что он может продолжать заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу. В данном случае задержанный обвиняется в подкупе свидетелей, что уже может быть основанием для подобной меры пресечения», - подчеркнул юрист Коллегии адвокатов Павла Астахова Иван Балуев.

«Суд безоговорочно оставляет человека под стражей всегда, когда установит наличие оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ, и невозможность применить более мягкую меру пресечения», - отметил кандидат юридических наук, адвокат Коллегии Адвокатов города Москвы «Барщевский и партнеры» Алексей Гуров.

«Мера пресечения в виде заключения под стражу избирается в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, с учетом данных о личности и характере инкриминируемого деяния. При соблюдении судом всех необходимых условий, предусмотренных ст. 108 УПК РФ, процент отмены решений об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу очень низкий. Если объективная возможность для окончания расследования отсутствует, то, скорее всего, избранная мера пресечения не будет изменена. Суд крайне взвешенно подходит к вопросу об изменении либо отмене избранной ранее меры пресечения, и для принятия такого решения нужны неопровержимые основания», - пояснил юрист адвокатского бюро города Москвы "Матюнины и Партнеры" Олег Матюнин.

Широкую известность Константину Пономареву принесли многочисленные суды, где он выступал не ответчиком, а истцом – с ИКЕА, с Федеральной налоговой службой и госкорпорацией «Кубаньэнерго». Именно последняя тяжба и привлекла к экс-аудитору пристальное внимание правоохранительных органов, закончившееся возбуждением уголовных дел по нескольким статьям. Причем, как оказалось, в деле Пономарева были затронуты государственные интересы Российской Федерации.

В Следственном комитете полагают, что предпосылки дела были созданы весной 2014 года. Тогда Пономарев воспользовался обострением отношений между Россией и Украиной и энергоблокадой Крыма и сумел передать госкомпании, обеспечивающей электроэнергией южные регионы России, 71 дизель-генераторную установку. Аренда была оформлена через цепочку посредников с помощью подписания фиктивных договоров и актов приемки-подачи.

А впоследствии Пономарев подал иск к «Кубаньэнерго», требуя вернуть электростанции на том основании, что они, по версии истца, были использованы на полуострове незаконно (чтобы подать иск, Пономарев даже поменял официальное место жительство, прописавшись в Краснинском районе Смоленской области).

Пономарев требовал выплатить ему 5,3 миллиарда рублей. Районный суд удовлетворил иск, однако вышестоящие судебные инстанции вердикт отменили. В итоге Пономарев сам стал фигурантом нескольких уголовных дел, возбужденных по признакам покушения на мошенничество и преступлений против правосудия.

Государственные интересы были затронуты и в случае уклонения от уплаты налогов. Пономарев не доплатил в казну 8 миллиардов рублей – а потом при участии своего адвоката, Максима Загорского, организовал подкуп двух свидетелей – за дачу ложных показаний один получил 20 тысяч долларов, а второй 50 тысяч.

Изначально делом Пономарева занимались сотрудники московского подразделения СКР, однако в ноябре прошлого года оно ушло в центральный аппарат ведомства, а затем было направлено в Главное управление по расследованию особо важных дел, созданное по распоряжению президента России Владимира Путина. Его сотрудники занимались расследованием убийства Бориса Немцова, теракта в метро Санкт-Петербурга и хищениями при строительстве космодрома «Восточный».

Старший следователь по особо важным делам Роман Мухачёв, который сейчас ведет дело Пономарева, расследовал уголовные дела по факту получения взяток в отношении экс-губернаторов Никиты Белых и Александра Соловьева. 

Пристальное внимание к делу Пономарева объясняется его значимостью, а также затронутыми государственными интересами.

Российские банки рассказали, что ждет вкладчиков в этом году

Реклама


Мы рекомендуем

19.04.2018, 17:18
Задержанные украинскими пограничниками моряки из Крыма выехали в Белоруссию.
19.04.2018, 16:39
Новым председателем Государственного совета Кубы стал Мигель Диас-Канель.

Реклама