15:33
Москва
12 декабря ‘18, Среда

Особенности национального оружейного бизнеса

Опубликовано
Фото: nac.gov.ru
оружие
оружие
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Торговля оружием - дело крайне прибыльное, доходы на этом рынке исчисляются миллионами и миллиардами долларов.

Рука об руку с крупными денежными суммами на этом рынке идет коррупция, "особые отношения" и прочие сомнительные схемы, посредством которых оружейная продукция появляется на прилавках магазинов. Стоит ли говорить, что рынок этот крайне закрыт от посторонних, а его порядки напоминают отдельное государство со своими законами, неформальными правилами и основными действующими лицами.

В настоящее время на отечественном рынке гражданского оружия действуют два производителя: Тульский оружейный завод (ТОЗ) и концерн "Калашников". Спектр производимой на этих предприятиях продукции достаточно широк: от травматического оружия до летального: пистолеты, охотничьи ружья и многое другое. Каждый год ТОЗ и "Калашников" обеспечивают отечественный оружейный рынок сотнями тысяч единиц продукции.

В современной России неизменным спутником производства оружия является серый рынок по его сбыту. Продажей продукции этих предприятий занимаются определенные дистрибьюторы, которые находятся на короткой ноге как с производителями продукции, так и с органами власти, в компетенцию которых входят вопросы регулирования этого рынка. Так просто получить доступ к поставкам стволов и прочих изделий с заводов невозможно. Это - годами отлаженный бизнес, который держится на взаимной заинтересованности главных участников этих отношений.

По словам профессора кафедры криминалистики Юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА) Николая Егорова, каждый год совершается около семи тысяч преступлений с использованием огнестрельного оружия. "Следственный департамент МВД говорит, что 70% этого огнестрела - гладкоствольное и обрезы", - уточнил эксперт.

В чем отличие серого рынка от черного? Продукция первого абсолютно легальна. Товар, который приобретает покупатель, - подлинный, имеет соответствующую лицензию и сертификаты. Поэтому вероятность нарваться на подделку на сером рынке достаточно мала, в отличие от черного.

Проблема в том, что отношения между производителем и посредником (торгующие оружием сети магазинов) выстраиваются далеко не по самой честной схеме. Самые крупные и ушлые посредники отсекают от поставок оружия с заводов своих менее сильных и влиятельных конкурентов. Достигается все, по-видимому, путем трехсторонних договоренностей между желающим быть монополистом продавцом, производителем и компетентными органами власти, которые закрывают глаза на не совсем здоровую конкуренцию на оружейном рынке.

Крупные посредники оружейного рынка, как правило, обладают серьезными преференциями. Основными "потребителями" оружейной продукции являются силовые органы - правоохранители, спецслужбы, а также армия. Наличие продавца-монополиста в этом случае вынуждает силовиков выстраивать с ними "доверительные" контакты. Бизнесу же это только на руку: появляются влиятельные знакомые, полезные связи, благодаря чему можно договариваться полюбовно.

Кроме того, столь тесные отношения между оружейными баронами и силовиками дают первым чуть ли не особый статус в общественной системе перераспределения благ и позволяют монополистам чувствовать себя вольготно и защищенно. Стоит ли говорить, что это прямой путь к возникновению у продавца чувства правового нигилизма, когда необходимость следования букве закона подменяется наличием "особого статуса", ведь в случае чего влиятельные друзья помогут и отмажут.

Но одной лишь привилегией на реализацию продукции оружейных заводов влиятельным посредникам недостаточно. Прибыль ушлые коммерсанты получают и путем значительной накрутки на реализуемые товары. Эксперт-криминалист главного управления криминалистики Следственного комитета России Дмитрий Кирюхин считает, что накрутка цены на оружие - вопрос к продавцу, а не к заводу. "Изготовитель закон не нарушает", - сказал он.

Как правило, стоимость оружия на прилавках магазинов может быть в два, а то и в три раза выше себестоимости. Предоставляемые иногда посредниками скидки - не более чем обман и манипуляция. У покупателя возникает иллюзия выгодного предложения. Но расчет оружейных баронов прост: сначала необоснованно завысить цену на продукцию, а потом незначительно снизить ее посредством "щедрого" дисконта и продать доверчивому покупателю. И это притом что в условиях "особых отношений" между оптовым покупателем и производителем продукция заводов уходит посредникам практически по себестоимости.

Как нельзя кстати в деле обогащения продавцов оружия пришлись западные санкции, введенные против России в 2014 году. Власти Соединенных Штатов и стран Европы (Германия, Италия, Чехия, Бельгия и другие) не вводили прямое эмбарго на поставку гражданской оружейной продукции в Россию, однако на фоне общей геополитической напряженности компетентные ведомства западных стран начали попросту отказывать местным производителям в необходимых экспортных лицензиях.

Помимо прочего, ограничения коснулись нарезного и гладкоствольного оружия, в основном Beretta, Browning и Benelli. Кроме того, свое влияние на поставки иностранного оружия оказало двукратное падение курса рубля по отношению к доллару и евро. В результате популярные модели той же Benelli за последние годы выросли в цене по сравнению с 2013-м примерно на 100-150 тысяч рублей. Таким образом, за последние несколько лет в условиях фактического отсутствия иностранных конкурентов отечественные оружейные бароны практически подмяли под себя этот рынок, став безусловными монополистами. Такой продавец волен диктовать любые правила по своему усмотрению, заботясь исключительно о собственной прибыли.

По уровню доходности с оружейным бизнесом могут спорить, наверное, только нелегальные способы обогащения – такие, как торговля людьми, наркотиками, организация проституции. Конечно, оружейная сфера тоже не лишена проходимцев, желающих отхватить часть от большого и вкусного пирога. Понятно, что глобальный рынок вооружений – это прерогатива межгосударственных отношений и мутные схемы поставок и получения серьезного оружия и боеприпасов (танки, самолеты, пушки и т. д.) здесь маловероятны. А вот в сфере торговли стрелковым, холодным, газовым и другим оружием в каждой стране есть на чем погреть руки. И Россия здесь не исключение.

Отправной точкой контрабанды оружия в нашу страну, наверное, можно считать 1980-е годы, когда оно стало попадать в руки бандитов из Афганистана, где советские войска выполняли свой интернациональный долг. В новейшей истории одним из главных источников поставок нелегального вооружения является Украина. "С учетом их открытости границы туда стекается столько всего. Там воюющий Донбасс, где куча огнестрельного оружия", - рассказал эксперт-криминалист главного управления криминалистики Следственного комитета России Дмитрий Кирюхин.

Через эту страну оружие и боеприпасы идут как в Европу, так и из Старого Света в Россию. Немалая часть нелегального оружия и боеприпасов попала в оборот из кавказских республик. Террористы, орудовавшие в ряде республик на стыке XX - XXI веков оставили на Кавказе большое количество схронов, разбросанных по всему региону. Также мощный поток контрабандного оружия идет в Россию из Китая, чья продукция является дешевой и доступной. Одним из крупных перевалочных пунктов нелегальной продукции является Прибалтика.

По словам Дмитрия Кирюхина, такое явление, как контрабанда существует. "Это не в промышленных масштабах, если мы берем всю Россию, это единичные случаи, - рассказал он. - К примеру, рядом с Петербургом проходит финская граница. Да, иногда задерживают таких дельцов и везут, как правило, в основном из Эстонии и Финляндии, поскольку там совершенно другие законы на такое оружие".

Надо отметить, что современная контрабанда оружия – это не обязательно перевозка вагонов пистолетов или контейнеров с боеприпасами, как это показано в боевиках. Это скорее исключение. Нынешний незаконный ввоз оружия чем-то напоминает практиковавшийся еще недавно метод крупноузловой сборки иностранных автомобилей, ввозимых в нашу страну.

Для тех, кто не в курсе, о чем идет речь. Примерно с десяток лет назад с Запада в Россию поступали так называемые машинокомплекты, из которых затем на отечественных площадках собирались полноценные транспортные средства. Казалось бы, всем хорошо. Если бы не одно но. Практически до самой российской границы эти машинокомплекты добирались как полноценные авто, где группой механиков разбирались на те самые крупные узлы. Далее запчасти пересекали границу по сниженной таможенной ставке (как целая машина они обошлись бы импортерам дороже), а уже в России из них вновь собирались автомобили.

На оружейном рынке сейчас действует аналогичная схема. Где-то за рубежом пистолет, винтовка, ружье или любое другое оружие разбирается и отдельно, по частям, проходит растаможку и все остальные необходимые процедуры, проходя как запчасти. После очистки на границе из них собирается полноценное оружие, которое затем поступает на отечественный рынок. Такие пистолеты, "сборные", - они популярны. "Они лучше скорострельностью, надежностью, - отметил Дмитрий Кирюхин. - Понятно, что из-за санкций нам такое оружие не поставляют, а народ требует, потому что не всех устраивают "Ижи".

Существующая схема выгодна всем сторонам процесса: бизнесмены получают возможность сэкономить на пошлинах, а нечистые на руку чиновники - еще один способ повысить свое благосостояние. В проигрыше, как и во всех коррупционных схемах, остается только государство, которое не досчитывается положенных налогов и получает лишнюю единицу оружия, которого в стране и без того предостаточно. При этом, как напоминает Николай Егоров, "у нас уголовная ответственность установлена не только за оборот огнестрельного оружия, но и за оборот основных его частей, это наказуемо".

Еще одной головной болью для государства является наградное оружие. Если раньше оно было исключительно наградой за успешное проведение операций в ходе боевых действий, то с начала 1990-х его ценность стала девальвироваться. Постепенно из знака отличия за воинскую доблесть наградное оружие превратилось в эксклюзивный подарок для чиновников и даже бизнесменов. По данным за 2017 год, владельцами наградного оружия являлись более 17,5 тысячи человек, из которых около 14,5 тысячи имели ружья и пистолеты. Примечателен тот факт, что наградное оружие могло вручаться россиянам не только властями нашей страны. Обладателем именного пистолета или револьвера можно стать и по распоряжению или указу высших чиновников других стран.

Известно, что организация соответствующих указов в соседних с Россией странах даже стала одним из направлений предпринимательства. Говорят, за сумму с пятью нулями можно стать абсолютно легальным владельцем именного оружия. Бездонной бочкой в этом смысле знающие люди называют соседние с Россией Абхазию и Южную Осетию. По их словам, раздача боевого оружия под видом наград в этих республиках поставлена на широкую ногу. Вопрос об ограничении на количество наградного оружия витает в воздухе уже давно. В ходе проверок нередко выяснялось, что некоторые граждане имеют более десятка именных стволов. Более того, очевидно, что получать такого рода награды не должны артисты, музыканты и гражданские чиновники. Пока же традиция раздаривать оружие налево и направо только сильнее укореняется.

Основным игроком на российском оружейном рынке СМИ называют владельца крупной сети магазинов "Кольчуга" Михаила Хубутию. По слухам, предпринимателю удалось наладить тесные контакты с производителями, а в руководство заводов посадить лояльных людей. Таким образом, бизнесмен получил значительные преимущества перед конкурентами (самая низкая цена в России на оружие и боеприпасы).

Предприниматель приложил руку к появлению закона 1996 года, в соответствии с которым разрешается доступ к огнестрельному гладкоствольному и длинноствольному оружию не только охотникам-профессионалам, но и всем гражданам, не имеющим законодательно установленных ограничений по здоровью и достигшим определенного возраста. Причем в обществе уже не первый год муссируется тема либерализации оборота гражданского оружия. Эксперты же от такой перспективы не в восторге, предсказывая значительное увеличение числа преступлений с его использованием. Однако для оружейных баронов упрощение оборота оружия означает лишь увеличение прибыли. Как говорится, ничего личного, только бизнес.

Читайте нас в Дзене

Добавьте ленту «INFOX.ru» в свою личную и получайте актуальные новости ежедневно

Подписаться
Тимошенко нельзя назвать «другом Кремля» - Джон Хербст
Реклама

Мы рекомендуем
12.12.2018, 12:58
Роскомнадзор продолжит добиваться, чтобы Google начал исполнять российское законодательство и присоединился к Федеральной государственной информационной системе (ФГИС).
12.12.2018, 12:40
Робот Борис, показанный в сюжете «Вести Ярославль» о форуме «ПроеКТОриЯ», оказался человеком.
Реклама