15:47
Москва
19 августа ‘17, Суббота

Большая ближневосточная война?

Опубликовано
Текст:

Прошел месяц с того дня, как США объявили о создании международной коалиции по борьбе с формированием «Исламское государство Ирака и Леванта (арабский вариант – Шам)» (ИГИЛ).

Массированные авианалеты, в которых принимает участие американская, французская, британская, а теперь уже и бельгийская, и австралийская авиация, ежедневно осуществляются по территории Сирии и Ирака, хотя результатами этих ударов является разрушение нефтяных объектов этих стран, а не только вооруженные формирования и террористические группы. По сообщениям арабских СМИ, еженедельно силы коалиции уничтожают около 100 человек, из которых несколько десятков являются мирными гражданами, женщинами и детьми, и очевидно, что соотношение один мирный погибший на три боевика вряд ли можно считать для антитеррористической операции такого международного масштаба. Можно представить, какой шум поднялся бы в Европе, если в результате антитеррористической операции погибали мирные жители этого континента. Даже такой активный союзник международной антитеррористической коалиции как президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган назвал воздушную операцию «безрезультатной».

С другой стороны, арабские СМИ постоянно сообщают об активных боевых операциях отрядов ИГИЛ, продолжающих наступление на позиции курдов в городке Айн аль-Араб, который расположен на севере Сирии, на самой границе с Турцией. Активные боевые действия джихадисты ИГИЛ ведут также в трех иракских провинциях Найнева, Анбар и Салах ад-Дин, которые непосредственно граничат со столицей страны Багдадом. Здесь продолжают гибнуть сотни людей ежедневно, а военная активность боевиков нисколько не спадает в результате воздушной операции сил международной коалиции.

Третий аспект войны против ИГИЛ связан с расширением географии сторон, участвующих в военных действиях. Поскольку один из объектов нападения боевиков «Исламского государства» расположен на сирийско-турецкой границе, Турция привела в полную боевую готовность свои танковые бригады, дислоцированные в приграничной провинции Шанлыурфа, а президент Турции получил согласие парламента на использование вооруженных сил для ведения боевых действий за рубежами страны. Более того, Турция, которая первоначально очень сдержанно высказывалась относительно своего участия в действиях ВВС международной коалиции по причине того, что более сорока граждан Турции находились в качестве заложников у боевиков ИГ, после того как заложники были освобождены, не только критикует безрезультатность авиационных ударов, но и выступает за начало сухопутной операции международных сил против боевых формирований ИГИЛ.

Такие заявления и действия Турции вызывают обеспокоенность соседнего с ней Ирана. В течение нескольких лет, предшествовавших новой антитеррористической операции США, отношения между Турцией и Ираном активно развивались, и их можно было даже считать политическими союзниками в противостоянии растущей мощи и влиянию Саудовской Аравии, возглавляющей «аравийскую шестерку». Но гражданская война в Сирии пробежала черной кошкой между бывшими союзниками, поскольку Иран продолжает поддерживать Башара Асада, а Турция активно поддерживает вооруженную сирийскую оппозицию, и невольно становится союзником арабского антисирийского клуба, во главе которого стоит Катар и Саудовская Аравия, за счет чьих финансовых вливаний и длится так долго вооруженная борьба сирийской оппозиции. На этом фоне естественным продолжением столкновения интересов Турции и Ирана стало заявление спикера парламента Ирана Али Лариджани о том, что действия Турции в отношении Сирии являются «опасными». Совершенно очевидно, что иранцы, которые надеются на победу шиитов политической борьбе в Ираке и на дальнейший союз с ними, хотят также сохранить своих союзников в лице Сирии. Это позволит иметь Ирану довольно серьезную сферу влияния на востоке Арабского мира, и противостоять интересам своего стратегического противника в исламском мире – Королевству Саудовская Аравия, которое, в свою очередь, кроме аравийской шестерки, включая Кувейт, Катар, ОАЭ, Бахрейн и Оман, хотело добиться партнерского сотрудничества, пусть даже временного, с суннитской Турцией.

Такое развитие событий может привести к очень опасной ситуации на ближневосточной карте, когда военно-политическое противостояние затронет такие крупные и сильные в военном отношении страны, как Турция, Иран, Саудовская Аравия, а их столкновение уже станет угрозой разжигания глобального ближневосточного конфликта.

Конечно, в подобном развитии конфликтной ситуации будут играть огромную роль позиции США и России, каждый из которых имеет сильное влияние на своих явных или неявных союзников на Ближнем Востоке, и именно в их силах будет обуздать «горячий восточный темперамент» потенциальных противников. Но на фоне тех действий, которые происходят в Ираке и Сирии, нужно быть готовыми к любому развитию ситуации.

Последние новости

Реклама


Мы рекомендуем

19.8.2017, 13:30
Московский регион сосредоточил в себе 1/5 всего населения России. Национальное развитие акцентировано на 15—25 мегаполисах, в которых проживает «уже более половины» всех граждан.
19.8.2017, 11:54
Сотрудники полиции  ликвидировали  мужчину, который напал с ножом на прохожих в Сургуте.

Реклама