14:44
Москва
29 июля ‘17, Суббота

Эксперт: «Теология позволит избавиться от интеллектуального ханжества»

Опубликовано
Текст:

В научном сообществе с новой силой разгораются нешуточные баталии. Поводом для них послужила запланированная на 1 июня защита первой в новейшей истории России кандидатской диссертации по специальности «теология».

Напомним, в октябре 2015 года решением президиума Высшей аттестационной комиссии (ВАК) теология была официально внесена в список научных специальностей с шифром 26.00.01. И вот теперь первая ласточка - декан богословского факультета Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, протоиерей Павел Хондзинский готовится к защите своего исследования в Общецерковной аспирантуре и докторантуре РПЦ.

До сих пор присутствие РПЦ в образовательной сфере ограничивалось только средней школой и вузами - здесь можно вспомнить об «Основах православной культуры», преподающихся с 2012 года четвероклассникам по всей стране, и о кафедрах теологии, открывшихся во многих светских университетах. Однако решение ВАК позволило распространить влияние церкви и на систему послевузовского образования.

Так что в ближайшем будущем в России появятся кандидаты и доктора теологии, официально признанные государством. Против этого решительно выступают, в частности, некоторые члены Комиссии РАН по борьбе с лженаукой и фальсификаций научных исследований.

Редакция INFOX.RU обязательно даст возможность высказаться всем участникам дискуссии о роли и месте теологии в российском образовании.

В этот раз наш корреспондент побеседовал со сторонником нововведений, Галиной Вдовиной, членом Объединенного диссертационного совета по теологии, в котором будет заслушана диссертация о.Павла (сам диссертант до защиты от интервью отказался). Стоит отметить, по основному месту работы Галина Владимировна - ведущий научный сотрудник Института философии РАН, доктор философских наук.

- Галина Владимировна, протоиерей Павел Хондзинский собирается защищать диссертацию под названием «Разрешение проблем русского богословия XVIII века в синтезе святителя Филарета, митрополита Московского». Не очень понятно, зачем для этого понадобилось дожидаться создания новой специальности «теология». Что мешало о. Павлу защититься с такой темой по уже существующим специальностям, например «философия и история религии»?

- Действительно, на первый взгляд, некоторые области исследования совпадают. Но это формальное совпадение. Различие заключается в ракурсе, в установке. Религиоведческий взгляд предполагает описание религиозных феноменов извне, как объективных данностей. Но в паспорте теологической специальности присутствует одно важное слово – норма. Теологическая нормативность определяется только внутренними положениями веры в конкретной конфессии. Теологический анализ не может быть теологическим вообще, это анализ, который проводится с точки зрения того, что принято в качестве нормы, например, в православии или католицизме.

- Грубо говоря, теолог отличается от религиоведа тем, что он верит в то, что исследует?

- Совершенно необязательно. Для занятий теологией вопрос о личной вере исследователя является внешним, хотя, конечно, личная вера может мотивировать исследователя, обострять его восприимчивость, но ведь и Пушкина трудно изучать, испытывая к нему глубокую личную неприязнь! Я говорю здесь не о вере, а о нормативности.

Можно принимать существование Бога, сомневаться в нем или отрицать его, этот вопрос лежит целиком вне пределов теологии как научной специальности ВАК. А вот существование внутриконфессиональной теологической нормы и системы взглядов, определяемых этой нормой – это реальный факт, такой же реальный, как существование философии или живописи. Так вот, теология как научная специальность, в отличие от религиоведения, соизмеряет свой предмет с теологической нормой, с тем, что принято самой конфессией за норму в тот момент, который мы выбираем в качестве объекта или отправного пункта исследования.

- Вы являетесь одним из ведущих российских специалистов по католическому богословию Нового времени. Как Вы считаете, позволит ли изменение статуса теологии в системе научной аттестации привлечь дополнительный интерес к этой сфере знания? Может быть, теперь к Вам толпой пойдут аспиранты и соискатели, желающие стать кандидатами богословских наук?

- Вы задали болезненный вопрос. Если говорить именно о схоластике, то эта ветвь нашей историко-философской науки находится в крайне плачевном состоянии. Есть несколько высокопрофессиональных историков средневековой мысли, но их горстка людей на всю Россию.

Со схоластикой XVI-XVII веков, которой я занимаюсь, дело обстоит еще хуже: насколько мне известно, помимо меня, ее сейчас серьезно изучают только три человека в стране. Вы говорите об аспирантах и соискателях: их просто нет. Лишь один раз мне удалось выступить оппонентом на защите хорошей кандидатской диссертации по истории средневековой схоластической мысли, и сейчас бывший диссертант работает в Институте философии.

- Получается, несмотря на разговоры о клерикализации, в реальности теология у нас в стране находится в загоне? Почему так происходит?

- Обычный выпускник философского факультета почти не имеет шансов выйти на это направление исследований. С одной стороны, те девять лекций, которые отведены второкурсникам на освоение всей тысячелетней истории западнохристианской мысли, схоластики в том числе, не позволяют даже в самом общем виде представить ее колоссальное значение для европейской культуры и пробудить к ней серьезный интерес. Схоластика начала Нового времени не изучается вообще.

И это при том, что в Европе и обеих Америках сейчас наблюдается настоящий бум публикаций о схоластике всех периодов, причем в совершенно новом ключе в сравнении, например, с эпохой Этьена Жильсона. С другой стороны, выпускник философского факультета не имеет необходимой языковой подготовки: латынь, насколько я знаю, студенты-философы перестали учить даже в МГУ. А студенты-классики, знающие латынь, не готовы работать со сложнейшим понятийным аппаратом схоластики.

- Поможет ли внесение теологии в перечень ВАК подтянуть Россию на западный уровень в плане изучения богословской традиции прошлого?

- Именно в моей научной области вся моя надежда – на людей церкви или близких к церкви, уже имеющих базовую подготовку и мотивированных. Думаю, что для них введение новой научной специальности станет дополнительным стимулом. Историческая реальность средневековой и постсредневековой христианской мысли такова, что эта мысль развивалась как теология. Хотим мы признать это или нет, но то, что мы опознаем сегодня как собственно философские идеи и новации, рождалось в недрах теологии, из потребностей теологии и в целях теологии. Все это должно быть изучено само по себе, в своей истинной природе, без искажений и насильственных втискиваний в границы иного строя мысли, без анахронической подгонки под стандарты, сложившиеся в гораздо более поздние времена.

Например, такая тема, как «Тринитарное учение Дунса Скота», кардинально важная для понимания генезиса собственно философских элементов универсума мысли Дунса, это тема сама по себе чисто теологическая, которая странно выглядела бы как заглавие диссертации по философии. До сих пор исследователи вынуждены были специально встраивать в название и содержание подобных работ «доброкачественно философские» элементы, позволяющие провести защиту через совет по истории философии. Я думаю, что введение специальности «теология» позволит нам избавиться от этого интеллектуального ханжества и прямо и честно классифицировать и выполнять свои исследования в соответствии с их истинной природой.

- Давайте вернемся к диссертации о. Павла. Если защита пройдет успешно, он первым в истории России получит диплом кандидата теологии?

- Нет, ему будет присуждена степень кандидата философских наук. Сейчас существует не вполне очевидная и, я думаю, переходная модель, которая была утверждена в начале 2016 года, когда еще не был сформирован экспертный совет ВАК по теологии. Министерство образования и науки решило, что степени будут присуждаться по смежным наукам, философским, историческим, филологическим, в зависимости от направленности диссертаций. Например, работа по библеистике могла бы рассматриваться в контексте филологических наук, а по церковной археологии – явно была бы ближе истории.

Аналогичные ситуации существуют и в других областях науки. Например, по специальности «экология» можно получить ученую степень по биологическим, техническим, географическим наукам. Но сейчас, когда уже приступил к работе экспертный совет ВАК по теологии, мне кажется, нужно двигаться дальше, конечно, очень осторожно, к тому, чтобы степени присуждались именно по теологии, чтобы выстраивалась самостоятельная теологическая отрасль знания.

- Протоиерей Павел Хондзинский - декан богословского факультета и довольно заслуженный человек. В 2015 году он уже защитил докторскую диссертацию по богословию. Зачем ему понадобилось становится кандидатом философии? Это даст какие-то дополнительные преимущества?

- Я не имею отношения к тому диссертационному совету, где защищал диссертацию отец Павел Хондзинский, но знаю, что это церковная ученая степень. Она утверждается Патриархом и дает право священнику носить особый «докторский» крест. Эта богословская степень не учитывается в ваковской системе и никак не мешает защите по той же теме в диссертационном совете ВАК, если автор посчитал нужным это сделать. Думаю, что никаких особых преимуществ, отличных от тех, которые получают обычные преподаватели вузов, отец Павел не получит. Это же относится и к тем священникам, которые в будущем захотят получить официально признанные ученые степени по теологии.

Реклама


Мы рекомендуем

29.7.2017, 13:59
29 июля стало самым знойным днем этого года в Москве. Температура воздуха на базовой метеостанции на ВДНХ к полудню достигла 29,9 градуса.
29.7.2017, 13:3
Восемь членов экипажа сухогруза Anda, перевернувшегося у берегов Крымского полуострова, спасены.

Реклама