19:26
Москва
26 сентября ‘17, Вторник

… Плюс монополизация всей страны

Опубликовано
Текст:
Фото: Пресс-служба правительства России/Government.ru
Игорь Сечин и Алексей Миллер
Игорь Сечин и Алексей Миллер
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Почему усилия правительства по поддержке малого и среднего бизнеса не приводят к сколько-нибудь значимым результатам.

Российская экономика страдает от гигантомании. Это прямо следует из исследования РБК «Крупнейшие налогоплательщики России». Выяснилось, что всего 10 крупнейших компаний дают 37,8% всех корпоративных налоговых поступлений в стране, а 50 крупнейших – 47%. Это – ярко выраженная олигополия, то есть раздел рынков между крайне малым числом конкурентов. А это еще не учтены табачные компании – их налоговая отчетность не публикуется, но с ними степень монополизированности рынков была бы еще выше. Кроме того, слабо представлены отечественные продовольственные ритейлеры – многие из них являются дочками иностранных компаний, которые и публикуют консолидированную отчетность, не выделяя отдельно российский сегмент.

Нефтегаз и остальные

Все это – шах и мат тем, кто говорит о ставке на малое и среднее предпринимательство (МСП), о развитии регионов, об экспорте и импортозамещении. МСП – бесконечно малая величина на фоне лишенных конкуренции окологосударственных или полностью государственных монстров. Уважаемые читатели и без нас легко назовут главных налогоплательщиков – «Роснефть», «Газпром», «Лукойл», «Сургутнефтегаз», Сбербанк, «Татнефть», РЖД… Из реальных производителей в топ-20 – только сомнительная корпорация «Ростех», из высокотехнологичных компаний – АФК «Система» (МТС, МГТС) и «Вымпелком» («Билайн»). Приплыли.

Нефтегазовые компании – абсолютные лидеры: только крупнейшие из них, девять штук, заплатили 3,9 трлн руб. в 2016 году, почти треть всех налоговых доходов бюджета (здесь и далее мы не говорим про налоги на доходы физических лиц, на имущество и недвижимость – они не составляют значительной доли в общем котле). Понятно, что у нефтяников и налоги больше, чем у производственников (добавляется НДПИ), но все же их колоссальный перевес в списке убивает всякие надежды на то, что диверсификация российской экономики хотя бы началась.

Процент налоговой нагрузки на крупнейшие предприятия неуклонно растет. Сами представители этих монстров рынка говорят о неадекватном налогообложении, об уходе малых предприятий в тень, но так или иначе – казну России делают несколько десятков, в лучшем случае сотня компаний. Авторы исследования делают вывод о том, что «снижается фискальное давление на средние и малые предприятия: либо государство целенаправленно ослабляет его, либо оно просто не в состоянии собрать с массового сегмента экономики больше платежей в условиях кризиса». Хотя очевидно, что ни о каком целенаправленном ослаблении говорить не приходится: напротив, налоговые службы сосредотачивают в своих руках все больше власти (передача им администрирования взносов в фонды – яркий тому пример). Просто число субъектов малого предпринимательства в России перестало расти; многие владельцы закрывают свой бизнес и уезжают за границу.

Бесплодные усилия

Правительство старается изменить ситуацию. Компании из сегмента МСП имеют существенные преференции на разнообразных тендерах, им доступно льготное кредитование, существует разветвленная система государственных грантов, разнообразные территории с льготным налогообложением, система «налоговых каникул», более чем комфортные налоги для индивидуальных предпринимателей; создан Российский экспортный центр, безвозмездно помогающий производителям продать свой товар за границу… Все это – правильные, хотя и сильно запоздавшие шаги. Но почему же они толком не работают? Почему малые предприятия не встают на ноги, не вносят свой существенный вклад в бюджет страны?

Потому что есть целый ряд как ситуативных, так и системных сложностей, без устранения которых все перечисленные выше меры будут малоэффективны.

  • Постоянное падение потребительского спроса – реальные доходы населения продолжают снижаться.
  • Отсутствие долгих дешевых денег – монополизированная банковская сфера выдает, конечно, льготные кредиты (себе не в убыток – разницу оплачивает государство), но все равно под достаточно серьезный процент. А это вынуждает держать высокие цены, которые населению не по карману.
  • Недостаток денег в экономике страны – все больше предприятий начинают всерьез думать о бартерных сделках.
  • Устаревший, насквозь социалистический Трудовой кодекс, мешающий расстаться с лентяями и халтурщиками. Человеку нет смысла быть эффективным – отсюда и низкая производительность труда в России.
  • Социалистическая же обязанность работодателя платить НДФЛ и взносы за работника, что часто приводит к необходимости противозаконных «зарплат в конвертах» – иначе само существование предприятия могло бы стать нерентабельным. Никто, впрочем, не рискнет переложить эту обязанность и связанную с ней ответственность на граждан, ибо вскоре придется возбуждать полсотни миллионов административных дел об уклонении от налогов – наша грамотность в этом вопросе оставляет желать лучшего. Да и собственноручное перечисление налогов в бюджет неизбежно сделает граждан более активными, оживит интерес к тому, на что уходят эти налоги. Такая активность не нужна тем, кто эти налоги распределяет.

* * *

Качнувшись в 1990-е в сторону «дикого капитализма», Россия с ужасом отпрянула обратно – и получила некую помесь экономических систем, которую можно назвать «олигополистический социализм». Доля государства в экономике исключительно велика, при этом эффективность его предприятий оставляет желать лучшего, ведь в современном мире основными выгодоприобретателями являются не собственники, а топ-менеджеры (это отлично описано Джоном Гэлбрейтом в книге «Экономика невинного обмана»). «Существование собственников и акционеров общепризнано, их даже восхваляют, но они, и это несомненно, не играют какой-либо роли в управлении компанией» – утверждает великий экономист.

В результате крупнейшие предприятия страны работают в интересах собственных директоров. Чтобы платить меньше налогов, «Газпром» уже заявил о падении прибыли в 11 раз за полгода – и можно не сомневаться, что за ним потянутся остальные гиганты с хорошими аппаратными связями руководства. В результате доходы бюджета (а налог с прибыли играет в них важную роль) с крупных компаний в 2017 году неизбежно уменьшатся, а маленькие предприятия так и не удалось вырастить.

Налоговое и трудовое законодательство в России необходимо не корректировать, а переписывать с нуля. Нам нужна бизнес-революция, иначе после обнищания населения мы получим революцию цветную, и цвет ее неизбежно будет кровавым.

Реклама


Мы рекомендуем

26.09.2017, 18:13
Глава «Союза вкладчиков» считает, что парламентарий отменил им же устроенный круглый стол после прямого звонка Эльвиры Набиуллиной
26.09.2017, 18:02
ОНФ взялся за разоблачение картельных сговоров в социальной сфере, но боится копать слишком глубоко.

Реклама