01:52
Москва
16 июля ‘18, Понедельник

Сергей Галицкий. Последний романтик российского бизнеса

Опубликовано
Текст:
Сергей Галицкий
Сергей Галицкий
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Продажа сети «Магнит» банку ВТБ в некотором смысле означает конец свободного предпринимательства в России.

Культовый российский бизнесмен в пятницу 16 февраля Сергей Галицкий продал созданную им компанию «Тандер» (известна по бренду «Магнит») банку ВТБ. И хотя формально речь идет лишь о 29%-ном пакете, мы все всё понимаем. Предпринимателю дали право распоряжаться своими капиталами (вероятно, включая вывод за рубеж) в обмен на чудовищную скидку. Таким образом, Россия лишается очередной бизнес-иконы, широко разрекламированного selfmade-man’а со свободными взглядами. Среди его предшественников с подобной репутацией проще всего назвать Павла Дурова (экс-«Вконтакте», ныне Telegram) и Евгения Чичваркина (экс-«Евросеть», ныне малоизвестные проекты). И все же Галицкий сделан совсем из другого теста, чем эти очаровательные юные эгоисты.

Туманная юность

Сережа Арутюнян родился в Краснодарском крае, в поселке Лазаревское. В этих краях всегда жило много армян, а сам предприниматель считает себя на 75% русским, «хотя армянскими корнями тоже гордится»

О своей семье, о профессии родителей бизнесмен не рассказывает. Кем работал Николай Геворкович Арутюнян, какие у него были связи – неизвестно. Между тем мы знаем, что именно в происхождении, как правило, сокрыт секрет успеха. Современные успешные чиновники, чаще чем через одного, – выходцы из омерзительной советской номенклатуры, еще до Второй мировой приватизировавшей так называемые «завоевания Октября», так что детишкам было на чем учиться.

Об этническом факторе, о поддержке диаспоры в автобиографиях не говорят, хотя это также часто является решающим фактором. В советское время, как, впрочем, и сейчас, Армения жила бедно, армяне – наоборот. Понять этот факт невозможно, его надо просто запомнить. Но документально проследить связь Арутюняна-Галицкого с армянским лобби не получается.

Говоря о ранних годах нашего героя, следует учитывать, что известно о них исключительно с его собственных слов.

Предпринимательскую жилку Сергей продемонстрировал рано: чтобы помочь своим небогатым родителям, он собирал около поселка фундук и сдавал его рыночным торговцам. Учился не блестяще, поигрывал в футбол, потом бросил.

Как и подобает армянскому мальчику, Сергей прекрасно играл в шахматы – был кандидатом в мастера и, говорят, чемпионом отнюдь не заштатного города Сочи. Но делать карьеру на этом направлении не захотел или не смог.

После школы Сергея направили отдавать долг родине. Вернувшись через два года, он поступил на экономический факультет Кубанского университета – в те времена были квоты для «дембелей». Довольно рано, видимо, на первых курсах женился и поменял фамилию.

По версии семьи Галицких, Сергей Николаевич не рвался становиться Галицким, но суровый будущий тесть заявил, что его дочь не будет носить армянскую фамилию и дети тоже. В эту милую байку можно поверить, если не представлять себе нравы армянской диаспоры, где отказ от фамилии приравнивается едва ли не к вероотступничеству. Не исключено, что перед нами совместное бизнес-решение группы товарищей: видя потенциал молодого предпринимателя, ему решили упростить выход на федеральный уровень с помощью благозвучной, нейтральной русско-украинской фамилии. В этом нет ничего оригинального, вспомним еще одну шахматно-армянскую историю: когда-то маленькому бакинцу Гарику Вайнштейну объяснили, что с такой фамилией чемпионом мира по шахматам он не станет, и попросили его стать Каспаровым, по матери... Еще более распространено сокрытие настоящих фамилий в писательской среде (хотя рекордсмены по этому делу – порноактеры).

Начальный капитал

Любого предпринимателя рано или поздно спрашивают про начальный капитал. У Галицкого на этот счет есть очень красивая история – то ли на втором, то ли на третьем курсе он написал статью в журнал «Финансы и кредит», она очень понравилась некоему краснодарскому банкиру, он отыскал автора и предложил ему пост заместителя управляющего. Там Сергей и батрачил с 1989 или 1990-го до 1993 или 1994 года на неплохой зарплате, совмещая это с обучением на очном отделении. Очень красиво, но не очень правдоподобно. А потом ушел, так как «не хотел участвовать в похоронах меняльной конторы», как он назвал банк. Что ж, банковская деятельность в те годы была какой угодно, только не скучной и не безопасной. А молодому человеку хотелось собственного дела.

Такое дело наклюнулось в 1994 году. С несколькими друзьями Галицкий организовал компанию «Трансазия», которая поставляла на юг России парфюмерию и косметику ряда известных марок. Собственно, только с этого момента начинается документально доказанный путь героя: скажем, мы не знаем названия того банка, который дал Галицкому путевку в жизнь, хотя не так уж много тогда было в Краснодаре кредитных учреждений. И именно с «Трансазии» можно отследить накопление капиталов Галицкого. Начались они с кредита на 30 тысяч долларов (не уточняется, под какие проценты) – эти деньги пошли на закупку иностранного парфюма.

К Азии компания-перекупщик не имела никакого отношения: продукция Avon, Johnson & Johnson, Procter & Gamble в те наивные годы производилась еще в Европе и США. Купить на Западе, перепродать в разы дороже в России – вот и весь бизнес, им тогда занимались многие, но «Трансазия» отличалась успехами. Именно ей в 1995 году удалось стать эксклюзивным дистрибьютором «Procter & Gamble» на Юге России – с этим договором уже можно было почивать на скромных лаврах.

И вновь Галицкому захотелось большего. Ему не нужны партнеры, он хочет управлять один, возносить до небес и карать, быть везде и нигде, как Вито Корлеоне из его любимого фильма «Крестный отец». Он уходит из «Трансазии» и создает компанию «Тандер», еще не очень понимая, чем она будет заниматься. На дворе 1995 год, впереди президентские выборы, телевизор расписывает ужасы коммунистического реванша, по какому пути двинется Россия – неизвестно.

Лишь после того как робкий Геннадий Зюганов отдал фактически завоеванное президентское кресло в обмен на спокойную жизнь, стало ясно: частная собственность в России – это надолго. И Галицкий обращает свое внимание на продукты. К тому времени сетевой ритейл еще не был развит в России, а в небольших городах о нем и не слышали. Полуоптовый «формат будущего» Cash & Carry, с которого Галицкий начал свою деятельность, в России так и не прижился, а уж в 1998 году он был почти обречен – слишком мало денег, слишком мало личных автомобилей, дефолт и инфляция. И вскоре магазины сменили свой формат на мягкий розничный дискаунт. Причем в столицы Галицкий долго не лез – себе дороже. Он открывал магазины на периферии, подключал их к налаженной сети дистрибуции и выигрывал у конкурентов за счет масштаба и организованности. А когда пришла пора все-таки дать бизнесу настоящее имя, чтобы противостоять начинавшейся экспансии столичных сетей, результатом мозгового штурма стала аббревиатура «МагНиТ» – «магазины низких тарифов».

Уже в 2001 году в России было 250 «Магнитов» – первое место в стране. Дальше – больше. Сейчас их более 10 тысяч.

Особенности управления

Пересказывать историю успеха тут бессмысленно: жесткое вертикальное управление, возможное в том числе и из-за полного отсутствия франчайзинга, отлично налаженная дистрибуция, внедрение передовых технологий на всех этапах бизнес-процесса привели «Магнит» в список самых инновационных компаний России. Конкуренты пожирали друг друга: «Пятерочки» закусили «Копейкой», «Дикси» – «Кварталом», а «Магнит» до поры до времени держался вдали от слияний и поглощений. «Крестный отец» гуляет сам по себе.

Для стиля работы Галицкого характерен конфликт 2005 года с всесильной транснациональной компанией Mars, которая привыкла диктовать свои условия ритейлу и в Европе, и в США, так что никак не ожидала сопротивления в дикой России. Менеджмент Mars’а выдвинул свое предложение о новом контракте, отказался рассматривать встречные инициативы – и был послан в известном на всю Россию направлении. Продукция виргинского гиганта надолго исчезла с полок «Магнитов», и представьте – как-то выжили магазины без «Сникерсов», «Милки-веев» и «Педигри». Их место с огромным удовольствием заняли другие, в том числе российские производители, что Галицкий считал своим отдельным достижением.

И здесь как раз и надо сказать о том, чем Галицкий отличается не только от Дерипаски с Абрамовичем, на которых клейма ставить негде, но и от Дурова с Чичваркиным. Пока один демонстрировал свою крутость разбрасыванием крупных купюр, а другой раздевал девушек за телефоны, Галицкий обустраивал среду обитания почти родного Краснодара. Прибыль, которую несли в «Магниты» российские пенсионеры, шла не только на удовлетворение весьма прихотливых личных нужд владельца «Тандера», но и на строительство шикарного стадиона (названного в народе «Гализей»), на содержание отличной футбольной команды и, главное, детской академии при ней. Позже Галицкий без всяких бюджетных денег создал великолепный парк развлечений в городе. Кто еще из российских бизнесменов, не причастных к «трубе», может этим похвастаться?

Никто. У нас, наоборот, пытаются посадить за злонамеренно заасфальтированную работу, за несогласованную уборку мусора, за подрывное закрашивание надписей на стенах. Но Галицкий всегда умел договариваться с властями – напомним, пик расцвета «Магнита» пришелся на губернаторство одиозного Александра Ткачева, контролировавшего – и продолжающего контролировать – все и вся на Кубани. Кто опекал этот бизнес, чья крыша была настолько надежна – лично ли губернатор или, скажем, влиятельные этнические структуры – вопрос остается открытым.

Так или иначе, на пике могущества Галицкий входил в число 120 самых богатых людей на планете по версии Forbes – очень неплохо для человека, который сделал состояние в бедной России, не имея доступа к полезным ископаемым и (скорее всего) опыта работы в спецслужбах.

Заработав деньги на «Магните», Галицкий вернулся к своей второй любви. Он начал было создавать сеть магазинов дорогостоящей парфюмерии и косметики Rouge, но дальше одного краснодарского магазина так и не продвинулся (любопытно, что точно такое же название носит крупнейшая сеть такой же продукции в Армении). А вот недорогая сеть «Магнитик Косметик» разрослась уже до семисот точек.

Надо сказать, за футболом и парком Галицкий не забывал о себе – и этим он тоже отличается от Дурова, который позиционирует себя чуть ли не как бессребреника. 104 метра яхты Quantum Blue, роскошный реактивный самолет бизнес-класса Embraer Legacy обошлись бизнесмену не менее чем в 170 млн долларов суммарно, да и вообще красиво пожить он любит.

Перед закатом

Чем выше поднимаешься, тем больнее падать. Недовольство «Магнитом» нарастало давно. Достаточно вспомнить историю о том, как в одном из магазинов сети умерла бабушка, остановленная охраной за кражу нескольких пачек масла. Последовавшая медийная кампания против сети выглядела заранее подготовленной, и масштаб события явно не соответствовал потраченному на него эфирному времени. Кто стоял за лозунгом «Я не покупаю в "Магните"», кто оплачивал дорогостоящее эфирное время, остается только догадываться – то ли конкуренты, то ли власти, озабоченные растущей внутренней независимостью внешне лояльного бизнесмена.

А тот постепенно продавал акции, выводил деньги из бизнеса. Пришлось делить права управления с другими акционерами и инвесторами. И взгляды этих людей на будущее «Магнита» далеко не всегда соответствовали тому, как видел развитие сети Галицкий.

В конце ноября 2017 года стало известно о том, что «Магнит», вопреки своей прежней стратегии, готов к поглощению сети «Дикси», развивавшейся примерно по той же схеме, что и империя Галицкого. Предприниматель вроде бы даже открыл новую кредитную линию по этой сделке, но дело приняло совершено неожиданный поворот…

Финансовые результаты «Тандера» за 2017 год оставляли желать много лучшего, стоимость акций заметно снизилась. Сам бизнесмен на ровном месте попал в идиотский «кремлевский список» США. Тут-то и появился ВТБ со своими деньгами

* * *

Галицкому всего 50. Нормальный возраст для начала новой жизни. Останется ли он в России? Формально – возможно, но трудно сомневаться, что свои средства он постарается вывести за рубеж. Бизнесмен прекрасно знает, как у нас делают дела – изыскивается налоговая недоимка на несколько миллиардов (иногда не рублей), арестовывается имущество, блокируются счета… Нет, такой радости для пополнения бюджета страны нашему филантропу точно не надо.

Скорее всего, одномоментного исхода все же не будет. Галицкому позволят и дальше тратить деньги на увеселение жителей Краснодара футболом, на занятия их детишек в академии…

Бог с ним, с Галицким. Ему все равно хорошо. «Магнит» тоже никуда не денется – либо станет государственной сетью, либо достанется кому-нибудь типа X5 Retail, ибо антимонопольные законы у нас работают для наказания неудобных, а не для реального развития конкуренции.

Плохо лишь то, что легенда закрыта. Свято место бизнес-иконы России опустело. И, кажется, надолго.

Читайте нас в Яндекс.Новостях

Добавьте ленту «INFOX.ru» в свою личную и получайте актуальные новости ежедневно

Подписаться

Реклама


Мы рекомендуем

14.07.2018, 01:25
Министр иностранных дел России Сергей Лавров в эксклюзивном интервью Ларри Кингу пояснил позицию Москвы по наиболее острым геополитическим проблемам.
13.07.2018, 21:24
Минюст США обвинил 12 российских граждан во вмешательстве в президентские выборы 2016 года.

Реклама