20:16
Москва
17 октября ‘18, Среда

Скандал в благородном семействе: как Шувалов с Чемезовым деньги не поделили

Опубликовано
Текст:
Фото: «Концерн «Тракторные заводы»

ВЭБ помешал «Ростеху» свободно распорядиться концерном «Тракторные заводы». Чем ответит «Ростех», не привыкший сталкиваться с сопротивлением?

Показательное решение вынес Арбитражный суд Москвы по иску ВЭБ к концерну «Тракторные заводы» (КТЗ; корпорация «Ростех»). Теперь концерн обязан выплатить истцу 30 миллиардов рублей. Ранее подразделение «Ростеха» рассчитывало обойтись суммой в 5,4 миллиарда. И это несмотря на то, что полная сумма долга – свыше 80 миллиардов.

Как такое могло получиться?

Авторитет против трактора

ВЭБ – не совсем банк, у него нет соответствующей лицензии, поэтому даже Эльвира Набиуллина не имеет права «бить его по ночам». Это институт развития, выдающий деньги только на масштабные проекты (у многих нормальных банков формально или неформально прописана максимальная сумма кредита, у ВЭБа – минимальная). Масштабные проекты у нас, как известно, реализуют масштабные люди. И эти люди очень не любят отдавать долги – они привыкли считать ВЭБ своего рода копилкой: получил деньги – реализовал проект – обанкротил предприятие. Государственные деньги утекали через ВЭБ рекой, за один только кризис 2008-09 годов он потерял больше, чем вся банковская система вместе взятая, а ведь потом была Олимпиада в Сочи, подготовка к которой также финансировалась ВЭБом.

И тут – такой поворот. Да с кем! С тракторными заводами!

Трактор в России – больше, чем трактор. Это символ всего самого мирного, светлого, жизнеутверждающего на нашей земле. О нем писали стихи и поэмы, повести и рассказы. А настоящей классикой стал анекдот:

От советского информбюро. Вчера в четыре часа утра, в долине Амура, китайская сторона в составе 4-х дивизий при поддержке танков, авиации и артиллерии перешла советско-китайскую границу и напала на мирный советский трактор. Трактор шквальным ракетно-пулеметным огнем отразил вероломное нападение, сбив при этом 8 самолетов, уничтожив 30 танков и до 1000 единиц живой силы противника, после чего включил маршевые двигатели и скрылся в околоземном пространстве. Тракторист чувствует себя хорошо. Полет проходит нормально.

Председатель колхоза генерал-полковник Д. Ф. Устинов предупреждает, что если инцидент повторится, то на поле выйдут сеялки, веялки, молотилки и комбайн с вертикальным взлетом.

Все дело в том, что «масштабные люди» столкнулись с еще более крупной фигурой – человеком, ради которого создан подмосковный шедевр архитектуры, дом без окон с одной из сторон. Владимир Дмитриев, возглавлявший банк во время грандиозных строек и рефинансирований за государственный счет, не был каким-то растратчиком – он выполнял волю президента и правительства, а собственного, отдельного авторитета в высоких кругах не имел, да и не стремился к нему.

Сменивший его Сергей Горьков известен как сильный, жесткий финансист нового поколения (из тех, кого зовут технократами) – он был призван оздоровить ситуацию в оказавшемся на грани банкротства банке, и с задачей, в общем, справился, но на троечку. Потому что для выбивания долгов нужны очень крепкие аппаратные мускулы. У ВЭБа они появились 24 мая 2018 года – председателем банка стал Игорь Шувалов. Легенда. Эпос. Человек и самолет (для корги). На хромой козе не подъедешь, а где сядешь, там и слезешь.

Глава «Ростеха» Сергей Чемезов тоже человек грандиозных дарований, но с Шуваловым они на одном уровне, из одной касты. И своим долги не отдавать – западло. Даже если занимал их какой-то Болотин у какого-то Дмитриева. Ведь у Чемезова были совсем другие планы на предприятие-должника. Всего пару месяцев назад все шло к банкротству «Тракторных заводов» и раздербаниванию их на долги. Дело о банкротстве находилось в Чувашском арбитражном суде, по месту штаб-квартиры компании, и шло без заминок… Пока в ВЭБе не сочли, что лучше получать долг с работающего предприятия, которое может годами расплачиваться с прибылей, чем с «покойника», активы которого попросту некому продавать.

Так это описали для публики. В реальности все было еще интереснее.

«Ростех» против долгов

Совсем недавно КТЗ принадлежал бизнесменам Михаилу Болотину и Альберту Бакову через голландскую прокладку Machinery&Industrial Group N.V. Баков – человек непростой, зять самого Никиты Михалкова, но все же не тяжеловес федерального масштаба. Именно Болотин и Баков набрали кредиты у ВЭБа и не смогли по ним расплатиться. Акции компании оказались в залоге у ВЭБ.

Издание The Moscow Post весьма убедительно выводит следующую схему. КТЗ постоянно наращивал долги, к концу 2016 года общая задолженность группы составляла 72,6 миллиарда рублей, причем 45,6 миллиарда – перед ВЭБ. Было принято решение вернуть часть долга через вхождение госкорпорации в капитал группы заводов, но особых прибылей это не приносило. Сергей Горьков, одной из задач которого было избавление банка от непрофильных активов, оказался в щекотливом положении: он сам санкционировал приобретение этого «чемодана без ручки», который уж никак профильным активом не назвать. Но тут появился «Ростех», который охотно скупает все, что рычит и ездит. И стороны пришли к взаимопониманию.

В сентябре 2017 года ВЭБ объявил о передаче контроля над тракторными заводами «Ростеху» – каким бы технократом ни считался Горьков, но в технике он не понимает ничего. И в финансах, видимо, тоже, раз добавил к переданному активу полтора миллиарда рублей на производственную деятельность, а одновременно с этим инициировал банкротство КТЗ. Вы когда-нибудь давали взаймы человеку, подавшему на банкротство? Каков тут экономический смысл?

Если он и есть, рассказать о нем может только эффективный менеджер Горьков. Шувалову же выявленная схема явно не понравилась: частично перешедшая к ВЭБу за долги корпорация банкротится на его же деньги.

В апреле 2018 года еще ничто не предвещало беды: у нас умеют делать кадровые решения внезапными, а тогда казалось, что Горьков просидит на своем месте не меньше Дмитриева (дюжину лет). Партнеры из «Ростеха» предложили передать гражданское производство КТЗ некоему ООО «Транспортные компоненты» (контролируется кипрским офшором), связанному с «Трансмашхолдингом» Искандера Махмудова и Андрея Бокарева – удивительной парой бизнесменов, входящей в замечательную «транспортную группу» наряду с братьями Магомедовыми, Максимом Ликсутовым, Аркадием Дворковичем

Предполагалось, что «Транспортные компоненты» получат гражданские заводы (да-да, у тракторного холдинга есть и военное производство, строго по процитированному анекдоту) по символической цене, зато реструктурируют и выплатят долги ВЭБ. Если получится.

Схема обещала быть сложной: ВЭБ должен был уступить свои права кредитора на 81,5 млрд рублей связанной с «Ростехом» и «Транспортными компонентами» структуре «Литейное производство» за два беспроцентных векселя: 40% реструктурированного долга – с гражданского дивизиона, 60% – с военного. Общая сумма векселей, по оценке специалиста ВЭБ, составила бы упомянутые выше 5,4 млрд руб. Остальную сумму предполагалось просто списать, поскольку она давно уже покинула Россию – скорее всего, через голландскую прокладку Болотина–Бакова.

Риторика против денег

Но после майского прихода Игоря Шувалова в ВЭБ корпорация постановила переоценить стоимость переуступаемых прав, да и вообще усомнилась в необходимости этой переуступки. В «Ростехе» это вызвало панику: лично Сергей Чемезов публично пообещал «срыв оборонзаказа и волнения в регионах».

То есть Чемезов обвинил Шувалова в антироссийской политике.

Субъекты такого уровня крайне редко выясняют отношения через публичную полемику. Вот и Шувалов не счел нужным раздувать скандал. Он ответил делом: настоял на приостановке банкротства и выиграл в Арбитражном суде.

Что из этого следует?

Махмудов и Бокарев, вероятно, выходят из игры – никакого желания платить долги КТЗ у них нет.

Все еще формально контролирующие «Тракторные заводы» Болотин и Баков тоже не имеют свободных средств в таком количестве, но они, вероятно, согласны на нулевой вариант – передачу компании в обмен на снятие всех претензий к предыдущим владельцам, то есть к ним.

Чемезов, уже почти получивший концерн и даже приготовившийся к его приватизации, пребывает в некотором недоумении: давно его так откровенно не отодвигали в сторону. В его риторике об оборонном заказе и занятости сотрудников, безусловно, есть смысл, но с приходом Шувалова эта логика неожиданно перестала работать, а других аргументов у «Ростеха» пока не нашлось.

Шувалову «Тракторные заводы» совершенно не нужны: он избавляется от непрофильных активов куда энергичнее Горькова. Но вот свои деньги он получить хочет, даже если ради этого придется разобрать каждый станок до винтика и продавать мелкие детали на блошином рынке.

Вряд ли эта история станет началом конца «Ростеха», но налаженный механизм скупки и приватизации предприятий наконец-то дал сбой. Будет интересно посмотреть на следующий этап противостояния.

На Старой площади уже закупили попкорн.

Читайте нас в Яндекс.Новостях

Добавьте ленту «INFOX.ru» в свою личную и получайте актуальные новости ежедневно

Подписаться
Уровень жизни россиян продолжает падать - Делягин
Реклама

Мы рекомендуем
17.10.2018, 19:27
Нападение на политехнический техникум в Керчи произошло в среду, 17 октября. Его совершил студент 4 курса Владислав Росляков, покончивший с собой.
17.10.2018, 16:35
В этом году Букеровская премия досталась автору романа, подобного которому еще никто не читал.
Реклама