23:19
Москва
20 июля ‘18, Пятница

Недостроенная самарская птицефабрика – надгробный памятник российской экономике

Опубликовано
Текст:
Недостроенная самарская птицефабрика
Недостроенная самарская птицефабрика

Главные проблемы России – вовсе не дураки и не дороги.

Продолжают вскрываться подробности ситуации вокруг замечательного птицеводческого холдинга «Белая птица», который, как выяснилось после деления Промсвязьбанка (ПСБ) на ноль, принадлежит в первую очередь братьям Ананьевым и должен кучу денег тому самому ПСБ.

Выяснилось, что незадолго до краха кошелька своих владельцев «Белая птица», ранее клевавшая Ростовскую, Курскую и Белгородскую области, планировала войти также в Самарскую, создав там Сергиевскую птицефабрику мощностью в 120 тыс. тонн птичьего мяса в год. «КоммерсантЪ» оценивает бюджет этого проекта в 6 млрд руб., причем 4,2 млрд из них уже потрачены.

Вообще, проект выглядит исключительно выгодным. Посмотрите на цифры. 120 тысяч тонн – это 120 миллионов килограммов со средней розничной ценой в 200 рублей, то есть 24 млрд руб. Оптовая цена бройлерного мяса, конечно, ниже, – 90 руб./кг, но и тут очевидно, что при рентабельности хотя бы в 10% птицефабрика оправдала бы инвестиции весьма быстро, при условии, конечно, наличия платежеспособного спроса. А он в России все еще есть: народ как раз переходит от свинины к более дешевой курятине.

Грустно вспоминать, что всего 10 месяцев назад самарский губернатор Николай Меркушкин торжественно анонсировал совместную работу с «Белой птицей». Потому что больше никто не давал денег на достройку объекта, а свои средства у области кончились.

Ведь изначально, еще в 2013 году, речь шла о комплексе мощностью в 50 тыс. тонн без всякой «Белой птицы», на деньги регионального ОАО «Корпорация развития Самарской области». Инвестором называли Внешэкономбанк. Планировалось, что вслед за этим комплексом расконсервируют Кротовскую и Подбельскую птицефабрики – и Самарская область из крупного импортера птицы станет поставщиком.

Но грянули Майдан, Крым, Одесса, Донбасс, санкции, эмбарго, Центробанк – и оказавшийся в ужасном положении ВЭБ не смог вовремя выделить деньги на самарский проект. Поскольку такое поведение не редкость для государственной корпорации, региональное правительство временно взяло расходы на себя. Но ВЭБ вопреки подписанному соглашению денег так и не дал – банк сам с трудом избежал позорного банкротства, которое по последствиям для экономики было бы сравнимо разве что с дефолтом 1998 года. Там полностью сменилось руководство, и для новых людей обязательства предшественников не значат ровным счетом ничего.

К чему же мы пришли?

Комбикормовый завод построен. Элеватор построен. И то, и другое – первые серьезные сельскохозяйственные объекты, возведенные в области за двадцать (20!) лет. Остальное – на стадиях фундамента или возведения опорных конструкций. Нужно достроить корпус доращивания молодняка, корпус родительского стада, помещение для откорма бройлеров, инкубатор, цех убоя и переработки.

А «Белая птица» внезапно, вопреки устным договоренностям, отказалась от участия в проекте. Самарская область оказалась типичным обманутым вкладчиком.

Несчастному Меркушкину, мордвину по национальности, ничего не оставалось, как покинуть губернаторское кресло и заняться работой во Всемирном конгрессе финно-угорских народов. Шутка, конечно: наши чиновники и не такие провалы благополучно переживали, но недоразумение с «Белой птицей» стало одной из последних капель президентского терпения.

А область продолжает искать инвестора на свои постепенно разваливающиеся 4,2 млрд руб. (к слову, постройки и близко не выглядят на подобную сумму). Глава «Корпорации развития Самарской области» Андрей Новиков также был вынужден оставить свой пост. И это лучшее решение для менеджера, который с удовольствием рассказывает о «технологической составляющей проекта», но признает свою неспособность привлечь хоть кого-то для оживления этой составляющей. «Для этого оптовые цены на мясо птицы должны быть не ниже 95–100 рублей за килограмм. А сейчас цена составляет 80–85 рублей. Кроме того, с 2017 года прекращено льготное кредитование бройлерного птицеводства» – констатирует Новиков. Вот уж действительно: одни ищут проблемы, другие – возможности.

Вроде бы существует кредитное соглашение с последним выжившим в России крупным частным банком – «Альфой», но понятно, что выращивать бройлеров не будут ни банковские клерки, ни самарские конторщики. Объекту все равно нужен хозяин, причем хозяин, который сможет сперва вложить деньги, чтобы потом получать больше.

Увы, ни Меркушкин, ни Новиков, ни даже ВЭБ с «Промсвязьбанком» и «Альфой» не властны над главным законом российской экономики: частная собственность может неограниченно долго находиться в распоряжении так называемых предпринимателей, но в конечном счете все равно принадлежит бывшим силовикам и бандитам. Любая компания – Белая ли это Птица или Раковая, положим, шейка, – получая приглашение инвестировать в новый объект, первым делом высчитывает вероятность получения ощутимой прибыли до момента изъятия лакомого актива в пользу бывших измайловских или лубянских. И хотя, как мы указывали, Сергиевская птицефабрика обещает достаточно быструю отдачу, видимо, риски кажутся людями с деньгами непропорционально большими. А сами измайловские в стартапы вкладываются редко: они, как и положено представителям древней профессии, предпочитают получать готовые деликатесы в ресторанах, а не покупать полуфабрикаты.

Эксперты рынка указывают, что цены снизились до предела, и ни о какой упомянутой нами рентабельности в 10% речь сейчас не идет. В IV квартале оптовые цены на птицу составили 85,20 руб. за килограмм. А синхронно поднять цены производители не могут – это картельный сговор, ФАС заругает. Почему же тогда эта птица во всех торговых сетях лежит по 200–220 рублей за килограмм и кто получает разницу в цене, ФАС не знает и знать не хочет.

Несложно сделать вывод, что массовое открытие птицезаводами фирменных монобрендовых магазинов с мясом курицы по 150–170 рублей за килограмм озолотило бы производителей и обрадовало бы потребителей.

Но пока у нас – диктат ритейла, сам всемогущий ВТБ («лубянские») поучаствовал в судьбе «Магнита», так что никто не даст производителям так просто продавать кур, лишая мяса цепочку посредников. А значит, первые за 20 лет крупные сельскохозяйственные постройки в Самарской области еще долго не будут задействованы в реальной сельскохозяйственной деятельности.

Отказавшаяся от опасной инвестиции «Белая птица», видимо, получит-таки финансирование со стороны Россельхозбанка: где-то наверху принято решение не добивать братьев Ананьевых, тесно связанных с Российской православной церковью.

Промсвязьбанк поменял владельца, но при этом повысил статус – стал главным оборонным банком под управлением Петра Фрадкова, талантливого сына «лубянского» отца.

И только о ценах на мясо птицы в самарских магазинах позаботиться некому.

Читайте нас в Яндекс.Новостях

Добавьте ленту «INFOX.ru» в свою личную и получайте актуальные новости ежедневно

Подписаться

Реклама


Мы рекомендуем

20.07.2018, 20:14
Попытка Украины спасти бизнес Дмитрия Фирташа (его компания Ostchem занимается производством минеральных удобрений) за счет России провалилась.
20.07.2018, 18:34
В США завершилась судебная тяжба между юристом, конструктором-любителем Коди Уилсоном, опубликовавшем еще в 2013 году цифровые чертежи для 3D-печати однозарядного пистолета "The Liberator", и Госдепартаментом.

Реклама