08:13
Москва
27 мая ‘18, Воскресенье

Игорь Юргенс. Непоседливый лоббист российского страхования

Опубликовано
Текст:
Фото: Wikipedia.org
Игорь Юргенс
Игорь Юргенс

Судьба председателя Всероссийского союза страховщиков – лишнее доказательство того, что в 45 жизнь только начинается.

У Российского союза автостраховщиков (РСА) крупные неприятности. В конце апреля 2018 года в офис организации пришли люди в характерной форме и вежливо, но настойчиво попросили разрешения ознакомиться с определенными документами: проще говоря, произвели обыск и выемку документов. Пресс-служба РСА немедленно сообщила, что дело совсем не в Союзе, что проблема была лишь в «уголовном деле по одной из страховых компаний, она уже ушла с рынка». Одни журналисты полагают, что речь идет о «Страже», потерявшем лицензию 1 декабря 2017 года. Другие говорят о кромешном «Росгосстрахе». Но верить страховщикам в России не стоит: в конце концов, именно они наживаются на противоестественной системе ОСАГО, в рамках которой порядочные водители оплачивают результаты вождения алкоголиков и стритрейсеров.

Каково же это – быть руководителем организации, которую ненавидят миллионы автомобилистов? Абы кто на такую роль не годится. 65-летний Игорь Юргенс подтянут, свеж и общителен. Он видел Виктора Пелевина и стал героем его романа «Т» под именем профессора Уркинса. Он упомянут в стихах Дмитрия Быкова. Он прожил потрясающую жизнь и явно не намерен сходить с дистанции. У него самое длинное резюме в российской элите.

Семья и советский период

Юрий Теодорович Юргенс, отец будущего главстраховщика, принадлежал к советской номенклатуре – он возглавлял Центральный комитет профсоюза советских нефтяников. Надо сказать, что выходцу из обрусевших прибалтийских немцев надо было обладать для этого какими-то особыми талантами – во время войны и к немцам, и к большинству прибалтов относились настороженно. Но Юргенс-старший прослужил всю Великую Отечественную на подводной лодке Северного флота, за что и был награжден медалью «За оборону Кавказа»; о причинах этого феномена история умалчивает. Успел поработать отец будущего страховщика и главным редактором профсоюзной газеты «Труд».

Связи в те времена решали еще больше, чем сейчас, а может быть, Игорь просто очень хорошо учился – так или иначе, после школы вместо армии он пошел на экономический факультет МГУ (и сейчас является председателем комитета его выпускников, Игорек с детства любил председательствовать). Специальность Юргенс-младший выбрал предельно перспективную: политическая экономия. С этим можно было подниматься и по партийной, и по внешнеторговой лестнице. Может быть, сейчас он немного жалеет, что не пошел по стопам отца и не стал нефтяником: с его-то данными вполне мог бы возглавлять сейчас какую-нибудь государственную нефтяную компанию. Но во время его поступления до «войны Судного дня» и нефтяного эмбарго, взвинтившего цены на «жидкое золото», оставалось еще четыре года…

А может быть, и не жалеет он ни о чем. Ведь уже в 28 лет Игоря Юрьевича, направили работать не куда-нибудь, а в сам Париж – сотрудником какого-то из управлений ЮНЕСКО; данные о точном названии его должности расходятся. Разумеется, к тому моменту он был уже женат – иначе бы не пустили. Дочери Кате в 1980 году исполнилось три года.

Пять лет перспективный работник, овладевший английским и французским языками, провел на чужбине, издалека наблюдал он «гонку на лафетах» московских вождей. Уехал при Брежневе – вернулся при Горбачеве, в немного другую страну. Но первое время отцовские связи все еще работали – Юргенс стал консультантом международного управления ВЦСПС, декоративной профсоюзной структуры. Постепенно он дорос до поста заведующего этим управлением. По его собственным словам, работа была насыщенной, нервной, связанной с разъездами – например, он якобы консультировал профсоюзных деятелей в охваченном войной Афганистане.

Как только Юргенс возглавил международное управление ВЦСПС, эту организацию распустили за полной ненадобностью. Последним ее руководителем и непосредственным начальником Юргенса был никто иной как Геннадий Янаев, будущий вице-президент СССР и «путчист» 1991 года.

Политический легковес

Вместо ВЦСПС создали Федерацию независимых профсоюзов России, подчиненную Всеобщей конфедерации профсоюзов СССР. Секретарем последней и стал наш герой. В 1992 году организация избавилась от слова «СССР» и стала называться просто ВКП – к счастью, без (б). Юргенса избрали первым зампредом ВКП, и в этом качестве он доработал до 1997 года. Ему довелось пережить весьма интересные моменты – между московскими столкновениями 1991 и 1993 годов профсоюзы были одной из самых весомых сил в российском обществе, и потребовалось немалое дипломатическое искусство, чтобы «слить» их протест. Юргенс может поставить себе в заслугу участие в усмирении независимых профсоюзов и превращение их в подобие былой ВЦСПС.

Попробовал он себя и в политике. Сперва вошел в неправительственный Совет по внешней и оборонной политике России, потом вошел в предвыборный блок «Профсоюзы и промышленники России – Союз труда». Взяли 1,55% – не так уж и плохо, но в Думу на выборах 1995 года не прошли (тогда блеснули коммунисты, в два раза опередив ближайшего преследователя). Также Юргенс состоял сопредседателем Социал-демократического союза – одной из многих эфемерных партий, расплодившихся в начале 1990-х; СДС выделялся среди них разве что особой безликостью.

Вскоре Юргенс расстался и с партийной деятельностью, и с профсоюзами. На момент увольнения ему было уже 45 лет – в этом возрасте многие уже задумываются о душе, однако Игорь Юрьевич только начинал свою ценную и высокополезную деятельность. Судьбоносное назначение состоялось еще за год до этого – оставаясь в профсоюзах, Юргенс также возглавил совет директоров АООТ «Международная страховая компания профсоюзов "МЕСКО"».

Любовь всей зрелости

Вот она, настоящая жизнь – понял Игорь Юргенс, вплотную соприкоснувшись с финансовыми потоками страховой компании, которая вроде бы должна была облегчать жизнь рядовым рабочим (помните все эти советские профсоюзные путевки и льготы?). Впрочем, первый его заход в эту сферу был формально недолгим: в 1997 году он одновременно ушел из «МЕСКО» и Конфедерации профсоюзов. Его назначили сопредседателем попечительского совета Фонда развития парламентаризма в России – одной из многих околовластных кормушек. Однако, несмотря на актуально-демократическое название, этот Фонд представлял в первую очередь интересы страховой элиты, а Юргенс там считался человеком «Ингосстраха».

Тогда же он совершил последний рывок в политику, и надо отдать ему должное – не побоялся конкурировать с такими тяжеловесами, как Андрей Богданов и Валерия Новодворская. Разумеется, проиграл.

1998 год – с возрастом Юргенсом овладела охота к перемене мест. Он становится председателем Всероссийского союза страховщиков – новый пик карьеры! Через полгода он стал еще и сооснователем «Московского клуба кредиторов», созданного для давления держателей гособлигаций на непредсказуемое государство, в августе порадовавшее мир дефолтом. В 2000 году Юргенс стал председателем совета Клуба. А заодно и членом Совета директоров Национальной ассоциации участников фондового рынка. В те годы он жадно копил посты, звания и награды – не поленился даже в 49 лет стать наконец кандидатом экономических наук. «Организация и регулирование страховой деятельности в Российской Федерации» – так называлась его диссертация. Он все-таки нашел дело своей жизни.

Многорукий Юргенс

В 2001 году новоявленный кандидат наук, ни минуты не работавший на реальном производстве и, судя по всему, не имевший собственного бизнеса, стал исполнительным секретарем Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП). Через несколько месяцев он вошел в совет директоров РОСНО. Стал также главой комитета Торгово-промышленной палаты РФ по финансовым рынкам и кредитным организациям. А ведь мы отмечаем только самые главные пункты бурного юргенсова миллениума!

В 2005 году Игорь Юрьевич покинул практически все вышеназванные посты, чтобы стать вице-президентом инвестиционной компании «Ренессанс Капитал». Его взяли туда прежде всего как лоббиста, хорошо знакомого со многими тайными и явными генералами российских финансов – и надо сказать, что несколько лет компания действительно процветала. Для упрочения своего влияния неугомонный мультименеджер в 2006 году возглавил некоммерческий общественный фонд «Центр развития информационного общества». Эту очередную чиновничью выдумку (Центр был создан при Мининформсвязи) ждала завидная судьба: в 2008 году организацию переименовали в Институт современного развития, а ее главой стал лично президент страны Дмитрий Медведев. Юргенс же был при нем председателем правления, фактическим руководителем «медведевской оттепели».

Чем она закончилась, все знают. Единственным сохранившимся до наших дней достижением команды Медведева стало переименование милиции в полицию: даже смену часовых поясов пришлось в значительной мере откатить. «Фабрика мысли», несомненно, внесла заметный вклад в этот провал: Юргенс тогда немало критиковал премьер-министра Владимира Путина и едва ли радовал тем самым влиятельное путинское окружение. Да и вообще публичные выступления сановного модерниста выглядели странно. Особенно прославился он рассуждениями о менталитете:

«Русские ещё очень архаичны. В российском менталитете общность выше, чем личность. Поэтому "государство всё, а мои усилия – ничего". Пускай кто-то что-то делает, борется, а у меня своих проблем хватает, какая модернизация… Только к 2025 году русский народ станет совместим со среднеевропейским».

В декабре 2008 года непоседливый Юргенс сделал очередную попытку рывка в политику – вошел в высший совет кремлевского политпроекта «Правое дело» (председатель – Леонид Гозман). Ничего хорошего партия-спойлер не добилась; впоследствии ее переформировали под участие Михаила Прохорова в президентских выборах, но почетный генеральный консул Монако в России Юргенс благоразумно отошел в сторону раньше.

Вы будете смеяться, но все это время наш двужильный герой заседал в руководстве «Ренессанс Капитала». Оттуда он ушел лишь в апреле 2010 года, причем в совершенно неожиданное место – Королевский банк Шотландии! Там он стал старшим консультантом по России и СНГ. Едва ли эта работа приносила много денег, но и времени она не требовала, зато пополнила и без того богатое резюме бывшего профсоюзного активиста.

Интересно, что после победы Владимира Путина на выборах в 2012 году Юргенс возражал против назначения Медведева премьер-министром: «Россия врежется в стену на скорости 140 километров в час… Медведева порвут министры…» Предсказатель из него так себе – что, вообще говоря, странно для прожженного страховщика, ибо в этом деле предвидение играет огромную роль. Однако при наличии доступа к административному ресурсу таланты Кассандры совсем не обязательны.

Страхование прежде всего

В 2013 году, после возвращения Владимира Путина к президентской власти, Игорь Юргенс совершил собственный камбэк – вновь возглавил Всероссийский союз страховщиков. В 2015 году он прибавил к этому статус руководителя Российского союза автостраховщиков, а еще год спустя стал президентом Национального союза страховщиков ответственности. По дороге получил орден Почета, ордена Сергия Радонежского и Даниила Московского (видимо, за прославление русской общности). Вообще, после шестидесятилетия непоседа Юргенс стал заметно реже менять работу и уже не так страстно коллекционирует чины.

Жена Игоря Юрьевича Ирина Юрьевна возглавляет некоммерческую организацию «Агентство правовой взаимопомощи по проблемам социального развития», дочь Екатерина работает на высокой должности в британской пиар-компании Blue Sky.

Как видим, перед нами человек свободных взглядов и западного менталитета, но в то же время умеющий соблюдать условности современной России, заносит его редко. Да и времени нет – работа.

За время работы Игоря Юргенса в страховой сфере был выстроен самый натуральный бизнес на крови. После каждой крупной катастрофы в России стали вводить новые, разорительные для предпринимателей обязательные виды страхования. Саяно-Шушенская ГЭС – закон о страховании опасных объектов. «Булгария» – страхование ответственности перевозчиков. Лесные пожары 2014 года – страхование лесных участков. Все это – миллиарды рублей страховых премий и крохотные страховые выплаты: слава богу, серьезные катастрофы происходят у нас нечасто. Нет сомнений, что и из кемеровской трагедии страховщики извлекут свою выгоду. Заслуга Юргенса в этом – а значит, и в постоянном росте финансового давления на бизнес – огромна.

Это и есть главное, что останется от ценной и высокополезной деятельности Игоря Юргенса.

Читайте нас в Яндекс.Новостях

Добавьте ленту «INFOX.ru» в свою личную и получайте актуальные новости ежедневно

Подписаться

Реклама


Мы рекомендуем

26.05.2018, 01:38
Журналист Сергей Пархоменко резко раскритиковал ответ президента РФ Владимира Путина на вопрос о принадлежности ракеты, которой был сбит малазийский Boeing MH-17.
25.05.2018, 18:07
Британия должна принести России официальные извинения за клевету по делу об отравлении экс-сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии.

Реклама