17:35
Москва
16 ноября ‘18, Пятница

Сергей Чемезов. Топ-менеджер, скованный дрезденской цепью

Опубликовано
Текст:
Фото: Пресс-служба администрации Президента России /Kremlin.ru
Сергей Чемезов
Сергей Чемезов

Глава одного из крупнейших производителей оружия в мире не хочет быть премьер-министром и скучает по милой сердцу Испании.

Нынешний глава государственной корпорации «Ростех» Сергей Чемезов украшает собой наш мир с 20 августа 1952 года; появился на свет он в городе Черемхово Иркутской области. Внешность у него характерная для тех краев – с отчетливой примесью тюркских кровей. Школьные годы будущего промышленника не нашли отражения ни в одной из биографий Сергея Викторовича; вражеские голоса справедливо констатируют, что «скупы сведения о его жизненном пути, официальная хроника изъедена хронологическими лакунами».

Ценный кадр

Мы знаем, что в 22 года Чемезов с отличием окончил Иркутский институт народного хозяйства и пошел работать в режимное Иркутское НИИ редких и цветных металлов. Зарплата там была повыше, чем в институтах, скажем, черной металлургии, поскольку НИИ было крепко связано с атомной промышленностью. Но и режим секретности мог доставлять определенные неудобства. Хотя в те времена о загранкомандировках в Иркутске особо не помышляли – доступ к лимитированному куску свинины в спецраспределителе считался роскошью.

Чемезов эту роскошь, скорее всего, имел. Когда именно инженер связал свою судьбу с КГБ, когда выполнил первое задание, насколько грязным оно было – знают лишь он сам да архивы Федеральной службы безопасности. Кадровым особистом, вполне официально контролирующим обстановку на предприятии, Сергей Викторович не числился; хочется надеяться, что его начальными шагами к службе в засекреченных рядах не были и доносы на своих товарищей по службе.

В 1980 году ценный кадр перебрался в подмосковный Подольск, в экспериментально-промышленное объединение «Луч». Ядерные материалы и эксперименты с лазерными установками, судя по всему, мало интересовали нового сотрудника – он шагал по административной лестнице. Уже в 1983 году мы обнаруживаем Сергея Чемезова в ГДР (привет, режим секретности), где 31-летний специалист возглавил местное представительство «Луча». Понятно, что без прямого одобрения спецслужб и, более того, сотрудничества с ними ни один ядерщик не мог выехать из Союза, тем более на столь долгий срок.

Если молодой выдвиженец думал, что ему улыбнулась удача, то он не ошибался. Только заключалась эта удача не в самом факте длительной командировки под крышей «Луча» в почти западную страну, а в неприметном, неразговорчивом соседе по дому, который занимал должность директора Дрезденского Дома дружбы СССР – ГДР. Ровесники Чемезов и Путин сдружились – и дружбе этой идет уже 35-й год.

Много ли ценной информации сумели наковырять в ГДР коллеги из «Луча» и Дома Дружбы – загадка, но спасти строй, которому они присягали, им не удалось.

В 1988 году Чемезова зачем-то перевели из «Луча» в «Совинтерспорт», на пост заместителя генерального директора. В этой внешнеторговой организации Сергей Викторович проработал аж до 1996 года, пережив там съезды ошарашенных депутатов, ГКЧП, развал СССР, ваучерную приватизацию, залоговые аукционы и первую чеченскую войну. Казалось, так и останется он благополучным получиновником-полукоммерсантом с зарплатами по месту работы и в ФСБ…

Все круто изменил 1996 год.

Вслед за дрезденским другом

Летом прошли выборы. Очень громкие – президентские, где Борис Ельцин, по всей видимости, проиграл Геннадию Зюганову, о чем оба предпочли промолчать. И несколько менее резонансные – губернаторские в Санкт-Петербурге, где смертельно надоевшего горожанам эстета Анатолия Собчака сменил его зам Владимир Яковлев (не без активного содействия как раз ельцинской команды). Правая рука Собчака и фактический глава его предвыборного штаба Владимир Путин остался без работы, но ненадолго – способного исполнителя пригласили в Москву на должность заместителя управделами президента. Судя по всему, окружение Ельцина оценило талант своего оппонента, который едва не вытянул Собчака на новый губернаторский срок, несмотря на мощнейшее противодействие федеральных СМИ.

На пост начальника отдела внешних экономических связей в президентскую администрацию Путин пригласил своего дрезденского соседа Чемезова. Вместо спорта, в котором Россия могла тогда экспортировать разве что спортсменов (и тысячи атлетов разного уровня этим воспользовались), Чемезов получил в свои руки внешнеэкономические связи одного из самых влиятельных ведомств России, имевшего фактически неограниченный бюджет.

Следующий шаг в карьере Чемезова также удивительным образом совпал с возвышением Путина – к самостоятельной работе и инициативе иркутский чекист неспособен в принципе. В 1999 году, когда друг Владимир стал премьер-министром страны, друг Сергей возглавил ФГУП «Промэкспорт», задачей которого была продажа за рубеж ненужных армейских активов. До Сердюкова с Васильевой оставалось больше десяти лет, когда в общих чертах была апробирована схема их работы. «Промэкспорт» выступил конкурентом другого крупного экспортера, «Росвооружения». Первые продавали списываемое имущество, вторые – военную продукцию, но кто определяет грань между старым нужным вертолетом и старым ненужным вертолетом? Военный инженер, возможно, попытался бы объяснить вам техническую разницу, но любой администратор ответит на этот вопрос четко: разницу определяет друг премьер-министра (вспоминается памятное высказывание Германа Геринга «Кто здесь еврей, решаю я!»).

В результате назначения Чемезова Россия оказалась в комической ситуации: контролируемый людьми Путина «Промэкспорт» и все еще ельцинское «Росвооружение» предложили – как минимум Индии и Колумбии – один и тот же товар по разным ценам! Сперва «Росвооружение» договаривалось о контракте на поставку боевой техники, а потом приходил «Промэкспорт» и предлагал поставку списанной (но той же самой) боевой техники – за существенно меньшие деньги. Конечно, к заботе о благе государства деятельность нового ФГУП отношения не имела – его задачей было отжать рынок экспорта вооружений в пользу своих людей.

Опала и реванш

Эта операция завершилась успехом, когда Путин стал президентом и решил первые, самые насущные вопросы. Враждующие организации слили в единую – «Рособоронэкспорт». Правда, тут Чемезов получил щелчок по носу – его назначили лишь первым замом, а генеральным директором новой суперорганизации стал его собственный бывший зам, 33-летний пацан Андрей Бельянинов. По странному совпадению Бельянинов служил когда-то в советском посольстве в ГДР. Путин своих не бросает: в 2016 году, когда у Бельянинова, 10 лет отработавшего главой Таможенной службы, обнаружили совершенно неадекватное его зарплате имущество, президент выразил возмущение тем, что эта история попала в СМИ, а вскоре предложил оскандалившемуся другу новую хлебную должность.

Причины временной «опалы» Чемезова до сих пор непонятны, но сам он немедленно поставил бывшего зама на место, отказавшись переезжать из офиса «Промэкспорта» в здание «Рособоронэкспорта». Так, говорят, и ездил генеральный директор к своему заместителю с Гоголевского бульвара на Стромынку. Их пути разошлись в 2004 году, после очередных президентских выборов. Чемезов наконец возглавил Рособоронэкспорт (и в 2007 году добился монополии на экспорт вооружений), а Бельянинов – Федеральную службу по оборонному заказу.

В 2006 году аполитичного Чемезова – едва ли по его желанию – запихали в Бюро Высшего совета «Единой России». Его реальное мнение о ситуации в стране и качестве работы правящей партии прозвучало, например, в сентябре 2007 года, на восьмой год непрерывного роста всех макроэкономических показателей: «Утверждения некоторых ответственных лиц о высоких темпах роста отечественной экономики вызывают большие сомнения... Мы впереди планеты всей лишь по добыче и продаже наших сырьевых ресурсов». О «высоких темпах» говорил, в частности, президент России Владимир Путин.

«Критикуешь – предлагай!» Всего через два месяца произошел последний на данный момент поворот в судьбе Чемезова: 26 ноября 2007 года Владимир Путин назначил своего любимца главой «Ростехнологий» – корпорации, которой было предписано объединить под своей крышей буквально все, что еще может что-то производить в России – с упором, конечно, на оборонную промышленность. В 2009 году «Ростехнологии» объединяли 437 предприятий, в 2017-м, уже переименовавшись за астрономические деньги в «Ростех», – более 700. Холдинг, по словам Сергея Чемезова, входит в десятку крупнейших в мире по выручке (но, к сожалению, не по прибыли).

Секретные Ростехнологии

Деятельность Чемезова в «Ростехнологиях» вызывает противоречивые оценки. Ему любят припоминать обещания, данные на старте работы в этой корпорации, скажем: «с 2008 по 2012 год в России будет произведено более 430 самолетов Ил-96, Ту-204, "Сухой Суперджет", Ту-334, Ан-148». 430? Нет, 64, причем Ту-334 – ни одного. Но с другой стороны, вряд ли доктор экономических наук из Иркутского института народного хозяйства предвидел, насколько мощно пройдется по стране уже намечавшийся тогда кризис 2008 года. Все, что могли делать в «Ростехнологиях», – это спасать погибавшие предприятия, забирая их под государственную опеку, да выписывать новым менеджерам многомиллионные бонусы.

Провалили в корпорации и выпуск систем противовоздушной и противокосмической обороны С-500. Концепт этой разработки был готов в НПО «Алмаз-Антей» под руководством Игоря Ашурбейли еще к 2011 году, но вместо испытаний в 2013-м и постановке первых образцов в войска в 2014-м мы видим… Ничего мы не видим. Сейчас заместитель министра обороны России Юрий Борисов говорит о том, что первый экземпляр будет готов в 2020 году.

И так – по многим направлениям, требующим не только штампования на конвейере, но и опытно-конструкторских разработок. Зато Россия до сих пор успешно продает за рубеж системы С-300, принятые на вооружение в далеком 1975-м году: Чемезову, как мы помним, не впервой толкать за бугор старье по низким ценам.

При этом ФЗ №270 «О Государственной корпорации "Ростехнологии"» от 23.11.2007 г. Подразумевает, в числе прочего, абсолютную неподконтрольность и неподотчетность новой организации кому бы то ни было, кроме президента России. Даже годовые отчеты сперва запрещено было публиковать, а потом разрешено, но с удалением мест, содержащих государственную (что логично) и коммерческую (что странно) тайну. Дело в том, что в годовые отчеты в принципе не включаются элементы коммерческой тайны, жанр этого даже не предполагает. Но в случае с «Ростехом» секретно все: о финансовых успехах корпорации мы знаем почти исключительно со слов ее руководителей.

Более того, государственная корпорация «Ростех» и государственной-то является лишь отчасти: согласно закону, «Ростех» и Российская Федерация не несут ответственности по обязательствам друг друга. Для «Ростеха» это важно, чтобы его имущество за рубежом не арестовывали по искам против России (скажем, по делу акционеров ЮКОСа), а вот отказ государства от участия в делах принадлежащей ему корпорации выглядит странно. Случись что – и все равно закрывать долги ведомства Чемезова придется всем нам.

С другой стороны, военная продукция является основой несырьевого экспорта России, спрос на нее устойчиво высок в условиях весьма жесткой конкуренции, и заслуга руководства «Ростехнологий» в этом несомненна. Вопрос лишь в том, не слишком ли дорого обходится нам этот экспорт, учитывая постоянные денежные вливания из бюджета в предприятия «Ростеха» – впрочем, и эта информация проходит по секретным статьям бюджета.

Кавалер под санкциями

В конце апреля 2014 года Сергей Чемезов был включен в санкционный список США – это было неизбежно, учитывая род деятельности корпорации. При этом сам он точно такой же «ястреб Путина», как и, например, Михаил Ходорковский. «Я не слишком переживаю из-за санкций. Если о чем-то и сожалею, так о поездках в Европу, которую, действительно, люблю. Раньше проводил там отпуск с семьей. Лет десять подряд мы арендовали дом в Испании, даже подумывали о том, чтобы выкупить его в собственность», мужественно говорил он ТАССу уже в 2017-м, когда любить Европу стало совсем не модно. У него трудно найти агрессивные высказывания в стиле Путина, Лаврова и Рогозина, и складывается ощущение, что он (как, впрочем, и почти вся элита) вообще не верит в эффективность всей антизападной политики своего патрона.

Отрицает он и планы сделать его после президентских выборов премьер-министром: «Не верьте, это все сплетни». Действительно, одно дело числиться в ничего не решающем Совете «партии, которая отвечает за все», а другое – постоянно быть на виду и реально отвечать за все происходящее.

В качестве компенсации за неудобства Чемезова сделали полным кавалером ордена «За заслуги перед Отечеством», 38-м по счету и последним на момент публикации данного материала. Впрочем, это сомнительный повод для гордости: чуть ли не половину списка полных кавалеров занимают, простите, звезды эстрады и экрана (Лещенко, Табаков, Броневой, Хазанов…), тогда как Сергей Викторович, напротив, предпочитает оставаться в тени.

Великий семьянин

Но у этой тени есть разумные пределы. Делает честь главе Ростеха, например, то, что он не прячет свою семью, как это делают многие чиновники и топ-менеджеры. Напротив, если уж приходится давать интервью, он охотнее говорит о родных, чем о работе. И все эти родные – не безмолвные персонажи с пиар-фотографии, а люди публичные, их места работы известны, их можно увидеть, с ними можно поговорить и, если повезет, даже взять интервью.

Сергей Чемезов женат вторым браком на бизнес-леди Екатерине Игнатовой, которая, например, как-то раз взялась изготавливать АКПП для «АвтоВАЗа», получила боле 300 млн руб. для разворачивания производства, после чего о проекте никто не слышал. Также связанные с Игнатовой компании сотрудничали с «Ростехом», в чем сам Чемезов не видит ничего ужасного.

Старший сын Станислав, родившийся еще во время обучения отца в институте, работал вместе с Игнатовой в «Итере», засветился в массе компаний, связанных с государственными контрактами. Кроме того, он попал в дурную компанию – тесно сотрудничал с так называемым изобретателем Виктором Петриком, насмешившим всех ученых своими «инновационными» фильтрами.

Второй сын Александр – врач по профессии, о нем известно очень мало. Кроме того, что он, конечно, возится не с больными людьми, а с их карманами – занимается страховым бизнесом.

Падчерица Чемезова Анастасия Игнатова едва не стала топ-моделью – ей выпала честь сниматься в календаре Pirelli с Николь Кидман, Умой Турман, Хелен Миррен и другими звездами. Разумеется, деньги ее отчима совершенно ни при чем – «просто моя Настя там самая красивая», пояснил Сергей Викторович. У девушки, как нетрудно догадаться, помимо эффектной (что спорно) внешности есть бизнес-таланты, которые она реализует в фармацевтической сфере (этим направлением, кстати, в последнее время активно интересуется и Ростех). Что характерно, начинала она свою бизнес-деятельность на паях с Михаилом Прохоровым и сотрудничала с ним в период, когда он соперничал на выборах президента с Владимиром Путиным.

Младший сын Чемезова, Сергей Сергеевич, пока что ходит в школу. Участвовал в чемпионате России по аквабайку, сейчас увлекся боксом.

Красиво жить не запретили

А что на выходе, кроме крепкой семьи одаренных бизнесменов? За пять последних лет 2012–2016 Чемезов, согласно декларациям, заработал более 620 млн рублей, особенно удачным был 2016-й год с доходом 212,2 млн руб. Для сравнения, сосед Сергея Викторовича по дрезденскому дому (и фактический начальник главы «Ростеха») Владимир Путин заработал порядка 35 миллионов за эти же пять лет и 8,9 млн в 2016-м. Наглядная иллюстрация поговорки «Не имей сто рублей, а имей сто друзей».

Но доход Чемезова – ничто по сравнению с доходами его жены Екатерины Игнатовой. За пять лет она заработала более 4,3 млрд руб., причем половину этой суммы – в кризисном 2014-м году: кому война, кому мать родна. Имущественная декларация супругов заняла бы здесь несколько страниц, одних только транспортных средств у Сергея Викторовича 14, еще 3 – у жены. Несколько домов и квартир, масса земельных участков и нежилых построек – что ж, согласно закону, менеджеры госкорпораций в отличие от чиновников могут себе позволить легальную красивую жизнь. К сожалению, семья Чемезовых возражает против того, чтобы об этой жизни знали широкие слои населения –в августе 2014 года возле деревни Акулинино, где находятся скромные домики семьи главы «Ростеха» и ряда других топ-менеджеров госкомпаний, было совершено нападение на пикник активистов, пытавшихся сфотографировать шикарные особняки товарищей, живущих, как ни крути, на государственный счет.

* * *

Сложно оценить и фигуру, и карьеру Сергея Чемезова. Человек он ответственный и скромный, мог стать хорошим инженером или исполнительным особистом, жить с первой и единственной женой, заставлять детей учить физику, чтобы они не верили в волшебные фильтры… Судьба, однако, распорядилась иначе, а просто уйти в сторону, как это сделал, например, бывший министр обороны Сергей Иванов, его тезка не может. Слишком много ответственности взял он на себя. слишком много интересного произошло на семистах предприятиях «Ростеха» за время его работы. Глава госкорпорации скован одной цепью с фаворитом президентских выборов 2018 года и прекрасно понимает, что ни ключа от замка, ни пилы для звеньев ни на одном из этих предприятий не произведут никогда.

Читайте нас в Яндекс.Новостях

Добавьте ленту «INFOX.ru» в свою личную и получайте актуальные новости ежедневно

Подписаться
Реклама

Мы рекомендуем
16.11.2018, 16:19
В Хамовническом суде принято решение о разводе двух юмористов – Евгения Петросяна и Елены Степаненко.
16.11.2018, 13:52
Музыкальной школе города требуются новые инструменты
Реклама