05:49
Москва
22 сентября ‘17, Пятница

Вперед в прошлое: как Белоруссия тянет Россию в XX век

Опубликовано
Текст:
Фото: Пресс-служба администрации Президента России /Kremlim.ru/Kremlin.ru
Александр Лукашенко
Александр Лукашенко

Александр Лукашенко напомнил о том, что борьба с тунеядцами не отменена, а лишь приостановлена; российские власти ждут первых результатов этого эксперимента

Президент Белоруссии Александр Лукашенко сообщил, что к 1 октября 2017 года будет готова новая версия легендарного «Декрета №3» – указа о борьбе с безработицей, точнее, с безработными. Прошлая попытка введения драконовских мер привела к массовым протестам – и власть, едва ли не впервые за два с лишним десятка лукашенковских лет, пошла на попятный. Но декрет подвергнется лишь косметической корректировке, суть его останется прежней – ввести жесткие наказания для тех, кто не участвует в легальной экономической жизни страны.

Разрыв с тунеядцами

Суть изменений состоит в том, что ежегодный денежный взнос («налог на безработицу»), о котором шла речь в первом варианте, будет заменен лишением права на государственную поддержку. Полная, без госдотаций, оплата медицинских услуг, услуг ЖКХ, школ и детских садов; возможно, платными для «тунеядцев» будут также государственные услуги (выдача справок, оформление документов). То есть «тунеядство» становится не правонарушением, как было в СССР, а изменением формы взаимодействия человека и государства, своеобразным «разводом». Человек не платит налоги и взносы – государство в ответ отказывает ему в материальной поддержке. У женщин останется право быть домохозяйками при наличии несовершеннолетних детей и работающего мужа.

Декретный способ борьбы с безработицей не нов, но до Советского Союза применялся разве что в первобытных обществах. Александр Лукашенко весной текущего года дал своим подчиненным полтора месяца на решение всех вопросов, которые занимают экономистов не первую сотню лет. Избавиться от безработицы к 1 мая 2017 года не удалось – скорее она даже растет. Правда, в отличие от России, белорусы считают число безработных строго по данным государственной службы занятости, поэтому страна рапортует о показателе в 0,7% при реальных 5,5–6% (подсчитано по методике Международной организации труда) – примерно как и у нас.

При этом Лукашенко понимает, что число рабочих мест, вопреки статистике, не растет (белорусский президент вообще куда более критично, чем его российский коллега, относится к цифрам, которые кладет ему на стол ближайшее окружение). Но следующего шага – создания реального спроса на рабочую силу – Белоруссия не делает. По большому счету этим 6% некуда идти; вакансий в стране мало. Это видно и по уровню зарплат: лишь треть работающих жителей самого богатого города страны, Минска, получают эквивалент российских 20 тысяч рублей или выше. Труд в Белоруссии крайне дешев – а это по всем рыночным законам, в которые не верит Лукашенко, означает, что спрос на этот «товар» невелик. При этом цены в Минске приближаются к российским за счет ориентации как раз на российских туристов. Парадокс: москвичи и смоляне ездят на шопинг в Минск, минчане – в Вильнюс.

В попытке увеличить ВВП страны «батька» вроде бы загнал себя в тупик: он гонит людей на несуществующие рабочие места. Этому есть только одно объяснение: президент и его окружение считают (и не без оснований), что подавляющее большинство людей, держащих трудовую книжку дома, на самом деле заняты в теневом секторе, то есть работают и получают какие-то деньги, но ничего с них не платят государству. И новый декрет послужит «обелению» экономики, поскольку люди впредь будут отказываться идти туда, где нет официального оформления. Это своего рода давление на бизнес снизу, и оно вполне может оказаться эффективным.

Сегодня в Минске – завтра в Москве

Почему мы так подробно рассказываем об этом на российском сайте, почему нам так важно следить за тем, что происходит у соседей? Да потому, что Белоруссия уже давно стала «русским полем экспериментов», где обкатываются сомнительные законы перед их копированием в России (это было заметно еще со времен введения ОСАГО).

Как верно заметил местный блогер, «одной из целей выделения из России шести областей под наименованием "Белоруссия" является постановка экспериментов с целью обкатки управленческих решений для всей страны». Теневой сектор в России гораздо масштабнее белорусского (в том числе относительно объема экономики), наши власти мучительно ищут способы его «обеления», то есть увеличения налогооблагаемой базы, и белорусский опыт, можете быть уверены, Администрация президента и правительство изучат под микроскопом.

Но то, что имеет хоть какой-то смысл в Белоруссии, порой оказывается бессмысленным в России. Белоруссия – маленькая страна без заметных природных ресурсов, которая получает деньги лишь двумя путями: собственным трудом и политико-экономическим шантажом соседей с целью получения новых кредитов. В России же совсем иная экономическая модель, основанная на продаже природных богатств – процессе, в котором заведомо участвует лишь малая доля населения. Занятость остальных, легальная или теневая, – во многом видимость, круговорот придуманных услуг и китайских товаров в российской природе.

В XX веке навсегда

Тем не менее и в белорусском эксперименте мы видим откровенное сползание в архаику, попытку пойти против течения, а вернее даже, простите, против ветра. Весь мир понимает: с развитием технологий безработица неизбежно будет расти, сомнительный прогноз «вкалывают роботы – счастлив человек» оправдывается как минимум в первой своей части. Поэтому нужна какая-то совершенно новая концепция занятости, подразумевающая возможный «безусловный доход» и смиряющаяся с фактом неучастия рядового человека в так называемом производительном труде. Просто потому, что в крайне обозримом будущем как максимум 10% взрослых людей будут вполне способны обеспечить остальных пищей, одеждой и необходимыми вещами. Уже сейчас в развитых странах более 70% занятости приходится на сферу услуг, Россия близка к этому показателю, а роботизация и развитие 3D-принтинга готовы поставить крест на самом понятии рабочего класса.

У третьего мира, конечно, этот процесс будет идти дольше. И Белоруссия с Россией своим стремлением поставить всех в мобилизационный строй трудового фронта расписываются в принадлежности к этому третьему миру.

Выводить экономику из тени надо, но не репрессиями, поскольку они в России приведут лишь к обнищанию. Но единственный реалистичный способ – это значительное снижение налогов, стимулирование бизнеса к честному ведению дел. Определенные потери на первом этапе неизбежно компенсируются всплеском деловой активности – особенно если представители силовых структур научится защищать бизнес, а не отбирать его.

Не то копируем

Нам есть чему поучиться у белорусов. Но не бессмысленным социалистическим законам в постиндустриальном мире, а совсем другим вещам.

Надо перенять у них настоящую борьбу с коррупцией – многие белорусские экс-министры уже сидят или отсидели, тогда как у нас взяли лишь одного, да и того по откровенно заказному делу. Не верим, что в российском кабинете министров нет или хотя бы не было достойных кандидатур для интересной и плодотворной работы со следствием.

Надо поучиться этике повседневной жизни – белорусы не склонны использовать окружающую среду как мусорную корзину, оставлять после себя выжженную землю. Там действительно не принято сорить на улицах или мешать жить соседям.

Чиновникам необходимо изучить отношение государственного аппарата к работе – Белоруссия, конечно, весьма забюрократизированная страна, но там все же принято выполнять свои обязанности, а не «отфутболивать» граждан, причем, что самое невероятное для россиян, это относится даже к работе милиции.

А безумные хрущевские идеи белорусского вождя, который так и застрял в своем детстве, в 1950-60-х годах, нам не нужны.

Реклама


Мы рекомендуем

22.9.2017, 2:10
Лидер КНДР Ким Чен Ын назвал речь и поведение президента США Дональда Трампа на Генасамблее ООН «безумными», полный текст заявления обнародован северокорейским Центральным телеграфным агентством Кореи (ЦТАК).
22.9.2017, 1:58
США путем введения новых экономических санкций против КНДР хотят лишить ее денег на ракетно-ядерную программу, заявила официальный представитель госдепартамента Хезер Науэрт, комментируя последний указ президента США Дональда Трампа.

Реклама