07:44
Москва
21 ноября ‘17, Вторник

Ныть или жаловаться? Почему россияне так любят Change.org

Опубликовано
Текст:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Американский сервис петиций присвоил себе статус главного в России и гордится несуществующими заслугами.

Удивительная страна Россия: постоянно твердит о своем суверенитете, выставила штыки и ракеты во все стороны, информирует весь мир о том, что «может повторить», а свои простейшие проблемы предпочитает решать в США, в крохотном Делавэре, зажатом между Мэрилендом и Нью-Джерси – редкий американец найдет его на карте. Речь идет, как вы уже догадались, о нашей привычке создавать и подписывать петиции на сайте Change.org.

Польза и лукавство «Ченджорга»

За годы существования русскоязычной версии этот сайт стал настоящей энциклопедией постсоветской жизни: чего только не требуют от властей и мироздания наши соотечественники! Самые безумные инициативы набирают сотни, тысячи, сотни тысяч голосов, а главное – то и дело администрация сообщает об успехе кампаний. Что, конечно, стимулирует людей создавать новые и новые петиции, благо для этого нужно всего лишь подтвердить свой e-mail.

Правила написания электронных адресов позволяют грамотному пользователю, даже имея один-единственный ящик на Yandex или Gmail, зарегистрироваться на сайте десяток-другой раз – и всеми этими аккаунтами голосовать за понравившееся предложение. Уже одно это делает результаты голосований абсолютно недостоверными – не говоря уж о том, что ни в одной стране не существует ни одного правительственного решения о каком-либо правовом статусе петиций с Change.org.

Так называемые «успехи» петиций, как правило, связаны с жалобами, поданными на ту же тему, и с активной работой СМИ, выводящих проблему в топ информационной повестки.

Сотрудники Change.org действительно пересылают результаты голосований в соответствующие учреждения, в том числе российские, однако ни один российский чиновник нигде не произнес слов «Да, было голосование на Change.org, и мы прислушались, пошли навстречу». Как максимум – признают существование такого сайта и комментируют инициативы: иногда благожелательно, чаще не очень. При этом руководство российской версии сайта чрезвычайно агрессивно присваивает себе заслуги в деле реализации тех или иных проектов, заявленных когда-то на Change.org. К сожалению, мы видим точку зрения только одной стороны – господина Дмитрия Савелова, руководителя платформы в России и Восточной Европе. Если бы он хоть раз встал в кадре рядом, например, с главой Минздрава и они вместе сказали бы если не о сотрудничестве, то как минимум о взаимопонимании – это был бы прорыв.

Тем не менее полезные функции у Change.org, безусловно, имеются.

Благодаря навязчивой саморекламе этот сайт иногда воспринимается всерьез российскими чиновниками – не то чтобы они прислушивались к нему, но информповоды для волнений и обсуждений он действительно подает.

Безопасное и ни к чему не обязывающее голосование на Change.org для некоторых становится первым шагом к реальной гражданской активности – в условиях инертности местных властей в России зачастую очень полезной.

Наконец, еще одна важная функция: благодаря коммерческому продвижению отдельных петиций и вольному обращению с личными данными посетителей владельцы Change.org, судя по всему, очень неплохо зарабатывают.

Официальная альтернатива

Но Россия, повторимся, удивительная страна. Люди, которые так горячо болеют за все хорошее, внезапно становятся вялыми и пассивными, когда доходит до необходимости что-то сделать для реализации благих пожеланий. В России существует официальная система рассмотрения общественных инициатив, встроенная в систему вертикали власти – между тем ее популярность существенно ниже, чем у Change.org. Речь идет, конечно, о РОИ, «Российской общественной инициативе». В отличие от своего делавэрского конкурента, РОИ требует обязательной идентификации пользователя через систему «госуслуг»; таким образом, накручивание голосов со стороны невозможно. К сожалению, эта система защищена и от общественного контроля: нет возможности проверить, действительно ли за ту или иную инициативу подано именно столько голосов (делавэрцы показывают текущие результаты голосования, россияне – нет).

Зато РОИ, по крайней мере юридически, полностью нацелена на результат. Инициатива, федерального уровня, получившая 100 тысяч голосов, в обязательном порядке должна быть рассмотрена экспертной рабочей группой. Та, не торопясь, за два месяца рассматривает инициативу и выносит вердикт: принять ее или отклонить. То есть голосование здесь все-таки обязывает власть как минимум дать развернутый и аргументированный ответ.

Для инициатив регионального уровня порог требуемого числа голосов значительно выше: для регионов с населением более 2 млн – те же 100 тысяч, что и для всей России, для регионов поменьше, а также при решении вопросов муниципального уровня – 5% от населения региона или муниципалитета.

Учитывая достаточно низкую активность голосования на РОИ, за все время существования проекта была полностью принята и, по словам властей, реализована лишь одна инициатива РОИ – о создании «зеленого щита» вокруг Москвы: «Организовать "Зеленый щит" Москвы и Подмосковья в пределах 70 км от МКАД, ограничив на этой территории вырубку леса». Цинизм в том, что на самом деле это ограничение не работает, поскольку Министерство экологии Московской области – ни что иное как команда железных дровосеков, в которых никакой гудвин не вложит ни сердца, ни совести.

 

Отдельный интерес представляют региональные сервисы схожего функционала. У них нет единого движка, в каждой избушке, как говорится, свои погремушки. Наиболее известным здесь является, естественно, московский «Активный гражданин» – хорошо разработанное приложение, которое удивительно тонко чувствует настроения московского руководства и практически неизменно выдает нужные ему результаты. Проект подается как «система электронных референдумов»; по официальным данным на него было затрачено 20 млн рублей, однако ушлые журналисты нашли тендер, согласно которому только на разработку фирменного стиля и рекламу ушло 30 млн.

Никакой возможности проконтролировать достоверность результатов голосования «активных граждан» у сторонних наблюдателей нет. Юридически муниципальное интернет-голосование в России не может иметь никакой силы, ибо не прописано в законах, однако московские власти регулярно ссылаются на «референдумы» как на обязательное к исполнению волеизъявление граждан. Отличие АГ от большинства других региональных ресурсов состоит в том, что власти здесь часто выступают как инициаторы голосований, то есть к реактивной функции добавляют проактивную.

А вот подмосковный сервис «Добродел» в масштабном шулерстве не замечен, да и зачем бы ему, ведь создан он в первую очередь для информирования властей о проблемах на местах – дырах в асфальте, протекающих потолках, незаконной торговле спиртным и так далее. Прямо во время написания этой статьи «Добродел», кстати, представил новую возможность, о которой давно мечтали старушки у подъездов. Раздел «Народный инспектор» позволяет фиксировать некоторые правонарушения автомобилистов: парковку на газоне и детских площадках, блокировку проезда коммунальной техники, выбрасывание мусора в неположенном месте (тут, правда, старушка со смартфоном должна быть очень ловкой, чтобы успеть зафиксировать этот обычно секундный процесс).

В северной столице аналогичные «Доброделу» функции выполняет губернаторский портал «Наш Санкт-Петербург». В ряде других регионов также работают аналогичные сервисы.

Кроме того, существует множество фейковых порталов для жалоб и референдумов, созданных исключительно для показа рекламы посетителям.

* * *

О том, почему россияне предпочитают проголосовать или даже создать петицию на Change.org, а не направить жалобу чиновнику, который обязан заниматься проблемой, хорошо сказал Алексей Рощин, социальный психолог и политтехнолог: «У нас в крови ныть, а не жаловаться. Потому что жалоба – это правильно оформленный документ, который подается в установленном порядке и который нужно доводить до конца, следить за тем, как с ним работают, иногда пинать, иногда писать какие-то дополнительные жалобы».

* * *

Сайты, упомянутые в статье:

Change.org

«Российская общественная инициатива»

«Активный гражданин»

«Добродел»

«Наш Санкт-Петербург»

Реклама


Мы рекомендуем

20.11.2017, 22:10
Ученые обнаружили внутри жука-листоеда бактерию с самым коротким геномом в мире (если не считать внутриклеточных симбионтов). Она помогает своему хозяину переваривать пектин, входящий в состав клеточных стенок растений.
20.11.2017, 18:29
Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко предложила признать всемирным наследием человечества победу над нацизмом по итогам Второй мировой войны.

Реклама