13:35
Москва
14 августа ‘18, Вторник

Сергей Собянин попытался подать реновацию в выгодном свете

Опубликовано
Текст:
Фото: ТАСС/Антон Новодережкин
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Программное интервью мэра Москвы показало, что он уходит от ответов на серьезные вопросы и не готов всерьез отчитываться перед москвичами.

У мэра Москвы Сергея Собянина начался предвыборный год. И хотя до реальной кампании еще далеко, а самого Собянина прочат чуть ли не в премьер-министры, он активно пытается набирать очки в глазах москвичей. 29 января Сергей Семенович дал большое интервью газете «КоммерсантЪ», где подробно рассказал о достижениях и планах мэрии – и скромно умолчал о ее ошибках. Особый интерес представляют высказывания Собянина на тему реновации – проекта, благодаря которому мэру удалось объединить жителей столицы против действующей власти.

Почитаем этот фрагмент беседы и сопоставим фразы избранника москвичей друг с другом и с реальностью.

«Потребуется не один год»

Сергей Собянин признал, что программы реновации не существует вообще, что она реализуется явочным порядком: «На сегодня есть лишь закон и постановления правительства Москвы, регламентирующие программу, и утвержден перечень домов. Следующими этапами мы должны создать проекты планировок кварталов или целых районов, которые подпадают под реновацию, расписать очередность реализации, и вот тогда это будет полноценная программа. Для этого потребуется не один год».

Почему же тогда людей будут переселять в ближайшие месяцы? Оказывается, в этом виноваты сами жильцы: «Жители нам говорят: "Послушайте, перед окнами у нас стоит готовый дом. Пожалуйста, переселяйте нас в него. Не смейте продавать дом или отдавать под другие нужды, отдайте нам"». Перед нами случай так называемого лукавства. Если москвич скажет Собянину «Не смейте», его тут же положат на асфальт сотрудники Росгвардии и быстро научат почтению к начальству. Специально выбранные жильцы, которых порой и в доме-то никто не видел, то есть профессиональные провокаторы – вот те люди, которые рвутся в соседние дома. И тому есть вполне весомые доказательства – например, коптевский прецедент.

Куда торопится мэр? Почему не сказать торопыжкам – «нам надо создать программу, для этого потребуется не один год, не волнуйтесь»? Может быть, кому-то просто очень срочно нужны деньги? Откуда в Москве появилось «около тридцати готовых домов, которые еще раньше были построены, до создания проекта реновации»?

«Часть жилья необходимо продавать»

Сейчас на программу заложено 400 млрд рублей, по 100 млрд в год. Это колоссальная сумма, соглашается Сергей Собянин, и надо как-то ее возвращать, поэтому скрепя сердце он признает: «часть жилья необходимо будет продавать на рынке, чтобы эта программа была самоокупаемой хотя бы в части себестоимости жилья». Ехидные журналисты «Ъ» вынесли эту фразу в заголовок, тем самым показав свое реальное отношение к высказываниям чиновника. Дело в том, что «часть» – это процентов так 60–70: представьте себе 17-этажку на месте пятиэтажки плюс, признает сам Собянин, «мы отобрали более 200 <свободных> площадок и приступили к строительству». Таким образом, площадь застройки города существенно увеличится. А что касается «объектов соцкульбыта», то они все чаще располагаются как раз на первых этажах многоэтажек – чего зря место драгоценное переводить.

Построили на свободной площадке 17-этажный дом, переселили туда жителей пятиэтажки (в худшие квартиры, окна на север и на трассу, выбора-то не дают), продали остальные 12 этажей, снесли пятиэтажку, построили 17 этажей, заселили из другой пятиэтажки, продали 12 этажей… Недурной гешефтик, Сергей Семенович! Что ж вы в Когалыме-то так строительством не увлекались?

В поисках бенефициаров

А кто же у нас выгодоприобретатель-то схемы? Здесь речь Собянина становится менее внятной. «Мы не собираемся заключать с ними инвестиционные контракты в том понимании, в котором они реализовались до этого… Строят строители, а город заказывает. Город сам будет инвестором и заказчиком... Мы будем заказывать на конкурсах, аукционах так, как происходит и сегодня, когда мы размещаем городские заказы». Последний пункт сразу пугает, потому что городские заказы с удивительным постоянством уходят нужным людям: чего только стоят «конкурсы» для компаний, которые раньше были связаны с Максимом Ликсутовым! Но смысл понятен: ранее застройщики платили городу за участок и делали все сами (строили, заселяли переселенцев или очередников, продавали другие площади), а теперь город хочет взвалить на себя эти тяжкие обязанности: девелоперы из хозяев становятся исполнителями.

Застраивать до последнего вздоха

«<Московские> девелоперы неоднократно жаловались, что реновация может похоронить их бизнес» – уточняют журналисты. Лучшего сюжета для страны и придумать нельзя – хватит строить Москву, пора строить Россию, хоть тот же Когалым. Но нет, Собянин твердо намерен использовать каждый сантиметр вверенного ему города: «Девелоперский бизнес умрет в Москве последним в России в силу того, что московский рынок наиболее емкий». В городе дышать уже нечем, русские и азиаты по головам друг друга ходят, а у них все «рынок емкий». «Количество жилья, которое строится в Москве, с точки зрения количества населения невелико». Сергей Семенович не называет, что такое «невелико», поэтому посчитаем за него.. При первом голосовании за переселение проголосовали жители 4079 домов (и на этом голосование не закончилось!). Возьмем минимум – трехподъездная пятиэтажка на 60 квартир. В среднем по 2,5 человека на квартиру (тоже минимум) – 150 человек. Итого получается свыше 600 тысяч человек, каждый двадцатый легальный житель Москвы. Это точно немного? Предположим. Но ведь будет и дополнительное жилье: «Программа реновации даст дополнительные объемы, но это некритические объемы, которые вряд ли существенным образом повлияют на рынок жилья в регионе». Господа, ну негоже так прибедняться. В среднем на 5 этажей жилья для переселенцев придется в среднем 12 этажей коммерческого жилья, что уже предполагает порядка полутора миллионов человек, задействованных в проекте (мы упрощаем – на самом деле будут строить, конечно, отдельные дома для плебса и для господ с деньгами). Для Собянина объемы, может, и не критические, а вот для рядовых москвичей это полноценное путешествие селедки в бочку.

«В конце концов есть я»

«Качество строительства будет контролироваться, естественно, и государственным надзором, и фондом реновации, и, самое главное, жителями. Еще есть комиссия Общественной палаты, которая ведет независимый контроль, ну и в конце концов есть я» – говорит Собянин. Тут особено трогательно «самое главное, жителями». Жителей никто не спросил, нужна ли реновация, с жителями трогательно поиграли на выборах мэра, а тут вдруг они будут что-то контролировать? Только через Росгвардию.

Качество строительства бюджетного жилья («стандартного класса») в России невысокое. В случае строительства по подряду исполнитель вообще не заинтересован в высоком качестве, поскольку не ему продавать эти объемы. Теоретически он будет бояться городской комиссии и поражения на следующем тендере, но «ручные» компании этим сложно напугать. Впрочем, ответственность слишком велика, поэтому откровенно плохо, надеемся, никто строить не будет.

Аберрация памяти

«Когда вы вступали в должность мэра, то говорили, что в Москве очень плотная застройка и нужен пересмотр градостроительной политики. А не возвращаемся ли мы опять сейчас во времена плотной застройки?» – попытались журналисты поймать Собянина на слове. Тот не слишком технично уклонился: «Я говорил, что нужно уходить от точечной застройки, когда строят практически во дворе домов, когда вся стройка сосредоточена в центре города, в его исторической части». Сергей Собянин пришел к власти в 2010 году и под лозунгом борьбы с уплотнительной застройкой разорвал большинство действовавших инвестконтрактов под предлогом нарушения застройщиками сроков (кризис 2008-09 годов сказался), позднее отдав эти объекты другим, более пунктуальным организациям. Стройки тогда шли по всей Москве, хотя и не в таком количестве, как сейчас, но поскольку Юрий Лужков под конец карьеры действительно отказался от уплотнительной застройки, говорить о каком-то изобилии кранов в центре не приходится. Основная застройка велась отнюдь не в центре, где она привиделась Собянину, а на свободных землях в спальных районах.

«Сегодня большая часть строительства ведется как раз в промзонах или на новых территориях Москвы. А сам объем не больше, чем в начале 2000-х годов», – говорит Собянин. Да, действительно, объемы соотносимы, а территории стало значительно больше. Только лужковскую «реновацию» люди встретили с восторгом, а собянинскую – в штыки, что бы ни фантазировали на этот счет городские статистики. На этот счет у нас есть подробная статья, где написано, для кого старались прежние и нынешние городские власти.

* * *

Неудачное вышло интервью. Сенаторы-республиканцы 28 января обратились к своему однопартийцу президенту Трампу хоть немного помолчать, потому что его высказывания сильно затрудняют их защиту от обвинений со стороны демократов. К сожалению, в Мосгордуме нет людей, которые способны попросить помолчать своего мэра.

Читайте нас в Яндекс.Новостях

Добавьте ленту «INFOX.ru» в свою личную и получайте актуальные новости ежедневно

Подписаться
Реклама

Мы рекомендуем
14.08.2018, 12:54
Вы думаете, что чем чаще моете голову, тем дольше она будет выглядеть чистой? А вот и нет! Мы сделали подборку из пяти вещей, которые нужно прекратить делать, иначе ваши волосы так и будут выглядеть жирными и неухоженными.
14.08.2018, 12:24
Главный редактор радиостанции «Говорит Москва» Сергей Доренко в интервью видеоблогеру Юрию Дудю рассказал о своих встречах с президентом России Владимиром Путиным.
Реклама