12:20
Москва
20 февраля ‘19, Среда

Владимир Путин: «Ситуация сложная, а ответ простой»

Опубликовано
Фото: Пресс-служба администрации Президента России /Kremlin.ru
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Когда самое высокопоставленное лицо в государстве отвечает на болезненные вопросы, так хочется услышать, что все проблемы будут решены максимально эффективным способом, и очень скоро мы будем жить лучше, чем в Париже. И Владимир Путин каждому вопрошающему говорит ровно то, что он сам и сотни тысяч россиян хотят слышать.

В этом и есть волшебство ежегодных пресс-конференций. И если у вопрошающего, который хоть как то разбирается в теме, остаются сомнения в том, что слова президента имеют отношение к реальности, то у остальных создается идеальная картинка мира, в которой они мечтают жить. И в итоге со всеми вопросами примерно одинаково, как верно подметил президент в ответ на вопрос про мусоросжигательные заводы и раздельный сбор отходов: «Ситуация сложная, а ответ простой».

По мнению президента, ситуация в сфере переработки отходов очень сложная, потому что десятилетиями никто ничего не делал в ней: «Никто никогда не занимался никакой переработкой, минимально, точечно». Ну, конечно, это лукавство. Мусороперерабатывающая отрасль слабая и хилая, но в России есть. А с 2012 года вообще была объявлена реформа, принят специальный закон, и уже два года, по идее, мы должны были жить в совершенно другом — практически идеально чистом мире. Производители отходов (многочисленные предприятия и импортеры, производящие подлежащую переработке продукцию) должны были через отчисления РОП (расширенная ответственность производителя) профинансировать развитие перерабатывающей отрасли, регионы должны были принять территориальные схемы, в которых учесть все источники производства отходов и варианты их переработки. Гражданам вменялось раздельно собирать мусор и платить за фактически сданный объем не перерабатываемых отходов. Красиво, прям как у них в этой чистенькой Японии, к опыту которой обращается в своем ответе президент.

Что же в итоге произошло. В первый раз реформу отложили в 2017 году — регионы оказались не готовы. Ну, как бы совсем «не смогли». Перенесли начало новой жизни на 2019 год и несколько ведомств одновременно сделали ответственными за рестарт. Круглые столы, заседания, совещания, парламентские слушания, еще два года очень бурной деятельности привели к тому, что на днях Госдума приняла решение ее отложить опять. Этими же поправками фактически узаконены все незаконные свалки. Именно это видимо имел ввиду президент, когда произносил свое коронное: «Нужно ликвидировать все незаконные свалки».

Не так очевидно, что он имел ввиду, когда произнес так долгожданное экологами и активистами: «Необходимо выстроить целую индустрию переработки». Возможно то, что Минфин придумал новый налог для производителей и теперь государство очень быстро вольет миллиарды рублей в строительство экотехнопарков, наконец, заработает государственно-частное партнерство хоть в какой-то отрасли, и (!) местные власти перестанут бесконечно эксплуатировать теперь уже законные, но не отвечающие техническим требованиям свалки: «Государство в лице регионов и муниципалитетов должно создать условия для вот этого раздельного сбора и последующей утилизации мусора», — говорит президент.

И, скорее всего, вера в лучшее слушающих достигла бы апогея в этот момент, если бы ни одно НО. Владимир Путин системно путает обезвреживание отходов и переработку. А это два совершенно разных способа обращения с отходами. Под обезвреживание понимается хранение отходов на полигонах и мусоросжигание, что в приоритетах государственной политики стоит на самом последнем месте и не может быть главнейшей задачей никаких органов государственной власти. Законом предусмотрено, что сначала нужно работать над задачей снижения образования отходов, потом над их переработкой во вторичный продукт, а уж то, что осталось можно захоронить или сжечь. Но для президента это все едино: «Некоторые экологи, например, да и некоторые граждане на территориях возражают против строительства даже мусоросжигательных перерабатывающих заводов». Действительно возражают и даже митингуют постоянно, но потому что они видят разницу между переработкой и мусоросжиганием. Мусоросжигание — это крайне затратный и очень опасный способ утилизации отходов и нигде в мире не считается переработкой. В развитых странах сжигают только «хвосты», остающиеся после раздельного сбора, сортировки и переработки.

Поэтому, несмотря на то, что президент уверяет нас, что он понимает людей, которые выступают против строительства заводов, в реальности он их не понимает. Потому что для того, чтобы сжигание было экономически осмысленным для бизнеса (а строят МСЗ в России слабо-аффилированная с ГК «Ростех» частная компания «РТ-Инвест») нужно всего лишь два условия: мусор должен быть несортированным (иначе он не горит, потому что из него убраны все горящие фракции), а на крайне дорогостоящем процессе очистки выбросов необходимо экономить. И заводы, конечно, должны быть загружены на 100%, иначе какой это бизнес, что оговорено в соглашениях с местными властями, которые будут финансировать недозагрузку из своих бюджетов, то есть наших налогов.

Таким образом, слова президента о том, что международный опыт должен быть использован в лучших его вариантах и что МСЗ должны быть «качественными, эффективные», и «чтобы на них не экономили на фильтрах, а это самая дорогая часть заводов», — противоречат здравой логике и строю, в котором сегодня живет страна. Простым подтверждением того, что российские МСЗ не будут построены «по соответствующей технологии и методике» является тот факт, что проект заводов, которые уже сегодня строятся в Московской области не попал на независимую общественную экспертизу, а общественная организация, которая уже год пытается через суд получить материалы НП «ЭМАССерт» теперь еще получила иск о защите чести и достоинства от застройщика заводов в МО. Более того, анализ той части проектной документации, которая стала доступна, говорит о том, что эти заводы в десятки раз хуже очищают выбросы, чем их европейские аналоги. Это допуски сделанные в самом проекте, а что будет в реальной жизни жители востока Москвы могут рассказать в красках того дыма, который часто идет из трубы МСЗ № 4.

Если проанализировать ответ президента по фразам становится очевидно, что если в России «построить 200 мусороперерабатывающих заводов» (читай мусоросжигательных), то за дорогую цену решается только одна человеческая проблема из сотен, президент пообещал, что от них «запаха никакого». И это стопроцентная правда, потому что пахнет органика, которую на МСЗ не повезут — она же не горит. А повезут ее куда? Правильно, на старые, всеми «любимые» свалки. Теперь законно.

Кстати единственное, что «забыл» сказать президент, что заплатят за всю эту красоту — россияне. Через свои налоги и новый тариф на вывоз мусора, который вообще никак не зависит от реально-произведенного объема и поэтому вообще не стимулирует ни раздельный сбор, ни переработку.

Читайте нас в Дзене

Добавьте ленту «INFOX.ru» в свою личную и получайте актуальные новости ежедневно

Подписаться
Скрыл доходы, лишился мандата: как в Думе решили бороться с коррупцией
Реклама

Мы рекомендуем
20.02.2019, 11:57
Большинство россиян не верит, что в стране есть возможность честно вести бизнес. Об этом свидетельствуют данные опроса Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ).
20.02.2019, 11:49
Президент России Владимир Путин в очередной раз обращается с посланием к Федеральному собранию.
Реклама