09:47
Москва
21 июля ‘17, Пятница

Новая стратегия: кто и как защитит экономику России

Опубликовано
Текст:

У российских национальных стратегий есть две основные особенности: а) они не выполняются; б) за это никто не несет ответственности.

Собственно, на этом прочтение подписанной президентом Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года можно было бы закончить. Но это не совсем корректно по отношению к авторам: все-таки они старались, работали над документом, тратили на это бюджетные деньги, охраняли плоды своего труда от досужих репортеров…

Видимо, в целях все той же экономической безопасности этот документ сверстан в каком-то древнем текстовом редакторе, отпечатан едва ли не на матричном принтере и выложен на официальном сайте президента без расшифровки, зато с пунктуационными ошибками.

Начало: банальность

Итак, как же выглядит российский подход к безопасности?

Первый раздел декларативен, это общие положения, шесть статей о целях и задачах документа, седьмая – своеобразный словарик, перечисляющий «основные понятия». Например, мы узнаём, что «экономический суверенитет Российской Федерации (далее – экономический суверенитет) – объективно существующая независимость государства в проведении внутренней и внешней экономической политики с учетом международных обязательств». Вызывает большие сомнения термин «объективно существующая» – реальную экономическую политику российского государства назвать независимой достаточно сложно.

Второй раздел повествует об угрозах России со стороны остального мира. Констатируется разрушение однополярности, рост влияния новых центров. Сразу после этого говорится и о росте угроз военно-политического характера, а также, о ужас, об «использовании экономических методов для достижения политических целей» (такое использование имело место на всем протяжении человеческой истории).

10-я статья признает глобальное потепление (деликатно называя его «изменением климата») и предрекает обострение борьбы за ресурсы. Хотя это обострение большинство экспертов у нас в стране и за рубежом увязывают в первую очередь с банальным ростом населения на планете.

11-я статья уверяет читателя в высоком уровне экономического суверенитета и социально-экономической стабильности в России. Действительно, реальные доходы населения стабильно не растут уже четвертый год.

Сердцевина: хаос

Самая интересная статья всего документа – 12-я. Она перечисляет 25 основных угроз для экономической безопасности России. Имеет смысл перечислить их все – иногда с краткими комментариями редакции INFOX.ru курсивом.

1) стремление развитых государств использовать свои преимущества в уровне развития экономики, высоких технологий (в том числе информационных) в качестве инструмента глобальной конкуренции (это не угроза, это обычный порядок вещей, принятый с зарождения человеческой цивилизации);

2) усиление структурных дисбалансов в мировой экономике и финансовой системе, рост частной и суверенной задолженности, увеличение разрыва между стоимостной оценкой реальных активов и производных ценных бумаг (действительно, мировые деньги стали из реальных виртуальными, и пузырь этот лопнет когда-нибудь с таким треском, что спрятаться не удастся никому);

3) использование дискриминационных мер в отношении ключевых секторов экономики Российской Федерации, ограничение доступа к иностранным финансовым ресурсам и современным технологиям (вызывает нехорошее ощущение, что в Кремле вообще не ожидали санкций 2014 года);

4) повышение конфликтного потенциала в зонах экономических интересов Российской Федерации, а также вблизи ее границ;

5) усиление колебаний конъюнктуры мировых товарных и финансовых рынков (к сожалению, это спорное утверждение не проиллюстрировано фактами);

6) изменение структуры мирового спроса на энергоресурсы и структуры их потребления, развитие энергосберегающих технологий и снижение материалоемкости, развитие «зеленых технологий» (то, что этот естественный процесс стал угрозой, показывает, насколько далеко мы отстали в техническом развитии);

7) деятельность создаваемых без участия Российской Федерации межгосударственных экономических объединений в сфере регулирования торгово-экономических и финансово-инвестиционных отношений, которая может нанести ущерб национальным интересам Российской Федерации;

8) подверженность финансовой системы Российской Федерации глобальным рискам (в том числе в результате влияния спекулятивного иностранного капитала), а также уязвимость информационной инфраструктуры финансово-банковской системы (все верно; забавно, что документ подписан на следующий день после начала атаки вируса-вымогателя WannaCry);

9) исчерпание экспортно-сырьевой модели экономического развития, резкое снижение роли традиционных факторов обеспечения экономического роста, связанное с научно-технологическими изменениями (почему у этой угрозы девятое место, а не первое?);

10) отсутствие российских несырьевых компаний среди глобальных лидеров мировой экономики (прямо сейчас сырьевики из «Роснефти» пытаются в местечковом суде затоптать технологичную «Систему»);

11) недостаточный объем инвестиций в реальный сектор экономики, обусловленный неблагоприятным инвестиционным климатом, высокими издержками бизнеса, избыточными административными барьерами, неэффективной защитой права собственности (эта песня звучит уже 20 лет, причем из уст именно тех граждан, которые «повышают издержки бизнеса», «ставят избыточные барьеры» и «нарушают права собственности»);

12) слабая инновационная активность, отставание в области разработки и внедрения новых и перспективных технологий (в том числе технологий цифровой экономики), недостаточный уровень квалификации и ключевых компетенций отечественных специалистов;

13) истощение ресурсной базы топливно-сырьевых отраслей по мере исчерпания действующих месторождений;

14) ограниченность масштабов российского несырьевого экспорта, связанная с его низкой конкурентоспособностью, недостаточно развитой рыночной инфраструктурой и слабой вовлеченностью в мировые «цепочки» создания добавленной стоимости;

15) низкие темпы экономического роста, обусловленные внутренними причинами, в том числе ограниченностью доступа к долгосрочным финансовым ресурсам, недостаточным развитием транспортной и энергетической инфраструктуры (когда Владимир Якунин строил железные дороги в Корее и Египте, в России консервировали целые направления пассажирских перевозок);

16) несбалансированность национальной бюджетной системы (абстрактное, ничего не значащее утверждение: какую систему вообще считать сбалансированной?);

17) недостаточно эффективное государственное управление (не указаны виновные);

18) высокий уровень криминализации и коррупции в экономической сфере (не указаны криминализованные);

19) сохранение значительной доли теневой экономики (не указана главная причина – неадекватная налоговая политика государства);

20) усиление дифференциации населения по уровню доходов (самокритично);

21) снижение качества и доступности образования, медицинской помощи и, как следствие, снижение качества человеческого потенциала;

22) усиление международной конкуренции за кадры высшей квалификации (неправда, за умами охотились всегда, только Петр I вез их в Россию, а нынешние власти с легкостью выпускают в США);

23) недостаточность трудовых ресурсов (даешь еще десять миллионов азиатов?);

24) неравномерность пространственного развития Российской Федерации, усиление дифференциации регионов и муниципальных образований по уровню и темпам социально-экономического развития;

25) установление избыточных требований в области экологической безопасности, рост затрат на обеспечение экологических стандартов производства и потребления.

Доктор экономических наук, профессор кафедры международных финансов МГИМО Валентин Катасонов пишет об этом хаотичном наборе так называемых угроз:

«Правительство и авторы документа (скорее всего, то же самое правительство) интуитивно чувствуют, что они и есть та самая «угроза экономической безопасности». Поэтому аккуратно пытаются увести себя в тень, а на первое место выставить «зеленые технологии», «недостаточные компетенции отечественных специалистов», «неблагоприятный инвестиционный климат», «избыточно строгие экологические стандарты» и всякую прочую чушь. Большая часть подпунктов не имеют никакого отношения к «угрозам экономической безопасности» и представлены для того, чтобы запутать читателя, чтобы он не смог найти «зарытую собаку».

Концовка: бла-бла-бла

Третий раздел детализирует задачи власти в сложной борьбе с указанными выше угрозами. В 15-й статье перечислены восемь главных направлений этой борьбы:

1) развитие системы государственного управления, прогнозирования и стратегического планирования в сфере экономики;

2) обеспечение устойчивого роста реального сектора экономики;

3) создание экономических условий для разработки и внедрения современных технологий, стимулирования инновационного развития, а также совершенствование нормативно-правовой базы в этой сфере;

4) устойчивое развитие национальной финансовой системы;

5) сбалансированное пространственное и региональное развитие Российской Федерации, укрепление единства ее экономического пространства;

6) повышение эффективности внешнеэкономического сотрудничества и реализация конкурентных преимуществ экспортно ориентированных секторов экономики;

7) обеспечение безопасности экономической деятельности;

8) развитие человеческого потенциала.

Вы еще не заснули, уважаемый читатель? Ведь каждый пункт вроде сам по себе и хорош, и поспорить с ним нельзя, но вместе взятые они – это так называемая «пурга», которую «гонят», когда нечего сказать по существу.

Не будем мучить вас 16-22 статьями, ибо они являются еще семью наборами благих пожеланий без какой-либо детализации. А самое главное – те же слова от тех же людей мы слышали и 10, и 15 лет назад.

Более детален 4-й раздел, где говорится о создании системы управления рисками в стране. Тут наиболее важна 27-я статья со списком из 40 показателей состояния экономической безопасности. Увы, нам остается вслед за Катасоновым только развести руками: среди «коэффициентов напряженности на рынке труда» и «индексов предпринимательской уверенности» мы не находим самого главного: уровня самодостаточности национальной экономики, способности страны обеспечить саму себя. Похоже, такой цели у правительства нет.

Эпилог: катастрофа

5-й раздел, 32-я статья: способы реализации Стратегии. Тут мы с удивлением узнаем, что до 2019 года (более точная дата не указана) будут идти «разработка и реализация мер организационного, нормативно-правового и методического характера в целях обеспечения экономической безопасности, совершенствование механизмов мониторинга и оценки ее состояния».

Проще говоря, авторы утверждают, что на 26-м году существования независимой России у нас нет даже механизмов мониторинга ее экономики (а из состояния экономики легко понять уровень ее безопасности). А, простите, чем занят исполинский Росстат? Чем заняты сотни тысяч чиновников в системах Минэкономразвития, Минфина, Минторга и других профильных ведомств?

На самом деле, какая-никакая статистика в России существует. Поэтому не нужны никакие «меры методического характера», нужно просто смотреть в уже существующие цифры и делать из них правильные выводы. Таким образом, два года президент отвел на составление бессмысленных документов для формирования некоей параллельной системы мониторинга экономики, которая все равно будет завязана на тот же Росстат: других специалистов у нас просто нет.

А потом, до 2030 года, Россия будет исполнять предписания бессмысленных документов, написанные по мотивам рассматриваемого бессмысленного документа.

Стратегия экономической безопасности – это типичное чиновничье бла-бла-бла, составленное неквалифицированными клерками (скорее всего, взятыми на работу в правительство за удачные родственные связи) и не имеющее никакого отношения к реальности. Никакой экономической безопасности у страны с такими «экономистами» у власти нет и быть не может.

Реклама


Мы рекомендуем

21.7.2017, 9:32
Казанский банк «Спурт» лишился лицензии Центробанка на осуществление деятельности, сообщает регулятор.
21.7.2017, 9:10
В Красноярском крае Абдурахмон Оятуллои приговорен к 6 годам лишения свободы за попытку присоединиться к террористической группировке «Исламское государство».

Реклама