07:33
Москва
23 сентября ‘18, Воскресенье

«Тольяттиазот» устал от наездов

Опубликовано
Текст:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Оперативные штабы при силовых ведомствах будут реагировать на жалобы бизнесменов.

У предпринимателей уже в первые месяцы нового года может появиться реальный механизм защиты от незаконного преследования со стороны правоохранительных органов, пишет «Российская газета». С инициативой создания оперативных штабов при силовых ведомствах для реагирования на жалобы бизнесменов выступило Агентство стратегических инициатив.

Проект, который назван "Красная кнопка", в скором времени может получить одобрение в верхах. Сами предприниматели считают проблему актуальной именно из-за больших пробелов в существующем законодательстве. Именно их призвана залатать "Красная кнопка", точнее эксперты, занимающиеся анализом жалоб и выработкой единого решения.

Авторы проекта уверены в успехе своего детища, отмечая, что достаточно большое количество сотрудников правоохранительных органов при возникновении спорных вопросов привыкли ориентироваться на общие решения коллег из центрального аппарата. Однако некоторые эксперты сомневаются, что этот опыт поможет тем предпринимателям, которые преследуются по уголовным статьям. Таковых, по данным специалистов, большинство - около 90%, и обращаются они за помощью, как правило, уже после вынесения приговора. Поэтому создаваемым оперативным штабам необходимо подключаться в первую очередь к текущим делам.

Одним из первых претендентов, готовых воспользоваться тревожной кнопкой, безусловно, можно назвать самарское предприятие ОАО "Тольяттиазот" (ТоАЗ). Компания - один из крупнейших в мире экспортеров аммиака, несмотря на свою успешную на протяжении нескольких десятков лет деятельность, является объектом постоянного давления со стороны конкурентов. Однако этот прессинг зачастую переходит цивилизованные границы.

Так было в период первой атаки на завод, в начале 2000-х гг. Участившиеся на ТоАЗе налоговые проверки и многочисленные иски миноритариев, рассматривавшиеся в арбитражных судах, представители предприятия и эксперты связывали тогда как раз с корпоративным конфликтом акционеров. Его апофеозом стало возбужденное в 2005 году уголовное дело. Тогдашнее руководство ТоАЗа обвинили в продаже аммиака на экспорт по заниженным ценам. В деле фигурировала швейцарская компания Nitrochem Distribution AG, которую уличили в аффилированности к топ-менеджменту предприятия, в том, что якобы трейдер использовался, как "прокладка", с целью минимизировать налоговые расходы.

В основе претензий лежало несоответствие установленной ТоАЗом цены на аммиак для Nitrochem Distribution AG и рыночной. При этом, по словам представителей защиты "Тольяттиазота", следствие доказать это несоответствие не могло, да и не пыталось, потому что ни одной экспертизы проведено не было. Зато адвокаты предприятия доказали отсутствие какой-либо аффилированности трейдера с продавцом, а также объяснили невозможность формирования фиксированной цены на аммиак для такого производителя, как "Тольяттиазот".

Предприятие - не просто отдельный завод. Он был задуман как производственный комплекс со своей уникальной системой сбыта, аналога которой в России не существует. Жидкий аммиак транспортировался до порта Одессы через аммиакопровод "Тольятти-Одесса", откуда танкерами перевозился в страны-импортеры, преимущественно в США. Почти вся продукция, а это миллионы тонн в год, шла на экспорт. Так "Тольяттиазот" работает и по сей день.

Ближайший конкурент предприятия производит в несколько раз меньше аммиака, но не экспортирует его, а сам перерабатывает в другую продукцию. Отлаженный десятилетиями процесс подразумевал партнерство с проверенными сбытовыми структурами. Таковой является, как признают на ТоАЗе, швейцарский трейдер. Он гарантирует непрерывный отбор из трубопровода аммиака именно в таких громадных объемах и тем самым обеспечивает бесперебойную, а, следовательно, безопасную работоспособность семи производственных агрегатов.

"Тольяттиазот" - своеобразный монополист по экспорту товарного аммиака в больших количествах, поэтому, уверяют специалисты, как раз компания и должна формировать ту самую эталонную, рыночную цену на свою продукцию. Вместе с тем на предприятии утверждают, что стоимость аммиака полностью соответствует реальным рыночным условиям, в том числе и поставкам груза FOB (Free On Board) в порт Южный. Здесь следует учитывать и такой важный фактор, как квотирование перекачки аммиака по участку трубопровода, расположенному на территории Украины. Его невозможно было предвидеть в советские времена, когда "Тольяттиазот" строился. Бывали случаи, когда соседнее государство по разным причинам приостанавливало транспортировку продукции по своей территории. Все эти риски, которые несут как продавец, так и покупатель, закладывались в стоимость аммиака.

Кроме того, по словам представителей защиты ТоАЗа, в уголовном деле не оказалось документальных подтверждений несоответствия установленной предприятием отпускной цены средней по рынку, в том числе из-за невозможности определить среднерыночную цену. К слову, справедливую стоимость экспортного аммиака вообще трудно установить, поскольку такая продукция не продается на бирже. Соответственно, следствие не могло доказать уход от уплаты налогов, в котором обвинялось руководство.

Несмотря на то, что уголовное преследование сотрудников "Тольяттиазота" длилось около пяти лет, дело развалилось, не дойдя до суда. Противная сторона, все эти годы пытавшаяся уличить компанию в незаконном сбыте продукции, наступила на свои же грабли. По результатам одной из налоговых проверок Управление ФНС по Самарской области посчитало, что ТоАЗ скрыл от налогообложения часть выручки, и приняло решение о доначислении с нее налоговых платежей. Предприятие обжаловало это решение в суде и выиграло дело. А в 2010 году вступил в силу закон, внесший изменения в Уголовно-процессуальный кодекс РФ: статья 90 УПК устанавливала преюдицию постановлений арбитражных судов для органов предварительного следствия. Поскольку арбитраж фактически доказал, что никаких налоговых нарушений в части намеренного занижения цены не было, то и мошенничества, в котором обвинялись руководители ТоАЗа, не могло быть.

Дело, конечно, было прекращено, и топ-менеджмент получил право на реабилитацию и возмещение морального вреда. Не прошло и двух лет, как теперь уже другой миноритарий "Тольяттиазота" обращается с заявлением в Следственный комитет РФ, и в конце декабря 2012 года возбуждается новое уголовное дело, основанное на тех же претензиях. В этом деле все того же трейдера Nitrochem Distribution AG пытаются уличить в аффилированности с руководством предприятия, а само дело возбуждается уже в отношении "неустановленных лиц" из числа работников ТоАЗа.

В данном случае, как объясняют адвокаты предприятия, дело без указания конкретных фамилий возбуждено именно с целью ограничить право на защиту руководителей "Тольяттиазота". Так уже было при прошлых разбирательствах в СУ СК по Самарской области. Это значит, что руководители "Тольяттиазота" не имеют права знакомиться с документами, заявлять ходатайства, обжаловать действия представителей следствия. Что лишь подтверждает: доказательств виновности топ-менеджеров ТоАЗа у следователей нет и, по логике, быть не может, так как аналогичное дело было закрыто два года назад, а налоговые нарушения не подтвердились. Юристы "Тольяттиазота" также утверждают, что обвинения миноритария, на которых строится новое уголовное дело, бессмысленны и беспочвенны.

Случаи с ТоАЗом, к сожалению, не единичны в России. Вот почему важно привлечь внимание к этому делу экспертов. С этим связана и необходимость проекта "Красная кнопка". Чем раньше он запустится, тем вероятнее, что такие дела, когда даже элементарная доказательная база полностью отсутствует, не только не будут доходить до суда, но и не будут приниматься к производству. А значит, климат для развития конкурентного бизнеса в стране заметно улучшится.

Читайте нас в Яндекс.Новостях

Добавьте ленту «INFOX.ru» в свою личную и получайте актуальные новости ежедневно

Подписаться
Теракт на военном параде в Иране: видео с места событий
Реклама

Мы рекомендуем
22.09.2018, 18:08
Однако Москва не может позволить себе участие в крупном космическом проекте «на вторых ролях».
22.09.2018, 15:46
Белорусский президент назвал прошедшие переговоры «даже не сложными, а тяжелыми». Однако не безрезультатными.
Реклама