08:11
Москва
23 сентября ‘18, Воскресенье

Эксперты: Шмаков неэффективно управляет профсоюзной собственностью

Опубликовано
Текст:

Олимпийский учебно-спортивный центр «Планерная» превратился в элитный коттеджный поселок под эгидой возглавляемой Михаилом Шмаковым Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР) . Ресторан, гостиница, сервис-обслуживание снегоходов – вот лишь небольшое перечисление того, что находится на спортивной базе. Там нет только спортсменов.

Как это могло произойти и почему профсоюзный лидер Михаил Шмаков так вольготно чувствует себя, «похоронив» десятки и сотни спортивных объектов и здравниц, рассуждает в сегодняшнем номере «Независимой газеты» директор Института проблем глобализации Михаил Делягин.

Скандал с очень дорогой недвижимостью ФНПР разгорается в СМИ уже несколько дней. Как это часто случается в последнее время, тревогу забили блогеры. Обнаружив в подмосковных Химках построенный на развалинах спортивных сооружений элитный коттеджный поселок, прозвучали предложения обратиться в прокуратуру и Следственный комитет.

«Опыт приватизации доказал: доставшаяся даром собственность если и не разбазаривается сразу, то, во всяком случае, не развивается. Это подтверждает практика ФНПР и ее бессменного лидера Шмакова. Провозгласив себя наследницей советских профсоюзов и присвоив (на более чем спорных правовых основаниях) их имущество, эта организация производит впечатление предельно неэффективного собственника, частью распродавая доставшееся ей имущество, а частью разрушая его», - пишет Делягин.

Доставшиеся ФНПР по наследству санатории, профилактории, детские лагеря либо исчезли с лица земли, либо были перепрофилированы, став охотничьими клубами, школами подготовки «моделей» и подпольными игорными домами. Весьма недорого распродавались парки культуры и отдыха, стадионы, пионерлагеря, и теперь профсоюзные путевки выглядят нелепой пропагандой из советского прошлого. И это при том, что принадлежавшая федерации недвижимость - 2582 объекта, в том числе 678 санаториев, 131 гостиница, 568 стадионов и более 500 пионерлагерей - оценивалась примерно в 200 млрд долларов.

«С одной стороны ФНПР – это общественная структура, которая имеет своей целью защищать права работников и отстаивать интересы работников перед работодателями. С другой стороны, на мой взгляд, ФНПР обладает избыточными функциями. Владеет и распоряжается различным имуществом. К слову, ни в одной стране мира у профсоюзов такого нет. Ну, хорошо, пусть они имеют территории, санатории и т.д. Но нужно же их эффективно использовать на благо трудящихся. А у нас это превращается в зарабатывание денег и распределение средств между некоторыми участниками ФНПР», - недоумевает Александр Закондырин, президент московского фонда развития местного самоуправления, координатор движения «Москвичи», кандидат юридических наук.

С ним совершенно согласен и Алексей Мухин, гендиректор Центра политической информации: «Наследие Советского Союза в виде профсоюзной собственности развратило профсоюзы. Они превратились в холдинговые компании по управлению и извлечению прибыли из этого имущества, в ЗАО, с которыми сделать уже ничего нельзя. Конечно, можно было бы изъять это имущество в пользу государства в 90-х. Но это не было сделано по простой причине: власти искали лояльности профсоюзных лидеров, которые могли контролировать рабочее движение, а оно тогда - в условиях невыплат зарплат – представляло очень серьезную политическую опасность».

Но недвижимость, спортивные объекты и здравницы – это лишь верхушка айсберга. И скандал с «Планерным» - лишь небольшой эпизод в деятельности Михаила Шмакова. Делягин пишет о том, что некоторое время назад на площадях московского офиса федерации обнаружился нелегальный банк, занимавшийся незаконным обналичиваем денег и, по сути, представлявший собой структуру организованной преступности. Автор колонки обращает особо внимание: «Банк располагался не в подворотне, а в центральном московском офисе ФНПР!» Но даже из этой истории Шмакову удалось выйти сухим из воды.

Впрочем, кроме нецелевого использования недвижимости и очень темной банковской истории, у ФНПР есть и некая профсоюзная деятельность. И тут, как и всюду в ведении Шмакова, не обходится без скандала и финансовой выгоды профсоюзных бонз. «Стиль работы ФНПР был убедительно продемонстрирован в конфликтах на «АвтоВАЗе», последствия которых оказались болезненными и для работников, и для руководителей производства. Значительная часть рабочих автогиганта была доведена до крайности, - в том числе и потому, что зарплата председателя «официальных» профсоюзов, занимавшего должность вице-президента компании, почти на два порядка превышала зарплату многих «защищаемых» им тружеников».

«За всё время работы Шмакова я не наблюдаю никаких позитивных изменений. Ни в вопросах трудового законодательства, ни в социальном обеспечении трудящихся граждан, мне кажется, позитивных изменений не произошло», - говорит Александр Закондырин.

Известный деятель профсоюзного движения Олег Шеин перечисляет то, к чему «привел» Шмаков когда-то мощное профсоюзное движение: «Из-за ФНПР у профсоюзов… отнято право на согласование приказов об увольнении по сокращению штатов, согласование графиков сменности, отпусков... Без пособничества Шмакова это было бы невозможно. Затем уничтожили систему внятной тарификации заработной платы в бюджетной сфере. Это… было сделано Шмаковым в 2008 году, когда его структура согласовала соответствующие поправки в правительственные постановления. …Он не влияет на забастовочное и рабочее движение. Ни одна громкая акция не была организована даже внутри ФНПР».

«Непонятно, почему он так долго держится на этом месте, потому что, по моему мнению, он неэффективный руководитель и лоббист», - задается вопросом Закондырин.

По мнению экспертов не стоит идеализировать ситуацию и надеяться на то, что бессменный лидер профсоюзов Шмаков как-то изменит стиль руководства. «Система массового и начального профессионального спорта практически разрушена, и для ее восстановления профессионалы остро нуждаются в имуществе, весьма дурно используемом глубоко непрофильной организацией, - пишет Делягин. - ФНПР же, освобожденная от явно избыточного бремени и непосильных для ее руководства соблазнов, возможно, получит стимул более внимательно отнестись к своим прямым обязанностям».

Один из возможных вариантов решения проблемы – это забрать у ФНПР «непрофильные активы» и передать их по прямому назначению – спортивным федерациям. Об этом говорил еще Дмитрий Медведев в пору своего президентства на заседании президентского Совета по развитию физкультуры и спорта в Казани. «У меня возник спонтанный комментарий, касающийся спортивных объектов, принадлежащих профсоюзам, - сказал Дмитрий Медведев. – Ни для кого не секрет, что большинство из них или проданы, или используются не по назначению. А те, которые все-таки остались, деградируют просто на глазах. Где выход из этой ситуации? Считаю, что нашим уважаемым профсоюзам нужно найти мужество и договориться с государством – и на федеральном уровне, и на региональном – о передаче спортивных объектов. Когда-то деньги на строительство этих спортивных объектов сдавал весь советский народ. И принадлежать они должны народу, а не небольшой группе руководителей, которые и оказались-то во главе профсоюзов в силу довольно случайного стечения обстоятельств», пишет Агентство спортивной информации «Весь спорт».

Однако, Шмаков игнорировал слова первого лица государства. Что можно сказать на это? «Полагаю, ситуация на самом деле критического и требует революционного, хирургического вмешательства, без которого ее просто невозможно переломить» - уверяет Мухин.

Читайте нас в Яндекс.Новостях

Добавьте ленту «INFOX.ru» в свою личную и получайте актуальные новости ежедневно

Подписаться
Теракт на военном параде в Иране: видео с места событий
Реклама

Мы рекомендуем
22.09.2018, 18:08
Однако Москва не может позволить себе участие в крупном космическом проекте «на вторых ролях».
22.09.2018, 15:46
Белорусский президент назвал прошедшие переговоры «даже не сложными, а тяжелыми». Однако не безрезультатными.
Реклама