23:33
Москва
29 мая ‘20, Пятница

Школьный ансамбль соперничает с Radiohead

Опубликовано
Текст:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Канадский оркестр патетического инди-рока Arcade Fire привыкает к статусу больших звезд и учится не быть слишком серьезным. В третьем альбоме - «Suburbs» группа возвращается мыслями к родным пригородам и по своему разумению скрещивает Depeche Mode с Нилом Янгом.

Дилетанты с серьезными лицами

В начале прошлого десятилетия Канада стала поставщиком множества любопытных, самобытных и просто странноватых коллективов. Их кое-как объединял термин «инди-рок» -- в том смысле, что артисты были свободны от музыкального формата и предпочитали творить в кустарных условиях. Но через пару лет жанр запутался сам в себе и зачах: где-то от излишка идей, где-то, наоборот, от врожденной вялости. Новую жизнь в него вдохнул коллектив из Квебека Arcade Fire. Спустя семь лет и три альбома бывший самодеятельный оркестр всерьез равняют с Radiohead, а его идейные последователи находятся не только в Северной Америке или Европе, но и в Подмосковье.

История Arcade Fire начиналась в 2003 году в Монреале с «капустников» местной творческой молодежи. Участвовали в них и настоящие музыканты, и просто старательные дилетанты. Скажем, лидер группы Вин Батлер, прежде чем запеть, занимался фотографией. Его жена Режин совмещала учебу в университете с уроками джазового вокала. А брат Вина Уильям редактировал поэтические опусы в газете.

Детище канадских гуманитариев не было похоже на обычную группу. Arcade Fire скорее напоминали школьный ансамбль, вооруженный тем, что удалось найти в каморке за актовым залом. А нашлись там кроме гитар, барабанов и клавишных, например, аккордеон, контрабас, вибрафон, а также струнные и духовые всех мастей. Плюс экзотичные вещицы вроде колесной лиры, знакомой любителям фолка. При этом в отличие от настоящего оркестра музыканты все время менялись инструментами или вообще откладывали их в сторонку, устраивая разнообразные театральные эффекты.

Пир после «Похорон»

Пока одни группы прикидывались деревенскими простаками, Arcade Fire не на шутку ударились в пафос. Драма, романтическая страсть, религиозная патетика – такие сильные эмоции для мелкотравчатого инди-рока были в диковинку. Дебютный альбом с мрачным названием «Похороны» был представлен музыкантами как воспоминание о покойных родственниках. Дарк-фолковые поминки получились пышными не только в музыкальном плане, но и в финансовом: Arcade Fire были номинированы на «Грэмми» и BRIT Awards и стали самой успешно продаваемой группой своего маленького лейбла Merge. Для первых американских гастролей группа по привычке бронировала только небольшие залы. Но вскоре стало ясно, что их скромные площади уже не способны вместить всех поклонников канадцев: слава группы распространялась быстрее пожара, упомянутого в ее названии.

Библия в жанре инди-рок

После такого успеха группе был выдан карт-бланш на все эксперименты и чудачества. Если «Funeral» был создан всего за неделю в невзрачной монреальской студии Hotel2Tango, то второй альбом готовился весь 2006 год в разных странах. Для работы над пластинкой, названной «Неоновая Библия» («Neon Bible»), Arcade Fire купили в квебекской глуши здание старой церкви (и одновременно масонской ложи), съездили в Будапешт, чтобы записаться с местными оркестром и военным хором, а в Нью-Йорке спустились с инструментами к самому Гудзону. Сводили песни уже не сами музыканты, а продюсер Ник Лаунау, прежде работавший с неулыбчивыми эксцентриками Ником Кейвом и Лу Ридом.

Общий результат вышел впечатляющим и отшлифованным до блеска. «Неоновая Библия» вслед за «Похоронами» собрала множество наград, почетных номинаций и верхних строчек в рейтингах. Но при этом многие меломаны справедливо полагали, что Arcade Fire слишком уж заигрались в серьезную группу.

Домой в «Пригороды»

Бледный мормонский юноша Вин Батлер рассказывал, что в «Neon Bible» пытался взглянуть на родные ему США и Канаду с точки зрения чужака. В этом смысле новый альбом Arcade Fire «Пригороды» («Suburbs») воспринимается группой и слушателями как «возвращение домой». Нам в отличие от местных сложнее разобраться в хитросплетениях ссылок на Боба Дилана, Брюса Спрингстина и других корневых музыкантов Америки. Но возврат к трогательному стилю первого альбома все же чувствуется. При этом сохранились и последние достижения: гладкий звук «больше-не-инди-группы» и уверенность в своих силах, с которой у независимых нередко бывают проблемы.

Сам Батлер описывает «Пригороды» как «микс Depeche Mode и Нила Янга», хотя речь тут не о прямом сходстве. В новых песнях нет гитарного шаманства, а мягкое синтезаторное урчание выходит на первый план только в «Sprawl II (Mountains Beyond Mountains)», где супруга Батлера Режин играет в Милен Фармер. Дело скорее в характере музыки, нежели в ее стиле. Янг и «депеши» вместе – это одновременно простота и мудреный посыл, монотонность и тонкие мелодии. Несложную песню, когда все инструменты следуют за фортепиано или гитарой («Modern Man»), может сменить громовой номер, в котором от потустороннего эха скрипки и голосов певцов бегут мурашки по коже («Rococo»). Это подтверждает тот факт, что Arcade Fire научились говорить о серьезных вещах и при этом не звучать только как голос мировой скорби.

Читайте нас в Дзене

Добавьте ленту «INFOX.ru» в свою личную и получайте актуальные новости ежедневно

Подписаться
В Минздраве отвергли способ Кузнецовой бороться с абортами
Реклама