14:02
Москва
26 мая ‘19, Воскресенье

Инструкции по применению детей, собак и слов

Опубликовано
Текст:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

В новых детских книгах: возвращение немецких собачек Плиха и Плюха, десант финских изобретателей Тату и Пату и ожившие вьетнамки в панамках.

«Макс и Мориц и другие истории для детей». «Плюх и Плих и другие истории для детей». Вильгельм Буш.

Пересказ Андрея Усачева. М.: Мелик-Пашаев, 2011

Стихи классика немецкой детской литературы, художника Вильгельма Буша так и напрашиваются на русский перевод. «Na, da bitt ich», -- прямо как по-нашему сердится на своих сыновей Пауля и Петера папа Фиттих. «Не надо бить их!» -- отвечает в русском переводе мама. Чуткий к немецкому слову Даниил Хармс как будто играючи превратил «Плиша и Плюма» в «Плиха и Плюха». Конечно, его перевод истории о двух хулиганских собачках был и остается главным и образцовым. Но, за исключением истории о «Володе, который налетел на медведя», о других хармсовских переводах из Буша, к сожалению, ничего не известно. Так что более представительное иллюстрированное издание потребовало новых переводов или пересказов.

Известный детский автор Андрей Усачев во многом продолжил хармсовскую традицию. Более того, он просто отправился по протоптанной дорожке, буквально ступая по оставленным следам. Поэт смиряется с тем, что его папа Фиттих уже не произнесет крылатого: «Это что еще за штуки?» -- а будет всего-навсего бурчать: «Притащили в дом дворняг!» Ему уже не удастся пропустить «антисемитскую» пятую главу, как это сделал Хармс. Биограф обэриута Александр Кобринский считает, что дело было не только в политкорректной цензуре, но и в том, что Хармс «тепло относился к евреям». В нынешнем издание глава о Шмуэле Финкельбрандте, который очень по-современному взыскал с хозяев деньги за порванные брюки, оказалась на своем месте.

А вот в другом эпизоде Андрей Усачев не подправил предшественника. В оригинале потерпевшая фрау Кюммель не просто поливает Плиха и Плюха керосином, чтобы те оставили в покое ее ненаглядные цветы, но еще и злорадно при этом смеется. У обоих переводчиков дама изображена лишь печальной жертвой. В нынешнем двухтомнике обошлись и без соответствующей иллюстрации, на которой фрау расплывается в нехорошей улыбке.

Впрочем, Андрей Усачев взял свое в некоторых других переводах. Особенно ему удался «Хромой Ганс». Вороненок, как обычно у Буша, иллюстрирующий тот хаос, что привносят в дом любимые детьми животные и птицы, залезает в рюмку с ликером: «Один глоток. Другой глоток. / Ликер у тетушки неплох… Качаясь, словно алкоголик, / Забрался на соседний столик». В двухтомнике собралась немалая компания: самые знаменитые малолетние преступники Макс и Мориц, хулиганы Франц и Фриц, несправедливо пострадавшие Аделина с Пеппи, а также положительные дети, «дочка мельника» и Анна, находчивая сестра непутевого Карла. Кого-то Буш наказывает, чаще всего розгами. Кого-то милует. Но стремительное повествование всегда успевает замереть на секунду, словно прицениваясь к вопросу: «Бить или не бить?». Какой бы жестокой ни была расправа над провинившимися героями, черный юмор всегда оказывается смягчен красотой цветных авторских иллюстраций.

«Тату и Пату: инструкция по засыпанию». Айно Хавукайнен, Сами Тойвонен.

Перевод с финского Анны Сидоровой. М: Мир Детства Медиа, 2011

Братья Тату и Пату – любители приключений и неутомимые изобретатели, приехавшие «из далекой страны Небывалии». Финские авторы, супруги Айно Хавукайнен и Сами Тойвонен, придумали и проиллюстрировали несколько книг об этих маленьких большеголовых человечках. Последнюю, переведенную у нас, «Инструкцию по засыпанию» лучше не предлагать тем маленьким детям, которые привыкли культурно засыпать после первого родительского: «Спокойной ночи». А вот малыши, требующие перед сном исполнения долгого ритуала, прочитав эту книгу, наконец, увидят, как это ежевечернее представление выглядит со стороны. Тату и Пату придумывают множество приспособлений, помогающих правильно ухаживать за младенцем Соней. Когда она, «полностью упакованная» лежит в кровати, братья зачитывают ей свое главное творение, увесистый научный трактат «о снах и дремоте».

Серия книг о Тату и Пату стала еще одним подтверждением настоящего бума скандинавской детской литературы в России. Откуда в Финляндии так много хорошо иллюстрированных книг для детей, объяснила в одной из публикаций переводчица «Тату и Пату» Анна Сидорова. Гранты для писателей, программы поддержки детского чтения и оснащенные библиотеки, -- в результате в Финляндии детских книг выходит больше, чем взрослых.

«Вьетнамки в панамках». Ольга Волкова. Дарья Герасимова.

М.: Розовый жираф, 2011

Почему Кристофер Робин «обалдевает по утрам», кто путал «шоколад с кашалотом» и могут ли дети понять, как именно поэт Дмитрий Минаев «к скалам бурым обращался с каламбуром»? В книге Ольги Волковой даются понятные и краткие ответы на все эти вопросы. Знакомые, и изредка новые для детей, цитаты объясняют, что такое паронимы и омонимы. Знакомство с этими терминами, действительно, лучше начинать в неформальной обстановке.

Такая книга вполне может послужить подготовкой к чтению классических работ Михаила Викторовича Панова. У Панова читательской фантазии помогали веселые персонажи Вова Бутузов и Настя Кувшинчикова. В сегодняшних книгах все еще проще, примеры сами могут «оживать» в ярких иллюстрациях. Разъяснения Ольги Волковой дополняет художница Дарья Герасимова. Все примеры омонимов очень красочные: вьетнамка носит тапочки-вьетнамки, а юная романтичная финка уплывает куда-то от оставленных на разделочной доске рыбы и ножика-финки, с помощью которого, наверное, надо было приготовить ужин родителям.

Читайте нас в Дзене

Добавьте ленту «INFOX.ru» в свою личную и получайте актуальные новости ежедневно

Подписаться
Реклама

Мы рекомендуем
26.05.2019, 12:44
От нового президента Украины Владимира Зеленского, кажется, ожидали слишком много. От него ожидали новых мыслей или идей. На деле он идет полностью в канве своего предшественника Петра Порошенко.
25.05.2019, 21:28
Личный адвокат президента Дональда Трампа Рудольф Джулиани поставил перед новым главой Украины Владимиром Зеленским практически невыполнимую задачу – он потребовал ареста Игоря Коломойского, фактического хозяина актера-президента. От решения Зеленского фактически зависит будет ли администрация США помогать Украине.
Реклама