12:15
Москва
3 апреля ‘20, Пятница

Захват «Ленты»: свежая интерпретация классики жанра

Опубликовано
Текст:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Смена руководства в торговой сети «Лента» (Санкт-Петербург), по мнению наблюдателей, имеет ярко выраженные признаки рейдерского захвата. Анализируя происходящие события, "Прайм-ТАСС" сравнивает их с классическими сценариями рейдерских атак и приходит к выводу о схожести процессов.

1 ноября Ян Дюннинг, участвовавший в силовом захвате головного офиса «Ленты», покинул пост генерального директора компании. Его уход стал неожиданностью для многих непосвященных наблюдателей – ведь совсем недавно Дюннинг, казалось, праздновал победу над предыдущим директором и провозглашал наполеоновские планы развития торговой сети. Впрочем, отстранение голландского менеджера не стало сюрпризом для тех, кто разбирается в классических механизмах рейдерских захватов.

Согласно устоявшимся представлениям, рейд - это действие, направленное на завладение чужим имуществом против воли собственника с минимальными затратами, путем применения уголовно и административно наказуемых деяний, с дальнейшей легализацией прав на приобретенное таким способом имущество и перепродажей его по рыночной цене заказчику захвата или добросовестному приобретателю. Под это общее определение подпадают практически все захваты, когда-либо осуществленные в России. Различия начинаются там, где заходит речь о конкретных методах и технологиях завладения собственностью. Впрочем, можно выделить несколько основных этапов, через которые проходят практически все захваты.

Этап 1. Юридическая подготовка

Современный рейдерский захват – это не бандитизм в чистом виде, хотя некоторые его элементы и могут присутствовать. Конечной целью захвата является получение совершенно легальной прибыли. Поэтому «заход» на предприятие начинается с работы над документами. Если в роли рейдера выступает один из акционеров, то его первоочередной задачей становится получение полномочий генерального директора. Получить их законным путем практически невозможно – для этого нужно согласие других собственников, которое вовсе не хотят расставаться со своим имуществом. Поэтому для назначения «своего» генерального директора применяются различные схемы. Их суть может отличаться в зависимости от случая, но результат один и тот же – внесение новых сведений в Единый государственный реестр юридических лиц. В случае «Ленты» это произошло в начале августа, когда в Межрайонную инспекцию Федеральной налоговой службы №15 пришел Ян Дюннинг и потребовал записать его имя в графу «генеральный директор». Для подтверждения законности своих требований он предоставил специальный документ, заверенный нотариусом. И, несмотря на многочисленные нарушения, допущенные в ходе подготовки этого документа, налоговая инспекция внесла изменения в реестр.

«Еще в 2005 году нами был сделан вывод о том, что основным способом захвата предприятий является регистрация в ЕГРЮЛ фиктивных сведений о назначении на должность руководителя захватываемого предприятия «подставного» лица, которое затем совершает сделки по отчуждению активов в интересах рейдерской группы. Причиной этому является отсутствие в законодательстве о регистрации юридических лиц механизма по обеспечению достоверности регистрируемой информации», - поясняет заместитель начальника Следственного комитета при МВД России Юрий Алексеев.

Чтобы внести изменения в реестр, не имея на то законных оснований, необходимо, как минимум, заручиться поддержкой нотариуса и сотрудников налоговой инспекции. Именно так, по мнению следствия, в свое время поступали члены тамбовской ОПГ при захвате ЗАО «Кондитерская фабрика имени Крупской», ЗАО «Петербургский нефтяной терминал», ОАО «Отель «Санкт-Петербург», ЗАО «Игристые вина», ресторана «Петербургский уголок» и универсама «Смольнинский». В ходе следствия по этим делам обвинения были предъявлены не только самим рейдерам, но и сотрудникам налоговых органов, имевших доступ к реестру.

Этап 2: Физический захват

Обычно именно на этом этапе публика узнает, что то или иное предприятие подвергается захвату. Выглядит это практически всегда одинаково – в главное административное здание врываются вооруженные люди, которыми могут быть частные охранники или сотрудники силовых ведомств, и производят те или иные действия – это может быть вынос необходимой для проведения захвата документации, препровождение на рабочее место нового директора или выдворение из кабинета старого руководителя. Нападающим оказывает сопротивление охрана предприятия, а порой и рядовые сотрудники. Но отразить атаку бывает непросто, особенно если нападающие вооружены какими-либо документами, подтверждающими их права, и пользуются поддержкой силовиков. В «Ленте» события разворачивались по худшему сценарию – силовой захват, состоявшийся 14 сентября, проходил при содействии сотрудников милиции, а нападавшие были вооружены веским доказательством своих прав – записью в ЕГРЮЛ. Милиционеры при этом выполняли функцию подстраховки– они наблюдали за действиями штурмовиков со стороны, задерживая при первой возможности охранников «Ленты».

С силовыми захватам в свое время столкнулись многие российские компании – штурмом брали ЗАО «Выборгский ЦБК», ОАО «Гипромез», Московский дельфинарий, ОАО «Арсенал» и многие другие предприятия. Тактические задачи захвата в зависимости от конкретного случая могут отличаться, но цель одна – получить де-факто контроль над предприятием, которое уже было захвачено де-юре.

Этап 3: Смена менеджмента

Установив фактический контроль над предприятием, новый директор получает основные рычаги управления компанией и начинает разбираться с сотрудниками. Первыми из офиса вылетают ключевые фигуры, работающие с финансами и хозяйственной частью. Вслед за ними отправляются и другие сотрудники, лояльные прежнему руководству. Заняв кабинет директора, Ян Дюннинг не стал изменять классическим схемам и уволил ряд сотрудников компании. Какие-то особые причины для увольнений никто придумывать не собирался – людей уволили за прогулы. 22 октября Госинспекция по труду в Санкт-Петербург установила, что увольнения были проведены с нарушением трудового законодательства и наложила на «Ленту» штраф. Инспекция обязала компанию отменить приказы об увольнении, а также выплатить сотрудникам неполученный ими заработок. Параллельно в суде идет дело о законности увольнения заместителя директора Дмитрия Костыгина, являющегося миноритарным акционером и председателем совета директоров Lenta Ltd, а также директора по связям с общественностью Кэтрин Лиин -- секретаря совета директоров.

Этап 4: Бегство главных участников захвата

Как известно, после заказного убийства нередко устранятся и сам киллер – чтобы осложнить поиски реального заказчика преступления. Захват «Ленты», по сути, тоже является убийством, только не физическим, а экономическим. И киллер, в роли которого выступил Ян Дюннинг, тоже должен быть «ликвидирован». Что, собственно, и произошло 1 ноября – контракт с голландским менеджером истек, и никаких попыток его продлить предпринято не было. Незадолго до этого свой пост покинул еще один непосредственный участник захвата «Ленты» - руководитель московского отделения фонда TPG Capital Джефри Финк. TPG Capital, напомним, контролирует около 25% акций «Ленты» - именно TPG продвигал Дюннинга на пост директора компании, вступи в конфликт с другими акционерами предприятия.

Возможно, ушедшие менеджеры имели какие-то далеко идущие планы по работе с захваченным предприятием. По крайней мере, Дюннинг на пресс-конференции, состоявшейся вскоре после событий 14 сентября, красочно описывал радужные перспективы развития «Ленты» под его руководством. Однако, судя по всему, у реальных заказчиков захвата были другие соображения. Очевидно, что Дюннинг и Финк были использованы в качестве инструментов, после чего за ненадобностью выброшены. Что-то подобное произошло недавно с Михаилом Сапего, назначенным директором завода «Арсенал» после изгнания оттуда Сергея Королева. В 2008 году он учувствовал в силовом захвате «Арсенала», был назначен его директором, затем переведен на должность генерального конструктора ФГУП «КБ «Арсенал», а совсем недавно был арестован в рамках уголовного дела о мошенничестве с имуществом «Арсенала». Эксперты не исключают, что Яна Дюннинга в будущем ждут подобные перспективы, особенно если он задержится в России.

Этап 5. Profit!

Извлечение прибыли после рейдерского захвата предприятия – дело техники. Обычно рейдеры не мудрствуют и просто распродают движимое и недвижимое имущество захваченной компании. Полученный от продажи доход за вычетом расходов на захват и является прибылью. Однако в ситуации с «Лентой» маловероятно, что крупный американский фонд TPG Capital, контролирующий многомиллиардные активы по всему миру, устроил настоящую акционерную войну только для продажи нескольких земельных участков, зданий и парка автопогрузчиков. Масштаб интересов фонда несколько иной, поэтому и методы получения прибыли отличаются от принятых российскими рейдерами. Судя по сообщениям западной прессы, фонд TPG Capital получил известность в начале 90-х годов после серии успешных сделок по покупке и последующей продаже авиакомпаний. Суть операций заключалась в том, что фонд теми или иными способами получал контроль над банкротящейся компанией, реанимировал ее минимальными средствами, а потом продавал с баснословной прибылью. Например, вложив в 1993 году $66 млн в реанимацию авиакомпании Continental Airlines, фонд продал ее за полмиллиарда.

Подобная операция может быть произведена и с «Лентой», с той лишь разницей, что компания пока не испытывает серьезных финансовых трудностей. Но это, как известно, дело поправимое. Достаточно сказать, что за время работы Дюннинга генеральным директором развитие сети фактически остановилось: компания не приобретала новые участки и не закладывала новые магазины. А для такой сети, как «Лента» остановка роста - это, фактически, путь вниз. Контролируя руководство предприятия, TPG сможет довести рыночную стоимость акций компании до минимума, вынудив других акционеров избавиться от своих пакетов. При таком развитии событий банкротство сети даже не обязательно – достаточно довести ее до предбанкротного состояния, чтобы владение ею стало для основных акционеров крайне обременительным и они поспешили сдать свои активы по дешевке TPG Capital.

Возможен и другой ход событий – на этот раз с банкротством «Ленты». Тут TPG будет еще проще получить полный контроль над сетью, ведь партнером фонда является ВТБ - основной кредитор ритейлера. В случае банкротства и прекращения обслуживания кредитов «Лента» автоматически перейдет в собственность банка, и, соответственно, под крыло TPG.

А затем, путем минимальных вложений, TPG реанимирует «Ленту», как уже делал ранее с американскими авиакомпаниями. После этого останется только подыскать покупателя, которым, например, может выступить сеть Wall-Mart. По неофициальным данным, переговоры с крупнейшей торговой сетью закончились тем, что Wall-Mart выразила заинтересованность в покупке «Ленты» при одном условии – если продаваться будет как минимум контрольный пакет.

Читайте нас в Дзене

Добавьте ленту «INFOX.ru» в свою личную и получайте актуальные новости ежедневно

Подписаться
Сатановский призвал отвыкать от "мира, в котором мы привыкли жить"
Реклама

Мы рекомендуем
03.04.2020, 11:59
Глава Института Ближнего востока Евгений Сатановский прокомментировал последствия пандемии COVID-19.
03.04.2020, 11:34
Правительство Новосибирской области готовит антикризисный план по поддержке экономики в ситуации противодействия коронавирусной инфекции.
Реклама