10:39
Москва
27 мая ‘20, Среда

Ашот Егиазарян может быть лишен депутатской неприкосновенности

Опубликовано
Текст:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Депутат Госдумы Ашот Егиазарян может быть лишен неприкосновенности из-за экономического конфликта, пишет журнал «Компания». По данным издания, член фракции ЛДПР Ашот Егиазарян может потерять иммунитет из-за корпоративного конфликта.

Предприниматель Виталий Смагин обвинил своего бывшего партнера Ашота Егиазаряна в том, что тот организовал аферу, лишившую его $30 млн. Речь идет о 20% акций торгового комплекса «Европарк», принадлежащих Смагину. Как заявил "Компании" предприниматель, Егиазарян привлек крупный заем в Deutsche Bank под залог акций компании, на балансе которой находился торговый комплекс, а потом с помощью фиктивного банкротства вынудил банк с огромной скидкой перепродать заложенное по кредиту имущество близкой ему коммерческой структуре. Предположительно, покупателем стала группа «Ташир», получившая кредитные обязательства с дисконтом за $60 млн, хотя кредит был взят на сумму в $100 млн. Сам комплекс оценивался в тот момент в $200 млн. Виталий Смагин обратился к генпрокурору Юрию Чайке с требованием наказать своего экс-партнера. По мнению участников рынка, не исключено, что, если будет возбуждено дело, господин Егиазарян лишится депутатской неприкосновенности. И это не первый случай, когда предприниматель чуть не потерял думский мандат. В прошлый раз причиной послужил конфликт вокруг гостиницы «Москва» – тогда оппонентом Ашота Егиазаряна выступили столичные власти.

От компьютера до ВГТРК

Карьеру в конце 1980-х гг. сын заведовавшего в МГУ кафедрой экономики промышленности Геворка Егиазаряна начинал в сфере продаж компьютеров и оргтехники. Параллельно этому он занимался советско-американскими торговыми связями, затем в течение двух лет работал директором Фонда социально-экономического развития Московского региона, тесно сотрудничавшего с подмосковными властями. Однако свои по-настоящему успешные первые шаги предприниматель сделал в банковском бизнесе. В 1993 году он основал Московский национальный банк (МНБ), председателем правления которого и стал. Эта кредитная организация играла важную роль в вопросе распределения бюджетных средств. Так, на счетах банка хранилась часть средств подмосковного бюджета, а его клиентами были «Росвооружение», Министерство обороны, Российское космическое агентство и т.д. В 1994 – 1996 гг. в МНБ находились счета Генпрокуратуры. Однако затем банк развалился, а счета подмосковного правительства перекочевали в другой банк, предположительно созданный Ашотом Егиазаряном, – в Уникомбанк. Деятельностью МНБ заинтересовались правоохранительные органы. Так, следствие полагало, что руководство впоследствии ликвидированного банка выводило государственные средства по поддельным платежным документам, а в 1998 г. у МНБ отозвали лицензию с формулировкой «за нарушение требований федеральных законов, регулирующих банковскую деятельность, нормативных актов Банка России, установление фактов недостоверности отчетных данных». На тот момент заявленная кредиторская задолженность МНБ составляла 2,26 млрд руб. Следующий этап деловой активности господина Егиазаряна участники рынка связывают уже с Уникомбанком, контрольный пакет в котором принадлежал подмосковным властям. Так, председателем совета директоров созданного в 1996 г. банка был назначен первый заместитель губернатора Московской области по экономическим вопросам Виктор Власов, а предправления работала экс-чиновница областного казначейства Нина Галаничева. Сам Егиазарян трудился в Уникомбанке на позиции зампредседателя совета директоров. В 1996 г. эта кредитная организация входила в десятку крупнейших банков России, однако уже к июлю 1997-го убытки банка превысили 42 млрд руб. В 1999 г. у Уникомбанка была отозвана лицензия в связи с «неспособностью удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и исполнить обязанность по уплате обязательных платежей». При этом влияние Ашота Егиазаряна на финансовом рынке было так велико, что его прочили на пост руководителя Агентства по реструктуризации кредитных организаций. Уникомбанк оказался замешан в нескольких громких скандалах. Самой известной стала история с выводом у госструктур активов ВГТРК. В декабре 1996 г. по решению российского правительства на базе имущества Центра по производству программ и Станции приема и передачи программ ВГТРК была учреждена компания «PTP-Сигнал», 25,5% акций которой отошло ВГТРК. В свою очередь, оставшиеся акции принадлежали фирме «Уникоминвест-Центр», предположительно контролируемой Ашотом Егиазаряном. В оплату уставного капитала создаваемого общества, помимо нескольких зданий, были переданы земная станция спутниковой связи фирмы «Сайнтифик-Атланта» и радиорелейная линия Москва – Клин. Затем в марте 1997 г. были проведены две допэмиссии акций, потом выставленные на продажу единым пакетом. При этом в конкурсе участвовали только две компании, для подтверждения выполнения условий участия предоставившие письма от некой фирмы «Романтис», которая, в свою очередь, обязалась предоставить «РТР-Сигналу» права на использование спутника сроком на 9 лет. Однако это обязательство вступало в силу, лишь если победителем конкурса станет «Уникоминвест-Центр» или АКБ «Московский национальный банк». Обе эти коммерческие структуры предположительно контролировались Ашотом Егиазаряном. В результате в конкурсе победил «Уникоминвест-Центр». В 1997 году Счетная палата, проверив деятельности ВГТРК, пришла к заключению, что «учреждение «ОАО «РТР-Сигнал» на базе имущества Центра по производству программ (г. Москва, ул. Шаболовка, 35) и Станции приема и передачи программ (г. Клин, Московская обл.) ВГТРК привело к отчуждению этого имущества у государства». Однако расследование ни на что не повлияло. Кроме того, в начале 2000-х гг. по требованию подмосковных властей было начато уголовное расследование деятельности Уникомбанка, но и оно никаких конкретных результатов не принесло.

В кругу друзей

Среди симпатизантов господина Егиазаряна эксперты называли замминистра финансов Андрея Вавилова и премьер-министра Михаила Касьянова. В этой связи участники рынка вспоминают историю, когда Минобороны в качестве аванса для готовящегося контракта на поставку крупной партии истребителей МиГ-29 в Индию выделило $231 млн. Часть денег в виде облигаций внутреннего государственного валютного займа (ОВГВЗ) была переведена в Уникомбанк, где и зачислена на счет МАПО «МиГ», производящего истребители. Однако вскоре ОВГВЗ «перекочевали» к Московскому инновационному банку, а затем испарились. В результате тогдашний председатель Центробанка Сергей Дубинин обвинил Андрея Вавилова в финансовых махинациях, в том числе в качестве примера была приведена история с контрактом по МиГам для Индии. В 1997 г. Андрей Вавилов лишился должности в Минфине, на него завели уголовное дело, однако следствию не удалось ничего доказать. Позднее Вавилов продолжал оставаться на госслужбе, только в статусе сенатора. Впрочем, под давлением следствия в 2008-м он досрочно сложил с себя полномочия, истекавшие в 2012 году. По слухам, это связано с требованием руководства Совета Федерации, на которое в свою очередь оказывали давление правоохранительные органы. К тому моменту Андрей Вавилов уже лишился возможной поддержки Ашота Егиазаряна. По слухам, Егиазарян и Вавилов серьезно поссорились. Предположительно, конфликт возник из-за созданной в 1994 году компании «Северная нефть», занимающейся нефтедобычей в Республике Коми и Ненецком АО. Якобы 40% акций «Северной нефти» контролировал Вавилов, а остальные бумаги вроде бы приобрел Егиазарян. Однако затем экс-замминистра без согласия партнера в 2003 г. продал компанию «Роснефти». Более того, когда в 2009 г. произошла попытка похищения его четырехлетней дочки, Вавилов публично обвинил в этом преступлении Ашота Егиазаряна. Еще до той ссоры бывший замминистра финансов, по слухам, познакомил Ашота Егиазаряна с будущим премьер-министром Михаилом Касьяновым. Личными друзьями господина Егиазаряна участники рынка также называли руководителя Госкомрыболовства Владимира Буркова и главу секретариата Михаила Касьянова Константина Мерзликина. Более того, в 1999 г. Ашот Егиазарян сам стал представителем власти после того, как был избран в Госдуму от ЛДПР. По словам экспертов, в партийном списке именно этой организации всегда насчитывалось максимальное число крупных предпринимателей. Это неоднократно вызывало критику со стороны парламентских оппонентов Владимира Жириновского. Например, Любовь Слиска в свое время заявила, что в 2005 г. думское кресло стоило $7 млн, фактически обвинив своих коллег в торговле депутатскими местами. При этом по результатам выборов Ашот Егиазарян в Госдуму не попал, однако в его пользу от мандата отказался член ЛДПР Станислав Жебровский. В 2007 году Егиазарян был переизбран в нижнюю палату российского парламента от той же ЛДПР. На сегодняшний день он трудится членом комитета Госдумы по бюджету и налогам. При этом, согласно сведениям борцов с «прогульщиками» в депутатских рядах, господин Егиазарян, как и другие представители бизнеса в ГД, пленарные заседания посещает крайне редко. Зато удостоверение депутата гарантирует совершенно иной статус и неприкосновенность.

«Москва»

После того как Ашот Егиазарян стал депутатом Госдумы, официально бизнесом уже не занимался. Однако, по мнению экспертов, именно он является одним из инициаторов реконструкции гостиницы «Москва» и ее бывшим предполагаемым совладельцем. Участники рынка до сих пор гадают, зачем понадобилась реконструкция одной из самых крупных московских гостиниц. Как бы то ни было, но для этого была создана компания «Декмос», на 51% принадлежавшая никому не известной американской фирме Decorum, а на 49% – правительству Москвы. Как полагают эксперты, изначально за Decorum стоял Ашот Егиазарян, хотя он сам это неоднократно отрицал и периодически заявлял, что является то консультантом, то куратором строительства. Впрочем, близкий к нему топ-менеджер Дмитрий Гаркуша на долгое время стал бессменным руководителем «Декмоса». Кредитную линию на строительство отеля открыл Deutsche Bank. Более того, ради этого займа девелопер отказался от кредитной линии в Сбербанке, и, по слухам, тогдашний глава «Декмоса» Дмитрий Гаркуша в связи с этим поссорился с крупнейшей финансовой организацией страны. Однако в условиях кризиса заемщик не смог обслуживать задолженность, у гостиницы начались финансовые проблемы, прежде всего из-за просрочки выплат по кредиту. В конце 2008-го Deutsche Bank потребовал немедленно вернуть деньги из-за нарушения сроков строительства. В результате возникла реальная угроза, что гостиница в центре Москвы уйдет в собственность иностранного банка. Чтобы этого не случилось, осенью 2008 года для урегулирования вопроса была создана фирма Konk Select Partners, куда Deutsche Bank внес требования по кредиту в обмен на половину компании. Другая половина осталась у Decorum. В итоге средства нашли столичные власти, которые и выплатили банку $87,5 млн, однако деньги были переданы не напрямую, а через структуру «ОЭК-Финанс», на баланс которой и должен был попасть пакет акций Konk Select Partners. Однако тут произошло странное. Деньги были получены, а акции никуда не перешли. Внезапно вышедший из тени Ашот Егиазарян заявил о попытке рейдерского захвата гостиницы. В свою очередь столичное правительство обвинило компанию Decorum в присвоении $87,5 млн. Более того, Следственный комитет при МВД РФ возбудил уголовное дело по факту мошеннического завладения $87,5 млн при реконструкции «Москвы». Основным подозреваемым являлся официальный владелец компании Decorum Виталий Гогохия. Впрочем, большинство участников рынка постоянно заявляли, что топ-менеджер – всего лишь подставная фигура. В июне 2009 г. сотрудники столичного ГУВД провели выемку документов в ООО «Даев Плаза» и юридической конторе White & Case. По версии следствия, акционеры Decorum использовали бюджетные деньги для погашения собственных долгов перед тем же банком. Уголовное дело было возбуждено по статье «Мошенничество» в отношении неустановленной группы лиц. По мнению экспертов, выемка документов в бизнес-центре.

Даев Плаза», предположительно считающемся штаб-квартирой предпринимателя, говорит о том, что Следственный комитет увидел прямую связь между преступлением и Ашотом Егиазаряном. Хотя официально он и не числился владельцем этой фирмы, но единственным ее учредителем был упомянутый выше Уникомбанк. По версии следствия, из городской казны в ходе реконструкции были похищены те самые $87,5 млн. Как сказано в материалах дела, генеральный директор Decorum Виталий Гогохия через кипрский суд заблокировал возможность «ОЭК-Финанса» назначать директоров в Konk. Впоследствии конфликт был улажен, и Decorum потерял контрольный пакет в компании «Декмос». Более того, по данным участников рынка, Ашот Егиазарян и вовсе вышел из числа предполагаемых совладельцев отеля. Как говорят эксперты, не исключено, что именно это событие стало первым признаком заката империи Ашота Егиазаряна.

«Европарк»

Последним громким скандалом явился конфликт вокруг торгового комплекса «Европарк». В середине 2000-х гг. господин Егиазарян познакомился со своим будущим партнером Виталием Смагиным. Совместными усилиями компаньоны решили реализовать в районе Рублевского шоссе проект по строительству торгового комплекса, впоследствии получившего название «Европарк». В итоге ценные бумаги контролирующей комплекс фирмы «Центурион альянс» распределились между подконтрольными депутату компаниями (73%), 20% принадлежали Смагину, а еще 7% – гендиректору проекта Дмитрию Гаркуше. После того как возведение комплекса завершилось, акции «Центурион альянса» были предоставлены в залог Deutsche Bank. Полученные средства, к слову, были направлены на реконструкцию гостиницы «Москва» – для получения кредитной линии, по которой позднее не расплатился Decorum. В свою очередь Виталий Смагин должен был сохранить контроль над «Европарком» через фирму «Тафтс», к которой в конечном итоге и перешли бумаги «Центурион альянса». Однако позднее предприниматель, по его собственным словам, не был введен в состав акционеров «Тафтса». Более того, когда проводящая реконструкцию гостиницы фирма «Декмос» не выполнила своих обязательств перед Deutsche Bank, «Центурион альянс» был выставлен на продажу, в результате чего объект перешел ГК «Ташир». Впрочем, сам Виталий Смагин предполагает, что покупатель мог действовать в интересах все того же Ашота Егиазаряна. В таком случае речь идет о незаконном отчуждении доли объекта у его владельца. Это и стало причиной конфликта. Сам Егиазарян по поводу «Европарка» в разное время давал версии совершенно разные и подчас взаимоисключающие. Как только в СМИ написали об обращении Смагина в прокуратуру, в Интернете (не исключено, что по инициативе депутата) появилась информация о том, что якобы Смагин пытается захватить «Европарк», притом делает это не в первый раз. Возможный заказчик статьи, видимо, забыл, что в интервью одному из изданий утверждал, что «продал Европарк структурам Виталия Смагина», а следовательно, никакого «захвата» со стороны Смагина быть не может. К «компромату» на Смагина в Сети приложили копию договора между ним и Егиазаряном, который прямо подтверждает версию Смагина. Егиазарян утверждает, что его подпись под договором подделана, но любопытно другое. Договор был передан Смагиным в Генеральную прокуратуру вместе с заявлением. Если Егиазарян, как он утверждает, к договору никакого отношения не имел, то остается вопрос, откуда появился этот документ у инициаторов материалов в интернет-изданиях? Участники рынка не уверены, что на этот раз Ашоту Егиазаряну, как и прежде, удастся удержаться на плаву. Возможная потеря им доли в гостинице «Москва» означает, что позиции парламентария в последнее время серьезно пошатнулись, и ему уже недостает прежнего лоббистского ресурса. Кроме того, теперь среди его недругов оказались столичные власти, недовольные неспособностью компании Decorum вернуть деньги Deutsche Bank, а потом удивленные попытками помешать переходу акций «Декмоса» на баланс подконтрольной столичному правительству фирмы «ОЭК-Финанс». Более того, на этот раз на депутата-предпринимателя обрушились не только представители оппозиционных фракций – КПРФ и «Справедливой России», – но и «единороссы». Последним сейчас необходим показательный процесс против «прогульщиков». В нижней палате парламента даже возникла инициатива наказать тех, кто не ходит на заседания. Еще одна опасность для Ашота Егиазаряна кроется в том, что доходы парламентариев от ЛДПР заинтересовали все ту же фракцию «Единая Россия». Достаточно вспомнить громкий скандал по поводу того, откуда Maybach у лидера ЛДПР Владимира Жириновского. В связи с этим, как говорят эксперты, «получить взыскание» может и член его фракции Ашот Егиазарян, по налоговой декларации фактически живущий за счет своей жены, тем более, по слухам, у предпринимателя имущества гораздо больше, чем у его думского начальства. Борьба с состоятельными депутатами может добавить очков «Единой России», чьи позиции серьезно пострадали после того, как ее руководство показало себя не в лучшем свете при попытках тушения летних пожаров. «У этого игрока позиции ослабли как на федеральном, так и на региональном уровне. Более того, ситуация подогревается близостью парламентских выборов и тем, что надвигается время выборов президента. Во всяком случае, если раньше все конфликты решались кулуарно, то теперь они уже вышли из-под ковра в открытое информационное пространство», – констатирует эксперт Центра политической конъюнктуры Дмитрий Абзалов. Не исключено, что Ашот Егиазарян может стать одной из жертв предвыборной кампании партии власти.

Читайте нас в Дзене

Добавьте ленту «INFOX.ru» в свою личную и получайте актуальные новости ежедневно

Подписаться
Обвал в российской экономике из-за коронавируса оказался преувеличенным
Реклама