18:18
Москва
27 января ‘20, Понедельник

Чиновники добили московские деревья

Опубликовано
Текст:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Московские деревья засыхают не из-за жары. Их губит путаница среди ответственных лиц и организаций. Корреспондентам Infox.ru так и не удалось добиться, чтобы отдел благоустройства занялся благоустройством. Да и головная организация - Департамент природопользования и охраны окружающей среды города Москвы слишком медленно реагирует на критическую обстановку.

В Москве желтеют, засыхают и погибают деревья. Причем в основном не лесные, а городские. Корреспонденты Infox.ru выяснили, что происходит с московскими деревьями, и попытались решить эту проблему хотя бы локально – возле своего дома.

Городская моль

Одна из причин гибели деревьев – насекомые-вредители. Специалист-энтомолог из Центра защиты леса Красноярского края Сергей Остапенко пояснил для Infox.ru, что жаркая погода пришлась на руку тополевой моли (Lithocolletis populifoliella Tr): «Периодически происходят вспышки численности тех или иных насекомых. Большинство насекомых любят сухую жаркую погоду, поэтому нынешнее лето способствует развитию многих насекомых».

По данным центра, эти мелкие бабочки любят тепло, солнце и тополя. «Тополевая моль -- достаточно слабое и уязвимое насекомое, -- продолжает энтомолог. -- Бабочки не способны перелетать на большие расстояния. Более того, в естественных условиях численность популяции тополевой моли сильно зависит от хищников -- птиц и пауков. Поэтому наиболее безопасным убежищем для зимовки насекомых стали не трещины в коре деревьев и не травяная подстилка, а городские квартиры. После выхода из зимней «берлоги» бабочки откладывают яйца в том месте, куда смогли долететь – на тополя, посаженные вплотную к городским домам».

Поэтому повальное повреждение бальзамических тополей в Москве – не форс-мажорное обстоятельство, а результаты ошибочного озеленения, считают специалисты. Если бы именно этот вид деревьев рос на некотором удалении от зданий, то тополиная моль просто не смогла бы долететь до них и отложить яйца.

«Основной способ борьбы с молью -- замена тополя бальзамического на другие виды деревьев. Например, заменив его на тополь серебристый, можно решить сразу две проблемы -- избавиться и от пуха, и от моли», -- говорит энтомолог.

Биологические особенности моли и соответствующие выводы – не новость и не результат последних экспериментов. Все это известно энтомологам более ста лет. И почему этими знаниями не пользуются -- непонятно. Ведь засыхающие на корню московские тополя по большей части намного моложе.

Причин для оптимизма нет

Тополевая моль доставляет неприятности не только московскому региону. Если выдается жаркое лето, восьмимиллиметровая бабочка пожирает деревья практически на всем континенте – от Западной Европы до Южной Сибири и гор Средней Азии.

Тополь, поврежденный тополевой молью

Остановить нашествие моли могут холода или голод. Поэтому для москвичей есть две новости – плохая и очень плохая. Первая -- пока сохраняется теплая погода, насекомые способны размножиться еще несколько раз. А вторая в том, что состояние пищевых ресурсов, то есть тополей, скорее всего не позволит моли вырастить еще одно поколение. Личинки погибнут. Правда, вместе с деревьями, которые уже находятся в критическом состоянии.

С пылесосом наголо

В целом тополевая моль безвредна для человека: она не переносит инфекции, не грызет книги или одежду. Департамент природопользования и охраны окружающей среды города Москвы в своих информационных бюллетенях успокаивает жителей мегаполиса и советует защищаться от насекомого москитной сеткой или пылесосом.

По информации того же Департамента природопользования, если жителей района все-таки беспокоит не моль как таковая, а состояние деревьев возле дома, они могут обратиться в местную домоуправляющую компанию с просьбой обработать дерево инсектицидом или обрезать засохшие ветки. А если специалисты не отреагируют на жалобу, можно обратиться на горячую линию Департамента природопользования.

Кто делать?

Корреспонденты Infox.ru попытались обратить внимание коммунальщиков на умирающие деревья. Первая сложность возникла сразу -- на этапе поиска ответственных лиц. Замученные жарой женщины, не успев поздороваться, интересовались адресом. Так что телефонный разговор недовольного жителя района с уставшими коммунальщиками звучал шаблонно:

-- Да. Что?

-- Здравствуйте, у меня под окном деревья засохли. К кому можно обратиться?

-- Живете где?

Услышав адрес, человек на том конце провода облегченно вздыхал и говорил, что мы ошиблись телефоном. Некоторые сотрудники давали другие номера теоретически ответственных организаций, другие просто бросали трубку. Абсолютно все связанные с деревьями организации, а их оказалось почти два десятка, несли ответственность за дом, что напротив или через дорогу от нашего злополучного экспериментально-проблематичного двора.

Не лезьте в соседскую квартиру!

К концу третьего дня поисков терпение начало заканчиваться, хотя дозваниваться -- часть профессиональных обязанностей журналиста, его работа. А если представить среднестатистического москвича, уставшего от жары и пробок, то можно предположить, что он вряд ли сможет обзвонить все инстанции и довести начатое дело до конца. И уж тем более потратить на это столько рабочего времени.

Наконец в разговоре с отделом благоустройства инженерной службы (ИС) района Измайлово корреспондент Infox.ru выяснил, что выбранный для эксперимента дом находится ровно в ста метрах от вверенной ИС территории. Узнав точно, за какую территорию отвечает данная организация, корреспондент Infox.ru попросил ее представителей проверить «ее» деревья. Тем более что по внешнему виду они ничем не отличаются от тех, на защиту которых журналисты встали изначально. На этот раз реплика ответственного лица оказалась нешаблонной. Женщина бодрым и уверенным голосом продекларировала: «Ну, знаете ли, это все равно что вы бы попросили навести порядок в соседской квартире! Вам-то какое дело, что там у других? У нас и так работы полно – нам некогда!»

Так как попытки дозвониться завершились провалом, корреспондент пошел к директору управляющей компании экспериментального дома в Измайлове ножками (идти пришлось, конечно же, в рабочее время -- в другое время компания не работает). И побеседовал с ее руководителем. «Вам жалко деревья? Нам тоже -- денег ведь сколько потратили на озеленение… Вы можете полить их, может, легче станет…» -- резюмировал директор.

После всех мытарств и отмашек все-таки пришлось обратиться на горячую линию департамента, где пообещали проверить состояние деревьев и обрезать ветки. В течение месяца. Если это, конечно, необходимо…

Прошло две недели. Жара не кончается. Моль летает. Деревья гибнут.

Деревья сохнут, чиновники пилят

Моль, конечно, значительно подпортила древесное здоровье, подчеркнул руководитель лесной программы «Гринпис России» Алексей Ярошенко. Но основная проблема – это не насекомые и не солнце, а недостаток воды и воздуха. Дело в том, что московские деревья растут на чрезмерно уплотненной почве. Корни растений не достают до водоносного горизонта из-за подземных коммуникаций, а утрамбованная земля не позволяет корням дышать. Поэтому солнце и моль не убивают, но добивают деревья.

С Алексеем Ярошенко соглашается красноярский энтомолог. «В естественных условиях тополевая моль может испортить внешний вид дерева, но не погубить его. Московские деревья погибают из-за загазованности, недостатка воды и воздуха», -- говорит Сергей Остапенко.

Засохший тополь

Засохшая рябина

Засохший клен

«Если деревья в таких экстремальных условиях хотя бы поливать, то они намного легче перенесут аномальную жару и нападки насекомых», -- продолжает Алексей Ярошенко.

Корреспонденты Infox.ru попытались выяснить у сотрудников ИС района Измайлово, почему уличные деревья не поливаются. И услышали в ответ, что поливать деревья очень дорого, поэтому эти вопросы даже никто не поднимал. Руководитель инженерной службы пояснила, что в их ведении находятся асфальт и газоны, вот их-то сотрудники активно увлажняют. О том, кто несет ответственность за деревья, ответственный сотрудник затруднился ответить. И посетовал на то, что любой шаг отдела благоустройства регламентируется Департаментом природопользования. Поэтому если жителю не нравятся сухие ветки на деревьях, то он относит письменную жалобу в отдел благоустройства, откуда она перекочевывает в Департамент природопользования. Специалисты департамента, если сочтут нужным, дают распоряжение спилить засохшие ветки.

«Были случаи, когда засохшие деревья «подавали надежду», и департамент не разрешал удалять поврежденные ветки. В этом смысле мы сильно зависим от вышестоящих чиновников и не имеем права самостоятельно решать проблемы», -- продолжает руководитель.

Круг замкнулся. Деревья умирают, потому что их некому полить. А поливать никто не будет, потому что это выходит за рамки полномочий и бюджета местных ответственных организаций. Тем не менее Infox.ru продолжает выяснять, кто и чем должен заниматься, как скажется повальная смерть деревьев на экологической обстановке города. И что на самом деле дороже – полить уже выросшие деревья или рубить мертвые, а затем закупать и выращивать новые (этот вопрос, насколько известно Infox.ru, тоже никто не поднимал).

Руководство Департамента природопользования и охраны окружающей среды города Москвы как раз рассматривает посвященные этой теме вопросы Infox.ru. И обещает ответить.

Читайте нас в Дзене

Добавьте ленту «INFOX.ru» в свою личную и получайте актуальные новости ежедневно

Подписаться
Реклама

Мы рекомендуем
27.01.2020, 17:36
В Новосибирской области состоялось совещание губернатора региона с представителями высших учебных заведений, темой которого стала реализация инициатив, обозначенных президентом в послании Федеральному Собранию РФ.
27.01.2020, 16:22
Ограничение полномочий российской делегации в ПАСЕ может обернуться повторением кризиса с выходом РФ из организации и отказом платить взносы.
Реклама