02:22
Москва
23 февраля ‘20, Воскресенье

«Ведомства разбираются, пока все не сгорит»

Опубликовано
Текст:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Корреспонденты Infox.ru попытались продраться сквозь бюрократическую неразбериху, в которой, как в дыму, оказались российские леса. И нашли миллионы, которых так не хватало на оплату противопожарных мер.

Министерские няньки появились у российского леса в 2006 году, после принятия нового Лесного кодекса. Лесной фонд из ведения самостоятельной Федеральной службы лесного хозяйства, которую тут же ликвидировали, перешел в хозяйствование региональных властей и федеральных ведомств. Местные органы власти сдают лес в аренду. Соответственно, за сохранность арендованных территорий отвечает ее временный хозяин, за неарендованные – региональные власти.

Фактически первое серьезное испытание кодекс прошел этим летом. Вернее, не прошел. Как показала практика, неразбериха среди ведомств и демпинговые цены на тушение пожаров поставили в тупик даже профессионалов.

Движимый лес

Infox.ru уже писал о проблемах Лесного кодекса. По мнению специалистов, новое лесное законодательство создало идеальные условия для использования природного богатства, но не для ведения экономически и экологически разумного хозяйства. «Лес был недвижимым имуществом, сделки с которым регистрировались. Его сделали движимым имуществом, и он стал принадлежностью земли», -- пояснил Infox.ru руководитель Центра по проблемам экологии и продуктивности лесов Александр Исаев.

Есть разные категории земель, на которых растут леса. Некоторые из них можно пускать в гражданский оборот, то есть осуществлять сделки купли-продажи, другие – нет. Но в законодательстве остались лазейки, которые позволяют менять категорию земель. «По некоторым «кротовым» дырам, которые нарыты в законодательстве, земли лесного фонда можно продавать», -- рассказывает Александр Исаев. В итоге очень много лесов разошлось по разным рукам.

Не только не все арендаторы, но и не все регионы способны выполнить все лесоохранные функции. «90% регионов не справилось со своими обязанностями», -- сообщил Infox.ru председатель Профсоюза работников лесных отраслей России Олег Гуторенко.

Александр Исаев в разговоре с Infox.ru добавил, что мелкие арендаторы не способны, а крупные не заинтересованы вкладывать деньги в развитие дорогостоящей противопожарной системы; у региональных властей не хватает на это ни сил, ни денег.

У семи нянек

Infox.ru уже писал, что за городские деревья на придомовой территории несут ответственность как минимум три структуры. Одни отвечают за полив дворовых деревьев, две другие – за жизнеобеспечение растений с торца дома и на обочине дороги. Как оказалось, у лесных деревьев нянек еще больше. Даже сотрудники лесных отраслей затрудняются подсчитать все отвечающие за лес ведомства. В зависимости от категории и территориальной принадлежности лес могут охранять МВД, МЧС, Министерство промышленности и торговли, Министерство транспорта, Министерство обороны, Министерство природных ресурсов, Министерство сельского хозяйства и Росприроднадзор. Каждое из ведомств действует в рамках своих полномочий и только на своей территории.

С территорией, естественно, проблемы. Границы между лесами (соответственно, и зоной ответственности ведомств) могут быть достаточно условными. Да и собственно границы лесов не совпадают с административными очертаниями. Поэтому дерево, загоревшееся на смежной территории, вызывает массу межведомственных споров и «боданий».

«В этом смысле показательным был пожар в Мордовском заповеднике, который граничит с Саровским ядерным центром. Саровский ядерный центр находится в Нижегородской области, но на границе с Мордовией. В результате ведомства не могли разобраться с тем, кто же должен тушить этот пожар», -- рассказал Infox.ru Олег Гуторенко.

«Это общенациональная проблема. Ведомства разбираются в том, кто, кому и какую сумму перечислил, до тех пор, пока все не сгорит», -- соглашается с Олегом Гуторенко директор по природоохранной политике WWF Евгений Шварц.

«Ведомства не взаимодействуют друг с другом. У них даже рации работают на разных частотах, поэтому они не способны скоординировать свои действия, находясь в одном горящем лесу», -- продолжает Олег Гуторенко.

Действия ответственных организаций не скоординированы. Обязанности по охране леса распределены между министерствами, региональными властями, частными и юридическими лицами. Вот и получается, что у семи нянек лес остался без деревьев.

Конкурс на тушение пожаров

Ситуацию усугубили тендеры на тушение пожаров. Напомним, что по 82-й статье Лесного кодекса ответственность за тушение пожара несут органы власти субъектов РФ. Причем тушить пожары по заказу региональных властей может любая компания, выигравшая тендер. Учитывая, что Федеральный закон о государственных закупках (№94-ФЗ) запрещает оценивать участников по каким-либо критериям, кроме цены, пройти конкурсный отбор в общем-то несложно. Главное – максимально снизить стоимость услуг. «В результате тендеры выигрывают те компании, которые предлагают заведомо демпинговую цену, но не обладают техникой, силами и людьми для того, чтобы выполнять соответствующие функции», -- говорит Евгений Шварц.

Лесной кодекс вместе с Федеральным законом о государственных закупках поставил участников «конкурса на тушение пожаров» в безвыходную ситуацию. Организации не способны выполнить поставленную задачу вне зависимости от профессионализма коллектива или наличия технических средств. Согласно открытой информации об официально объявленных госзакупках, средняя стоимость услуг по тушению пожаров на территории одного лесничества составляет 300-400 тысяч рублей. Эту же цифру в открытых источниках информации неоднократно называли руководитель МЧС и представители лесничеств, уточняя, что за эти деньги они потушить пожар не смогут.

«Я не уверен, что за 300-400 тысяч рублей в одном лесничестве можно сделать что-то большее, чем обновить противопожарные просеки», -- говорит Евгений Шварц. Слова эколога можно подтвердить простыми расчетами. Возьмем, например, всего один заказник в Шатурском районе -- Черустинский лес. Его площадь – 21 700 га. Чтобы всего один раз опахать заказник, трактор должен пройти 60 га. Допустим, у нас есть идеальный «Кировец» с исправным плугом, который тратит на вспашке 25 литров солярки на гектар. И не жрет масло, как свинья брюкву. И получаем, что только на солярку необходимо потратить 30 тысяч рублей за проход. И таких проходов требуется два-три. А ведь с момента последней опашки на полосе наверняка выросло что-нибудь неупахиваемое, и это тоже надо убрать. Да и на расстоянии в 50 метров по обе стороны минерализованной полосы требуется убрать кучу неположенных, но растущих и валяющихся деревьев. А уж если пожар...

Тендеры на последствия пожаров

Корреспонденты Infox.ru выяснили, что государство проводит конкурсы не только на тушение пожаров, но и на научные выводы о последствиях дисфункции и беспомощности лесоохраной системы. Еще в начале июня на сайте государственных закупок и тендеров был объявлен открытый конкурс общей стоимостью около ста миллионов рублей. Победители нашлись достаточно быстро – конкурс завершился уже в начале июля.

Корреспонденты Infox.ru внимательно прочитали наименование «научных» лотов и обратились за комментариями к специалистам. Оказалось, что львиная доля выделяемых средств (более 50 миллионов) направлена на научное обоснование необходимости совершенствовать существующую лесную систему, отчетную документацию и схемы распределения финансирования.

То есть сгоревших деревень, погибших людей и выводов специалистов недостаточно. По результатам пожаров потребуется подготовить многомиллионное научное обоснование того, что надо оптимизировать траты на лесоохрану.

Относительно небольшая часть денег направлена на реализацию научно-фантастических проектов. Например, четыре миллиона рублей выделено на определение легальности лесозаготовок дендрохронологическим методом -- то есть по кольцам роста. Специалист из Сыктывкарского лесного института пояснил Infox.ru, что найти нелегальное спиленное дерево на основе дендрохронологической информации, конечно, можно. Только для этого необходимо сравнить спил ствола с пнем. То есть необходимо заранее знать, откуда вывезли дерево, чтобы «примерить» украденное дерево к пню.

«Дендрохронологическим методом можно определить, в каких условиях произрастало дерево. Засушливым был тот или иной год или влажным, например. Если речь идет о легальности лесозаготовок, то это невозможно. Это все равно что искать иголку в стоге сена», -- резюмировал доктор сельскохозяйственных наук.

Другой государственный грант (2,5 млн рублей) выделен на выведение новых растений с двойным набором хромосом. «Таким способом можно увеличить биомассу растения, и то только у тополя. Более того, такие растения не смогут жить в естественном сообществе», -- пояснил Infox.ru кандидат сельскохозяйственных наук из Белгородской сельскохозяйственной академии.

Ученый также отметил, что на выделенные деньги ничего стоящего в заявленной области сделать невозможно. «Этих денег не хватит ни на экспериментальную делянку, ни на полевые работы и командировки. Более того, заявленная тема предполагает многолетние исследования, поэтому мне непонятно, кто и как будет изучать эту тему», -- резюмировал специалист.

Как выяснил Infox.ru, в московских институтах леса, лесного хозяйства и сельского хозяйства ничего об объявленных и уже распределенных по московскому региону тендерах не знают. Сотрудники профильных структур РАН тоже удивлялись, когда корреспонденты Infox.ru озвучивали тендерные лоты.

Infox.ru продолжает выяснять имена ученых, которые готовят соответствующие научные обоснования.

Читайте нас в Дзене

Добавьте ленту «INFOX.ru» в свою личную и получайте актуальные новости ежедневно

Подписаться
«Медуза» рассказала о темных делах организации «Сеть»
Реклама

Мы рекомендуем
22.02.2020, 22:09
В США всерьез обеспокоились тем, что в предвыборную борьбу вступил человек с неограниченными финансовыми возможностями. Это Майкл Блумберг, о котором всерьез говорят, что он хочет купить кресло в Белом доме.
22.02.2020, 20:12
Ситуация в Сирии становится все взрывоопаснее. Взаимные угрозы последовали со стороны Турции, а также правительства Башара Асада.
Реклама