Разрешите сайту отправлять вам актуальную информацию.

16:06
Москва
26 февраля ‘21, Пятница

США проводят эксперименты над украинскими солдатами для создания этнического биооружия

Опубликовано
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Бывший сотрудник Службы безопасности Украины опубликовал документы, свидетельствующие о том, что США разрабатывают биологическое оружие на украинской территории

Человек без отчества

Любопытный материал о связи здравоохранения Украины и деятельности американских спецслужб опубликован на сайте украинских расследований. Заботливый Facebook, кстати, запрещает не только делать публикации, но и отправлять сообщения с этой ссылкой, то есть ее распространение нежелательно как для американской корпорации, так и для контролирующих русскоязычный сегмент украинских модераторов.

Одним из героев расследования является бывшая и.о. министра здравоохранения Украины. Ульяна-Надежда Супрун, вопреки русской и украинской традиции, имеет два имени и ни одного отчества – она родилась в Детройте, окончила Мичиганский университет, работала радиологом-гинекологом. Осенью 2013 года объявилась на исторической родине. За активное участие в событиях Майдана получила украинское гражданство, но, не будучи дурой, от американского не отказалась. Поэтому, согласно закону, занимать высокую государственную должность она не могла. Но президенту Петру Порошенко настолько понравилась импортная штучка, что он пошел на откровенный подлог – больше трех лет госпожа Супрун была «исполняющей обязанности» министра здравоохранения.

Удивительным образом именно в это время на новой родине Супрун активизировались спецслужбы ее первой и главной родины. В рамках плана борьбы с уменьшением угроз (существует даже специальное агентство – DTRA, по-нашему АУУ) американцы взяли под контроль бактериологические лаборатории Украины. Устоявшееся название не должно сбивать с толку – в этих лабораториях изучаются не только бактерии, но и вирусы, и другие патогенные частицы и микроорганизмы.

Американская забота

Со стороны это выглядело даже логичным – понятно, что в США более сильная наука, чем в тонущей в дрязгах Украине, и доверять потенциально опаснейшую сферу исследований лучше высококвалифицированным специалистам. Тем более что в эпоху президентства Виктора Ющенко они уже неплохо освоились в украинских институтах. Началось бактериологическое сотрудничество двух стран в 2005 году с визита в Киев молодого, но очень перспективного сенатора Барака Обамы, который не побоялся лично посетить лабораторию в Киеве, после чего были подписаны соответствующие соглашения.

Вскоре, однако, стало ясно, что это опасный путь. В Грузии с приходом к власти Михаила Саакашвили американцы получили полный доступ к штаммам микроорганизмов и связанным с ними разработкам, а самые опасные штаммы были вывезены из страны самолетом Вооруженных сил США. В результате Грузия оказалась в полной зависимости от США в деле идентификации и лечения опасных вирусных заболеваний. Уже в 2007 году добровольно потерявшим материальную базу грузинам не удалось вовремя выявить на своей территории штаммы африканской чумы свиней, что привело к существенному ущербу. А потом бывший министр госбезопасности Грузии Игорь Гиоргадзе прямо признал, что США проводили в грузинской лаборатории опыты над людьми.

Неудивительно, что «межмайданный» президент Украины Виктор Янукович, ознакомившись с доставшейся ему от Ющенко ситуацией, констатировал: «Только представьте: наши специалисты имеют ограниченный доступ на биологические объекты, где хранятся образцы смертельных вирусов, а американцы как спонсоры пользуются исключительными правами, и никто их не контролирует».

Штамм Супрун

В качестве министра здравоохранения именно Ульяна «Джорджевна» Супрун была проводником американской воли в украинском правительстве. Вероятно, ее успехи на этом направлении были связаны с комплексом неполноценности новой власти – в кабинете Владимира Гройсмана чувствовали собственную некомпетентность и были рады любой твердой руке, тем более опирающейся на могущество единственной сверхдержавы.

Супрун активно расформировывала украинские институты, заменяя их структурами АУУ. Как результат – Украина оказалась фактически беззащитной перед инфекциями. Невиданная много десятилетий вспышка кори на ее территории (на Украине болеют корью в разы больше людей, чем в остальной Европе, включая Россию, вместе взятой): Супрун запретила российские вакцины ввиду их неэффективности, а о своевременной их замене не позаботилась. Из-за отсутствия собственной науки украинцы просто прозевали корь, как грузины чуму свиней. Неужели они после Вьетнама, Панамы, Ирака, Афганистана всерьез надеялись, что американцы будут усиленно охранять их здоровье и экономику? Ни Грузию, ни Украину не рассматривают как часть «золотого миллиарда», так что о спасении утопающих лучше бы позаботились сами утопающие. 47 тысяч заболевших в 2018 году, более 60 тысяч в 2019-м, данных за 2020 год нет. При этом прививки от кори получают лишь 28% детей первого года жизни.

Постоянное лоббирование интересов американских фармкомпаний привело к резкому подорожанию всех сколько-нибудь сложных лекарств – украинское общество сейчас, к сожалению, не готово платить американские цены. Пример – софосбувир и сочетание ледипасвир+софосбувир от компании Gilead Sciences, которые до Супрун не включались в список рекомендованных (и, следовательно, закупаемых за счет бюджета) из-за новизны и высокой стоимости.

Однако вскоре Супрун получила от производителя письмо с соответствующим ходатайством, и вот уже с 2017 года – как подчеркивается, «по личному ходатайству и.о. министра здравоохранения», чрезвычайно дорогой софосбувир в нужный список попал. Что ж, американские фармакологи умеют убеждать, тем более что Gilead Sciences – компания непростая, достаточно сказать, что 20 лет назад ее руководителем был… Дональд Рамсфелд, в 2001 году ушедший на должность главы Пентагона. И это далеко не единственный политик, связанный со скромными фармакологами.

«Их там нет»

Но игры с лекарствами – детские шалости на фоне того факта, что в рамках программы биологических экспериментов (CBEP) Пентагон создал лаборатории в 25 странах мира, при этом отделениям в Грузии и на Украине отводится особая роль.

Эпидемиология и особенно вирусология – наука экспериментальная, требующая постоянной работы с образцами. Благодаря протекции Супрун и потворству Порошенко американцам удалось фактически вытеснить украинских ученых из этой сферы, получив контроль над всеми их наработками. При этом активно применялась универсальная демагогия в стиле «Нас там нет». Уже в разгар пандемии, в мае 2020 года замглавы миссии США на Украине Джозеф Пеннингтон говорил «Цензору», что «американские ученые не работают в лабораториях, финансируемых DTRA (АУУ)».

Прекрасно – вот только существует рабочий план входящего в эту структуру биологического проекта UP-3, где руководителями названы гарные украинские чоловики пан Рамирес, пан Джонсон (Луисвилльский университет) и пан Шмальджон (Институт инфекционных болезней ВС США). Во главе других подразделений тоже стоят американцы, рядовые должности могут занимать украинцы, но зачастую получившие образование в США и Канаде.

И эти подразделения работают в условиях полной тайны. Иногда, правда, случаются утечки – так, прославилась группа UP-8, проводившая эксперименты над кровью украинских военнослужащих («Определить серопревалентность антител к хантавирусам среди 4000 и вируса ГЛКК среди 400 здоровых добровольцев, привлеченных учреждениями воинских частей и медицинских заведений Министерства обороны Украины…») – с заботливой оговоркой о том, что «Все случаи гибели субъектов исследования, предположительно или точно связанные с процедурами исследования, должны быть доведены до комитетов по биоэтике в США и Украине». Что это, если не в чистом виде испытание вакцины на гражданах покоренного государства? Вы все еще мечтаете служить в украинской армии?

К слову, если контора не может защититься от информационных утечек, где гарантии, что не утекут и штаммы вирусов? Самые опасные из них, вероятно, уже вывезены в американские лаборатории, но поскольку в США растет протест против опасных разработок, скорее всего, центры изучения в обозримом будущем переместятся в страны-сателлиты, где соблюдать строгие требования необязательно – ведь именно так поступили американцы и со своими опасными производствами, и со своей тюрьмой в Гуантанамо.

Ульяна Супрун, вероятно, назвала бы это «ценными американскими инвестициями». Энергичная пани сейчас в отставке, но дело ее живет и развивается.

Как это делают в Грузии

Разработка химического и биологического оружия выходит за все возможные нравственные рамки, и если сопротивления украинского народа власти США не слишком опасаются, то отчитываться перед собственными избирателями категорически не хотят. Поэтому военное агентство DTRA выполняет соответствующие работы не самостоятельно, а через частные компании: разница в том, что те неподотчетны Конгрессу. Так, например, разработки в Грузии ведут три компании – CH2M Hill, Battelle и Metabiota.

CH2M Hill получила госконтракт на 341,5 млн за работу в шести странах, но половина этой суммы тратится именно на Центр Лугара под Тбилиси. Компания обязалась хранить там биологические агенты, причем работой этой занимаются отставные военные биологи, работающие на Battelle Memorial Institute, минимум седьмой десяток лет участвующий в биопрограммах Пентагона (23-е место среди крупнейших государственных подрядчиков США). Институт специализируется на разработке и испытаниях сверхопасных химических и биоактивных веществ, при этом у него есть специальная детская веб-страница для игрового и ненавязчивого приобщения детей к правильным ценностям. Там, правда, не говорится, как в ходе операции Clear Vision ученые Battelle по заказу ЦРУ создали и испытали малокалиберную бомбу с сибирской язвой, чтобы проверить, как ведут себя взорвавшиеся вирусы. За грузинский проект компания получит 59 миллионов долларов.

Недавнему стартапу Metabiota, созданному для предсказания возникновения эпидемий и вероятных путей их распространения, досталось меньше всего – 18,4 млн, но золотые дни этой компании уже наступают.

Теперь и Украина распахнула свои двери перед этими прекрасными учеными.

Куда дальше?

Попробуем предугадать направление развития этого дела. Задачей номер один для военных биологов является создание этнобиологического (оно же генетическое) оружия – поражающего только людей определенных этнотипов. Не секрет, что многие эпидемии «избирательны» – косят людей одной национальности и щадят другую, проживающую рядом и в тех же условиях. Это связано с тем, что национальность, вопреки убеждениям крейзи-либералов, понятие не только культурно-историческое, но еще и биологическое – люди устроены чуть по-разному. Не будем говорить про нынешний коронавирус – Генпрокуратура России потребовала удалять фейки о его избирательности, – но мы знаем, что разные этногруппы демонстрируют разную устойчивость к ВИЧ-инфекции, что гемофильная инфекция почти не задевает европейцев, что у разных народов совершенно по-разному развивается алкоголизм. Мнения специалистов о возможности создания генетического оружия расходятся, но постоянные исследования, которые США проводят именно в странах экс-СССР, позволяют предположить, что работы в этом направлении все же ведутся. Недаром Россия еще в 2007 году запретила вывоз биологических образцов из страны – не стоит облегчать жизнь вероятному противнику даже для разработки почти невероятного оружия.

Вот так выглядит утвержденная на Украине система передачи данных о вспышках инфекционных заболеваний и биометрических параметрах населения Украины на американские сервера:

Резюмируем сказанное. США планомерно окружают Россию кольцом биолабораторий (они активны и Средней Азии, но это тема отдельного разговора). Они имеют доступ к оставшимся там советским разработкам, при этом лишают такого доступа местных специалистов. В случае с Украиной захват начался с согласия президента Виктора Ющенко, потом масштабы сотрудничества были сокращены, а после Майдана, действуя через Ульяну Супрун, американцы полностью поставили биологические лаборатории Украины под свой контроль. Одним из следствий этого стала неготовность властей отразить эпидемию кори. В лабораториях Украины, как и в Грузии, в числе прочего изучаются биологические особенности местных этносов, проводятся опасные эксперименты, в которых местное население участвует «вслепую». Существуют риски выхода образцов из-под контроля.

* * *

Часть украинцев постепенно осознаёт, что главные враги их страны находятся не в Москве и Донецке, а в Киеве и Вашингтоне. Но излечение от иллюзий – дело медленное и крайне болезненное. Сколько еще экспериментов на людях, сколько еще нежданных эпидемий нужно, чтобы прекрасная большая нация наконец пришла в себя, полюбовно решила проблемы с собственным востоком и стала наконец самостоятельной силой, а не американским полем экспериментов?

Читайте нас в Дзене

Добавьте ленту «INFOX.ru» в свою личную и получайте актуальные новости ежедневно

Подписаться
Реклама