04:01
Москва
15 ноября ‘19, Пятница

УФСБ пытается использовать дело Карамзина в своей войне против московских судей?

Опубликовано
Фото: TASS/Zuma
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

27 сентября Верховный суд России провел экстренное заседание резонансному делу юриста Кантемира Карамзина: прокуратура просит изменить территориальную подсудность для при рассмотрения апелляции, адвокаты протестуют против передачи дела из Московского городского в Московский областной суд.

Вывезти в область и добить

Напомним, 11 сентября Черемушкинский районный суд признал незаконным сам факт возбуждения уголовного дела против юриста, и он, таким образом, должен выйти на свободу. За полгода пребывания в СИЗО Сергиева Посада Карамзин потерял зрение на один глаз, у него обострился сахарный диабет, состояние здоровья ухудшается с каждым днем. Однако обвинение делает все, чтобы не выпустить обвиняемого на свободу – похоже, он слишком много знает. Карамзина обвинили в «дружеских отношениях» с Черемушкинским судом и под этим предлогом решили перенести дело в Московскую область.

Никаких доказательств «дружбы» на закрытом заседании Верховного суда так и не было предъявлено, а вот хорошие отношения генерала ФСБ Алексея Дорофеева (эта фамилия, кстати, полоскалась и в связи с фальсификацией дела Ивана Голунова) с подмосковной судебной системой защита считает фактом.

«Второе дело Магнитского» началось с задержания Карамзина по подозрению в подделке подписи 13-летней давности: тогда юрист одолжил крупную сумму писателю Олегу Блоцкому, но тот отдавать деньги не торопился. Карамзин выиграл все суды вплоть до Верховного по этому конфликту, и тогда Блоцкий обвинил заимодавца в фальсификации своей подписи. 12 раз Следователи несколько раз возбуждали и после исследования доказательств и допросов участников снова закрывали уголовное дело, но последняя попытка оказалась более успешной.

Это преследование удивительным образом совпало с судебной победой клиента Карамзина Марка Ричардса над руководителями строительных компаний ДСК-1 и ФСК «Лидер» Владимиром Копелевым и Владимиром Ворониным (по версии юриста – граждан Мальты)– они тоже не хотели отдавать долг, а цена вопроса составила ни много ни мало 15 млрд рублей. Данная победа оказалась для Карамзина в полном смысле слова пирровой: свободы он с тех пор не видел. А такими темпами может уже вообще ничего не увидеть в чисто физиологическом смысле.

Без очень хороших отношений со спецслужбами жилье в Москве и области не строят. Так что эти граждане знают толк в «дружбе».

Услышать аргументы защиты – это коррупция?

Итак, исчерпав свои аргументы в Москве, прокуроры переводят дело в Подмосковье, тем самым фактически выразив недоверие столичному суду. Адвокат Карамзина Марина Громова недоумевает:

«Прокурор процитировал постановление суда, указал, что дело получило общественный резонанс, связано с компрометированием судей, поэтому дело надо передать в Московскую область. Непонятно, зачем цитировать постановление, если оно имеет отношение к уголовному делу, которое расследовано и заключение выдано на суд первой инстанции. Почему суд должен додумывать за прокуратуру про обоснование нашего ходатайства?

Я сказала, что если вы ссылаетесь на дружеские отношения, то я буду ссылаться на страх судей Московской области перед ФСБ, непосредственно перед Дорофеевым. Дружбу можно предать, а вот судьи реально боятся. Потому что в Балашихинском суде сотрудники ФСБ просто приходят на заседания и там присутствуют. Здесь их почему-то не видно – возможно, потому что на проходе проверяют паспорта.

Я сначала думала, что Генпрокуратура будет в интересах Карамзина выступать.

Когда я увидела постановление дела к слушанию, я поняла, что в принципе на юриста можно и не учиться: ты хочешь – я это сделаю. Вот они захотели, перепрыгнули, нашли статью, которая вообще не имеет отношения к делу – ткнули пальцем в небо. Это просто нонсенс, нарушены все нормы, которые возможны.

Судя по всему, Генеральная прокуратура в открытую играть не хочет, как и ФСБ по Москве и Московской области. Поэтому заседание у нас сегодня и прошло в закрытом режиме. Копию документа, который явился поводом для слушания, нам все-таки дали, а тот документ, который приобщил прокурор из ФСБ, нам даже не дали скопировать. У меня возникла мысль, что это война одной из ветвей власти против судебной системы. Адвокат Шумилов правильно сказал: слушание идет в закрытом режиме, предоставьте, пожалуйста, оперативные сведения, хоть что-то – аудиозапись, фотографии про дружеские отношения. Ничего. Предоставили просто бумагу, где написана опять эта странная, загадочная фраза: «Имеются оперативные сведения о дружеских отношениях».

Мы четыре месяца боролись, ходили между Черемушкинским и Мосгорсудом, все над нами смеялись и говорили – вы никогда не признаете незаконность возбуждения уголовного дела, у вас не хватит ни квалификации, ни настойчивости, а мы этого добились. И вдруг нам говорят, что там присутствовала коррупция. Причем так фраза сформулирована, как будто намек на меня, жалоба-то моя была. «Защита Карамзина обратилась в Черемушкинский суд и получила постановление судьи Левченко». Давайте теперь скажем, что все жалобы, которые удовлетворяются, – это, значит, коррупция. А потом президент РФ говорит, что у нас 99% всех обвинительных договоров – так они потому и обвинительные, получается, что у нас вообще не должны удовлетворять жалобы, чтобы не получить обвинение в коррупции».

В письме начальника УФСБ по Москве и Московской области генерала Алексея Дорофеева,, которое было оглашено на заседании Верховного суда и попало в СМИ, в вину юристу ставятся его знакомства с судьями, выигранные дела и оправдательные приговоры. С таким набором в лагерях должны сидеть все юристы и адвокаты России. В коррупции можно обвинять всех судей вплоть до Верховного суда, так как многие дела успешного юриста Карамзина были проверены и утверждены решениями всех судов всех инстанций. Кстати, проигранных дел у него тоже много, как у любого юриста. Доказательств участия Карамзина в рейдерских захватах — ноль. Информация о том, что решение Черемушкинского суда о незаконности возбуждения уголовного дела против юриста Карамзина принято накануне завершения расследования — тоже фикция. За полгода ареста юриста следствие не продвинулось ни на шаг. Карамзина даже ни разу не допросили по делу, которое разваливается на глазах.

Похоже, спецслужбы снова пытаются подменить правосудие “тройками” — кто-то просто решил, что ты виновен — и к стенке.

Раньше убивали без суда, сейчас имитируют процедуры

И, конечно, необходимо процитировать прощальную речь самого обвиняемого. Прощальную, ибо перевод дела в Московскую область в наших реалиях – это очень нехороший признак для любого обвиняемого.

«Дорогие друзья, мои родственники, родные, близкие, все те люди, которые заинтересовались моим делом, которые оставляют комментарии, подписывают обращения! Я бы хотел вас очень поблагодарить. Я читаю каждый комментарий, каждое обращение, и ваши добрые слова мне очень помогают выжить в этой страшной ситуации, в которую я попал. Что касается сегодняшнего процесса, вы должны понимать, что я это понимаю – к сожалению, я не верю ни в какое торжество правосудия, в том числе и в Верховном суде. Надо понимать, что против меня люди, которые меня сюда поместили, это очень богатые люди, миллионеры, они имеют паспорта пяти разных стран, один из них уже спрятался за границей и оттуда посылает свои деньги.

Они имеют возможность заказывать такого исполнителя, который пляшет под их дудку, как генерал Дорофеев – это очень мощный человек, который давно и успешно торгует правосудием, точно так же как торгует могилами на подмосковных кладбищах. Для него все равно, чем торговать, нет никаких принципов, и своим авторитетом он давит на суд.

К сожалению, наша судебная система находится в таком положении, что не может справиться с давлением, потому что судья тоже такой же чиновник, которому не хочется связываться с органами безопасности и с их местью. Единственное, чем я сам себя успокаиваю, – наша страна знала такие времена, когда людей даже в суд не перевозили, их поздно ночью забирали из дома, отвозили на бутовский полигон и там убивали без всякого суда и следствия. На сегодняшний день мы пока находимся в том состоянии, когда правоохранительная и судебная система имитируют какое-нибудь разбирательство и делают вид, что соблюдают какие-то процедуры. Нужно радоваться, что они нас пока не сразу убивают. Но если общество не будет этому сопротивляться, то такое общество погибнет.

Что касается своей жизни – я уже на ней поставил крест. Я понимаю, что я прожил почти пятьдесят лет, и спасибо судьбе, что эти пятьдесят лет у меня были. Меня уже из этой мясорубки не выпустят, и свою борьбу я продолжаю только ради того, чтобы не потерять надежду, что мои дети смогут жить в стране, в которой существует правосудие и существует справедливость.

Что касается данного конкретного заседания, то мои адвокаты вам скажут и, возможно, расскажут потом в средствах массовой информации, что происходит. Но по делу – это абсолютное невиданное насилие, беспредел. Заместитель генерального прокурора, который вообще не имеет права обращаться с такими полномочиями, написал обычное письмо на имя одного из заместителей <председателя> Верховного суда. В этом письме он в буквальном смысле обращается «Иван Иваныч», описывает все свои хотелки. Это письмо не является официальным ходатайством, не является официальным документом, но эти хотелки сегодня получат силу судебного акта, судья своей колотушкой стукнет и скажет, что Дорофеев в этом случае прав. Что-то с этим сделать невозможно, против лома нет приема.

Они ничего не боятся. Они не боятся мнения профессионального сообщества. Они не боятся революции, к сожалению, которая никому не нужна. Они и дальше будут закапывать судебную систему и нас – в данном случае меня – приносить в жертву этому беспределу.

Еще раз вам хочу сказать, что я борюсь не за себя – за свою семью, за будущее своих детей. Вас бороться я не призываю, выходить, так сказать, из зоны комфорта. Но ваши слова поддержки в интернете, ваше понимание для меня очень ценны.

Спасибо, люди, вам большое, всего хорошего».

* * *

Мы не беремся утверждать, что Карамзин невиновен – это должен определить суд. Но суд – настоящий, а не карманный для обвинения. И вина должна быть доказана неоспоримыми доказательствами, а не письмами генералов ФСБ, в которых они ссылаются на “оперативные сведения” - фактически, что “одна бабка сказала”. Очевидно, что силовики пытаются использовать дело Карамзина в своей войне против московских судей. Именно поэтому юриста маринуют полгода в СИЗО, пытаясь выбить нужные показания. Кому и зачем это выгодно? Возможно тем же людям в погонах, которые контролируют московские кладбища, застройщиков и рынок обнала. Тем, у которых на явочных квартирах находят миллиарды.

Все, что творится в последнее десятилетие в Московской области, вызывает глубокую тревогу, и это не тот регион, где можно быть уверенным в беспристрастности местной Фемиды. Вопиющие нарушения закона, которые уже допускали судьи Балашихинского и Мособлсуда при рассмотрении дела Карамзина, не оставляю никакой надежды на справедливое разбирательство. В случае если Верховный суд увидит причины не доверять беспристрастности судьей Московского суда защита Карамзина попросила перенести рассмотрение в апелляционный суд Санкт-Петербурга, так как в свою очередь не верит в беспристрастность и объективность Мособлсуда. Оглашение по делу должно состояться в Верховном суде 30-го сентября.

Читайте нас в Дзене

Добавьте ленту «INFOX.ru» в свою личную и получайте актуальные новости ежедневно

Подписаться
Реклама

Мы рекомендуем
15.11.2019, 00:55
Глава Минздрава РФ Вероника Скворцова отчиталась об улучшении ситуации в первичном звене здравоохранения.
14.11.2019, 23:59
Президент России Владимир Путин призвал власти Украины трезво подходить к взаимоотношениям с соседями и не искать счастья за морем.
Реклама