22:45
Москва
18 сентября ‘19, Среда

Анатомия пакета Клишаса: что и как снова запретили в интернете

Опубликовано
Текст:
Фото: Pixabay.com

В России все еще нет цензуры. В России уже есть четыре закона Клишаса.

7 марта 2019 года, уже приготовив цветочки для поздравления слабой половины сильного российского парламента (самого Орешкина с трибуны прогнали!), депутаты приняли в третьем чтении законопроекты «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» (два документа – о статьях 20.1 и 13.15), «О внесении изменения в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», и «О внесении изменений в статью 153 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Чтение было недолгим – минут шесть-семь на каждый проект, причем основная часть первых двух проектов в основном состояла из определения КоАП через перечень номеров законов и статей. Значимая часть первого проекта, о ст. 20.1, уложилась и вовсе в минуту.

Неуважение к органам

Позвольте с выражением зачитать вам ее:

«Распространение в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети «Интернет», информации, выражающей в неприличной форме, которая оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность, явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам Российской Федерации, Конституции Российской Федерации или органам, осуществляющим государственную власть в Российской Федерации, за исключением случаев, предусмотренных статьей 20.31 настоящего Кодекса, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния, – влечет наложение административного штрафа в размере от тридцати тысяч до ста тысяч рублей».

Далее про ужесточение для «рецидивистов» – 200 тысяч, 300 тысяч, административные аресты – всё как полагается. Кстати, эти прекрасные документы кратко называют «пакет Клишаса». Забавно, что именно сенатору Андрею Александровичу Клишасу доверили подписать этот законопроект: однокурсник Алексея Навального по РУДН, видимо, должен как-то оправдаться за неудачное соседство во время учебы. Специалист по конституционному правосудию в зарубежных странах вряд ли может не знать, насколько вразрез с мировым правосудием идут его абстрактные формулировки.

«Неприличная форма» – четкого определения нет, нужна экспертиза.

«Оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность» – тоже нужна экспертиза, причем неясно, что делать с информацией, которая оскорбляет только достоинство или только нравственность. Закон вроде бы требует одновременного оскорбления и того, и другого, иначе состава правонарушения нет.

«Явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам Российской Федерации, Конституции Российской Федерации или органам, осуществляющим государственную власть в Российской Федерации». Уважение – понятие чрезвычайно расплывчатое. Скажем, если сенатор Клишас обидится на эту статью, можно ли считать ее содержание «явным неуважением к Совету Федерации»? Отличать явное от скрытого будет, опять же, экспертиза.

Исключение в виде статьи 20.31 тоже довольно показательно. Эта статья карает за «Пропаганду либо публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики», а также символики запрещенных организаций. И наказание там существенно мягче, чем в нашем законопроекте, максимум – 50 тысяч рублей с юридических лиц. Проще говоря, дешевле опубликовать пропаганду нацизма, чем критику государственной власти России.

Пролезли без мыла

Второе изменение к КоАП – о «фейковых новостях». Прощай, агентство «Интерсакс», ты доставило нам немало веселых минут!

«Распространение в средствах массовой информации, а также в информационно-телекоммуникационных сетях заведомо недостоверной общественно значимой информации под видом достоверных сообщений, создавшее угрозу причинения вреда жизни и (или) здоровью граждан, имуществу, угрозу массового нарушения общественного порядка и (или) общественной безопасности либо угрозу создания помех функционированию или прекращения функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, связи, кредитных организаций, объектов энергетики или промышленности, если эти действия лица, распространяющего информацию, не содержат уголовно наказуемого деяния...»

В общем, до 500 тысяч рублей с возможной конфискацией предмета административного правонарушения (то ли компьютера, то ли журналиста).

Рецидивистам, как обычно, больше (до полутора миллионов рублей с конфискацией предмета правонарушения). Это очень удобно: найти две сомнительные новости на сайте, инициировать дело только по одной из них, и как только решение суда вступит в силу, взяться за вторую уже с перспективой гораздо большего штрафа.

Таким образом, информация о длинных очередях в некоем банке, например, полностью подпадает под эту статью (может взволновать клиентов кредитной организации) – если журналистам не удастся предъявить видеофиксацию этих очередей. Банковское лобби и сюда смогло пролезть. Теперь мешать деятельности простого коммерческого предприятия можно, а финансистам – не сметь! Голубая кровь…

Уважение к прокуратуре

Третий документ, об изменении в Федеральный закон «Об информации…», вводит статью 151-1, которая в числе прочего гласит:

«В случае обнаружения в… сетях… информации (определение ее см. выше. – Ред.), Генеральный прокурор Российской Федерации или его заместители обращаются в федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по контролю и надзору в сфере средств массовой информации, массовых коммуникаций, информационных технологий и связи, с требованием о принятии мер по удалению указанной информации и по ограничению доступа к информационным ресурсам, распространяющим указанную информацию, в случае ее неудаления».

Это внушает надежду на то, что массовыми блокировки не будут – все-таки количество глаз и рук у генпрокурора и его заместителей ограничено. Удивительно, что право подавать жалобы не делегировали также региональным прокуратурам – в этом случае зачистить весь рунет от неуважения удалось бы буквально за девять месяцев, а если смазать старания премиями, то и за полгода.

Далее описывается процедура очищения интернета от «фейковых новостей»: федеральный орган находит хостинг-провайдера нарушающего сайта, передает ему информацию о правонарушении, а провайдер, в свою очередь, незамедлительно уведомляет о проблеме своего клиента. Далее владельцу домена даются сутки на удаление нехороших материалов. Если этого не случится, провайдер обязан «ограничить» доступ к его сайту. «Ограничение» – очень странное слово, ибо границы могут быть разными. Если провайдер запретит всем обладателям чилийских IP заходить на указанный сайт – это тоже, в принципе, ограничение, то есть выполнение требования закона. Поэтому корректнее было бы использовать глагол «прекратить» или «приостановить».

Но если провайдер «не принимает мер», то информация о ЧП идет к операторам связи, которые также должны быстро «ограничить доступ» к сайту-нарушителю. Когда же неправильная информация наконец будет удалена, владелец сайта должен сообщить об этом властям, а те, в свою очередь, позволят операторам связи снять ограничения.

Незамедлительно, господа!

С фейковыми новостями разбирается четвертый законопроект, о статье 153 того же закона. Тут уже уровень генпрокурора не требуется, пожаловаться может любой желающий. После этого федеральный орган, «осуществляющий функции по контролю и надзору в сфере средств массовой информации» (Роскомнадзор), должен немедленно уведомить редакцию СМИ, а редакция обязана «незамедлительно» удалить некорректную информацию. Определения слова «незамедлительно» в российской юриспруденции нет; ст. 190 Гражданского кодекса лишь указывает, что срок может исчисляться «годами, месяцами, неделями, днями или часами». Минуты там не указаны. Таким образом, 60 минут на реакцию у редакции, видимо, есть. Далее – все как и в предыдущем законопроекте: блокировка провайдером, операторами связи, расстрел за баней. Оговаривается, что к агрегаторам данные процедуры неприменимы, там действует свой порядок спасения россиян от неправды.

Qui bono?

Главными выгодоприобретателями, как видим, станут разнообразные институты русского языка и приравненные к ним конторы, имеющие право предоставлять экспертизы для судопроизводства. Ну и, конечно, сенатор Клишас, поиск зарубежного имущества у которого (успехов добились «Ведомости» в 2012-м и экс-однокурсник в 2014-м) теперь можно будет покарать через параграфы 3-5 статьи 20.1 КоАП РФ. Правонарушителям, оскорбившим власти, вообще можно только посочувствовать: поскольку почти каждое дело будет сопровождаться экспертизами, а значит судебные расходы могут превысить сумму штрафа. Уж проще сразу признать свою вину и не ввязываться в разбирательства. Или писать фейковые новости – там экспертизы не нужны. Зато штрафы выше.

* * *

Приятно, что на исходе двадцатого года стабильности лично сенатор Клишас и все проголосовавшие за его пакет, все подписавшие его так сильно боятся «четвертой власти», средств массовой информации. Значит, чего-то мы, черт возьми, добились! Не погибнем и сейчас.

Читайте нас в Дзене

Добавьте ленту «INFOX.ru» в свою личную и получайте актуальные новости ежедневно

Подписаться
Хазин: угар 90-х вокруг «Московского дела» охватил РПЦ
Реклама

Мы рекомендуем
18.09.2019, 21:28
В Киеве сотрудники правоохранительных органов провели операцию по задержанию мужчины, угрожавшего взорвать мост Метро.
18.09.2019, 18:12
Коммунальные службы Тулы восстановили водоснабжение в Пролетарском округе областного центра.
Реклама