16:55
Москва
17 октября ‘18, Среда

От оружия до вайфая: как работает интернационал Ликсутова и Дворковича

Опубликовано
Текст:
Фото: ТАСС/Павел Смертин

Прибалтийские и дагестанские бизнесмены успешно качают из Москвы российские деньги.

«МаксимаКалашников»

Одна из самых загадочных и недружелюбных к СМИ крупных столичных компаний, «МаксимаТелеком» наконец-то стала чуть прозрачнее. Оператор WiFi в московском и питерском метрополитене, без борьбы выигравший соответствующие конкурсы, невольно раскрыл имя главного своего совладельца. Им оказался гражданин Эстонии Урмо Валлнер, владелец офшора Malver Holdings, которому принадлежат 33,4% офшора Geromell Trade, которому принадлежат 100% оператора. Валлнер приобрел Malver Holdings у Алексея Криворучко – на секундочку, генерального директора и крупного акционера оборонного концерна «Калашников». А в руки Криворучко доля в Geromell Trade попала от другого прибалта, латыша Друвиса Мурманиса.

Другие акционеры Geromell Trade – Сергей Асланян, Алеко Крихели и близкий к РЖД НПФ «Благосостояние», руководитель департамента прямых инвестиций которого Андрей Денисенков входит в состав «МаксимаТелеком».

Получается интересная картина. Глава и совладелец стратегического предприятия, лидера в производстве стрелкового оружия, нашел общие интересы с топ-менеджером принадлежащего государству (через АО РЖД) негосударственного пенсионного фонда – через кипрские конторы, созданные для ухода от российских налогов, они контролируют поставщика вайфая в метро. Удивительная широта палитры!

Но это еще не все. Есть один замечательный человек, который формально отношения ко всему происходящему не имеет, но на деле является как минимум козырным валетом пасьянса. Речь идет о вице-мэре Москвы, главе Департамента транспорта Максиме Ликсутове.

Дружеский клубок

Алексей Криворучко с 2010 года работает генеральным директором компании «Аэроэкспресс», фактически созданной Ликсутовым (позднее столичный менеджер переписал часть активов на жену, гражданку Эстонии, и развелся с нею). Кроме того, Криворучко является акционером предприятий холдинга «Трансмашхолдинг», также плотно связанного с Ликсутовым в годы, предшествовавшие его приходу в московское правительство.

Друвис Мурманис работал с Криворучко в совете директоров частной железнодорожного перевозчика L-Ekspresis (Латвия); тридцатью процентами этой компании владел Максим Ликсутов. Основанная Мурманисом компания Callidus Capital оказывает консультационные услуги «Аэроэкспрессу».

Урмо Валлнера и вовсе называют «кошельком Ликсутова». Он является советником Криворучко в «Аэроэкспрессе» и тоже любит консультировать: ему принадлежит эстонский консалтинговый проект Velström Vallner Tohve. При этом Валлнер утверждает, что не знаком со своим земляком Ликсутовым. А пресс-служба департамента транспорта утверждает, что Ликсутов вообще не в курсе ситуации с «МаксимаТелеком», хотя, конечно, заботится о качестве WiFi в столичном метро.

Разумеется, все эти схемы присасывания к столичному бюджету были бы невозможны без активного содействия «тихой приватизаторши» Натальи Сергуниной, управляющей городскими экономикой и имуществом. Да, департамент транспорта проявляет завидную самостоятельность, в том числе и при организации тендеров, но все же тут, как ни крути, уходит иностранным агентам именно городское имущество: права на организацию перевозок, на распространение беспроводных сетей. Или она правда еще видит на симпатяге Максиме Ликсутове хоть одно свободное место для проб?

Горные следы

Увы, на самом деле здесь музыку заказывают совсем другие люди. До последних изменений в составе правительства транспортную тему курировал там Аркадий Дворкович, бывший шахматист-идеалист, сын друга Гарри Каспарова, а ныне матерый коммерсант-аппаратчик, накрепко повязанный с самыми богатыми людьми одного из самых нищих регионов – Дагестана. Подробно о его связях с диаспорами дагестанцев и горных евреев вы можете прочитать в биографии Аркадия Владимировича, здесь же отметим, что недавний главтранспортник страны – однокурсник Зиявудина Магомедова, зять Хандадаша Рустамова, муж приближенной Сулеймана Керимова. Это такая компактная среда выходцев из советских «цеховиков», где все друг друга знают, у всех есть какие-то дела друг с другом. Есть у дагестанцев взаимопонимание и со среднеазиатскими коллегами, в частности с уроженцем Узбекистана Искандаром Махмудовым. Который не только вместе с Криворучко и Андреем Бокаревым владеет концерном «Калашников», но и очень любит… транспортный бизнес – так, Махмудов стал совладельцем ООО «Трансойл» и входит в число основных акционеров ЗАО «Трансмашхолдинг» (президент – тот же Бокарев). Кроме того, Махмудову принадлежит крупный пакет акций уже не раз упоминавшегося здесь «Аэроэкспресса». Так что если вице-мэр Москвы по транспорту – козырной валет, то Махмудов выглядит вполне себе королем той же масти. Сложно сомневаться, что над ним есть туз, а то и джокер, но они предпочитают не раскрывать свои лица.

Забавное совпадение – пока Махмудов получает все, что хочет, от Дворковича и Ликсутова, его ровесник и земляк Павел Тё активно заключает сделки с ведомством Сергуниной. И все это – за счет городского бюджета.

От шестерок – королям

Вы, вероятно, уже устали от одних и тех же фамилий, одних и тех же организаций. Посмотрим на картину с высоты даже не птичьего (Россия слишком велика), а, наверно, космического полета.

Москва – регион с самыми высокими зарплатами. Здесь находятся головные офисы практически всех крупных компаний, где бы ни находились их производства. Здесь идет наиболее активная торговля, притом что предметы этой торговли могут находиться где угодно. Как результат – за счет этой безумной централизации местный бюджет буквально пухнет от денег.

Из собранных в Москве федеральных налогов городу остается 56%, около полутора триллионов рублей в год. Это больше, чем у любого из федеральных округов, включая Центральный без учета Москвы. Для сравнения, кормилец России Ханты-Мансийский округ оставляет в своем бюджете лишь 12,5% собранных средств. Просто потому что налог на добычу полезных ископаемых идет в федеральный бюджет, а налог на доходы физических лиц, которых в ХМАО мало, – в региональный.

Плюс есть собственно региональные налоги, одним из которых является… транспортный налог! Никуда нам не уйти от Ликсутова, верного работника московского бюджета. Также Москва оставляет себе придуманные специально для нее повышенные автомобильные штрафы. Еще есть налог на имущество организаций – как нетрудно догадаться, его собираемость в Москве примерно равна таковой по всей остальной России.

В результате мы имеем огромный бюджет отдельно взятого региона, часть которого просто грех не распределить между своих людей. Или напрямую – через специально организованные тендеры, на которые не приходит никто, кроме милых ведомству Сергуниной лиц, – или же косвенно, через предоставление возможностей заработать без конкуренции, как это произошло с «Аэроэкспрессом», электричками «РЭКС» и злополучным «МаксимаТелекомом» и его криворукими программистами.

* * *

Именно так выглядит процесс аккумуляции национального (учитывая специфику России – многонационального) достояния и его последующей передачи в частные руки, зачастую связанные с организованными этническими группами. Именно так бедные страны и входящие в них нищие регионы становятся лидерами по числу миллиардеров.

Борьба с этим положением вещей началась совсем недавно – это и аресты в руководстве Дагестана, и дело против Зиявудина Магомедова, и отставка Аркадия Дворковича с поста вице-премьера.

Но на столичном уровне, в отличие от федерального, царит полная тишь да гладь. Такие мелочи, как арест Александра Табенкина, бывшего контролера программ развития департамента транспорта Москвы, выглядят скорее чиновничьими разборками, чем реальной борьбой со взяточничеством и казнокрадством.

Изменится ли что-то после выборов мэра столицы в сентябре 2018 года?

Читайте нас в Яндекс.Новостях

Добавьте ленту «INFOX.ru» в свою личную и получайте актуальные новости ежедневно

Подписаться
Почему Вашингтон препятствует восстановлению Сирии - Абзалов
Реклама

Мы рекомендуем
17.10.2018, 16:35
В этом году Букеровская премия досталась автору романа, подобного которому еще никто не читал.
17.10.2018, 15:45
В первые часы после теракта в керченском политехническом колледже, когда картина произошедшего начала проясняться, в соцсетях стали появляться первые предположения о том, кто стоит за организацией нападения.
Реклама