Разрешите сайту отправлять вам актуальную информацию.

19:44
Москва
25 мая ‘22, Среда

Конфликт на Украине приведёт к арабской весне— 2. И это страшно

Опубликовано
Фото: ТАСС/Петр Ковалев

Продовольствие дорожает по всему миру. Министры могут сколько угодно собирать совещания, применять административные меры, натравливать ФАС на ретейлеров, но объективную реальность этим перевернуть не удастся.

За грядущий урожай было тревожно ещё до спецоперации, а теперь под угрозой острого кризиса оказались сразу два системообразующих поставщика зерна и других сельхозпродуктов — Россия и Украина.

Ключевые проблемы

Посевной кампании в России всегда предшествует кредитная — аграриям нужно закупать семена, корма, топливо. Существует государственная программа льготных кредитов. Но при ключевой ставке 20% бюджет самым натуральным образом разорится, если будет субсидировать кредиты в привычных объёмах.

Причём о проблеме кричали ещё в начале февраля 2022 года, когда рубль худо-бедно держался, а в грядущий конфликт на Украине верить не хотелось. Стало ясно, что лимит кредитования с господдержкой исчерпается ещё до начала посевной; более того, в части регионов льготные кредиты к тому моменту уже перестали выдавать. Министерство сельского хозяйства проблему отрицало, зато подталкивало фермеров к тому, чтобы брать кредиты по коммерческой ставке, туманно обещая когда-нибудь помочь с выплатой процентов.

А потом грянули санкции. Цены выросли сразу и на всё. Посевная обойдётся минимум в триллион рублей — это на 20% больше, чем годом ранее. Часть семян и комплектующих закупить вообще не удастся — поставки прекращены. Действующая программа кредитования аграриев по ставке 5% фактически свёрнута: тех 35 миллиардов, которые дополнительно выделены на эти цели, не хватит ни на что. Поэтому правительство сокращает лимиты: с полутора миллиардов в прошлом году до полумиллиарда в этом. Чиновники и банковское руководство продолжают уверять, что всё нормально, но внизу, «на земле», отказы в кредитовании следуют один за другим.

Коммерческие кредиты получить, конечно, можно, но только с тем, чтобы осенью собрать урожай и объявить о банкротстве. Ибо стоимость такого займа — минимум 25% годовых.

На 23 марта проблема не решена даже близко.

Украинский тупик

На Украине ситуация иная. Как раз с деньгами у сельхозпроизводителей особых проблем нет — «заграница нам поможет», США только что утвердили очередной транш в 100 миллионов долларов на поддержку украинских аграриев, и даже при непредсказуемом курсе гривны цена кредитов остаётся приемлемой.

На этом плюсы заканчиваются.

В аграрном министерстве Украины говорят, что Украина является «продовольственным гарантом более чем для 400 млн чел. по всему миру». Это, конечно, преувеличение, но не слишком сильное: указанной цифрой вполне можно оперировать. Так вот, у этих 400 миллионов осенью будут очень серьёзные проблемы.

Президент Владимир Зеленский призывает провести посевную кампанию в «полном объёме», но не очень ясно, как это делать, когда минимум в половине регионов проходит спецоперация, часть территорий заминирована, солярку пожирает военная техника, да и производят топливо из российской нефти.

Пока неясно, возьмёт ли Россия гуманитарную паузу на посевные работы на Украине. Но даже чисто технически реализацию такого решения представить очень сложно. Чтобы не случилось продовольственного кризиса, конфликт надо останавливать немедленно.

Кто пострадает

Египет, Турция, Иран, Южная Корея критически зависят от украинской кукурузы. Тот же Египет 90% пшеницы закупает на Украине и в России, не могут обойтись без украинского хлеба Йемен, Ливан, Тунис, Марокко, Индонезия. Казалось бы, Россия наряду с США — главные поставщики зерна на мировой рынок — должны стать главными выгодоприобретателями украинского кризиса. Блокировать российское зерно, конечно, не получится: голод не тётка, и санкционный режим на закупки продуктов питания из России наши западные партнёры не распространяют даже в фантазиях. Но у России не хватает денег на весеннюю страду, а США не настолько всемогущи, чтобы одним махом удвоить посевные площади.

Между тем из 15 млн га на Украине из посевной кампании на данный момент выпадает половина. Это минус 40 млн тонн зерновых на мировом рынке, заменить которые нечем. И кому в итоге не достанется хлеба, вполне понятно: самым слабым странам. В первую очередь пострадает арабский мир.

* * *

Делаем вывод.

Осенью-зимой 2022 года мировые цены на продовольствие покажут рекордные значения. Многие страны, включая Россию, введут ограничения на экспорт. В результате беднейшие страны с засушливым климатом ждёт самый настоящий голод. Денег на их поддержку, понятно, добрые люди соберут через гуманитарные фонды, но что толку в деньгах, когда на них нельзя купить еды?

А это значит — новый отток обильно плодящегося населения оттуда в более развитые страны, новый виток миграционного кризиса, социальные проблемы, усиление правых политических сил, центробежные тенденции в Евросоюзе с вполне вероятным «Фрекситом» и/или «Дойчситом», спешное выстраивание новых одноразовых блоков... И полное разрушение Европы как одного из центров силы на этой планете.

Плюс новая арабская весна — напомним, предыдущая вспыхнула на фоне прекращения поставок российского зерна из-за небывалой засухи 2010 года. И если в 2011-м исламистские радикалы не смогли в полной мере использовать открывшиеся возможности, к новому обострению они точно подойдут во всеоружии. Как в переносном, так и в прямом смысле.А всё потому, что в кузнице не было гвоздя — в смысле, мир так и не настоял на выполнении Минских соглашений.

Читайте нас в Дзене

Добавьте ленту «INFOX.ru» в свою личную и получайте актуальные новости ежедневно

Подписаться
Реклама