Разрешите сайту отправлять вам актуальную информацию.

00:44
Москва
21 сентября ‘20, Понедельник

Неучтенные ветераны Второй мировой

Опубликовано
Текст:

Массовая служба граждан СССР в различных военных формированиях Германии в годы Великой Отечественной войны остается болезненной темой для российской официальной историографии. Чаще всего коллаборационистов считают предателями; в некоторых бывших советских республиках -- освободителями. Большинство же лишь что-то слышали о существовании неких власовцев, воевавших за немцев. Infox.ru попытался выяснить, кто и по каким причинам шел на службу к врагу, сколько граждан воевали на стороне Германии и каков был национальный состав коллаборационистских частей.

Численность и состав

«Большинство восточных частей представляли собой вспомогательные силы, назначением которых было высвобождение германских солдат, задействованных на службе в тылу, для пополнения фронтовых частей», -- считает историк Сергей Дробязко. По его подсчетам, за годы войны в различных формированиях германской армии прошли службу почти 1,2 млн представителей различных народов СССР.

До 400 тыс. человек служили во вспомогательной полиции и отрядах самообороны, 150 тыс. воевали в формированиях СС, около 300 тыс. были «хиви» (Hilfswillige -- добровольные помощники, замещавшие в частях вермахта второстепенные должности шоферов, поваров, сапожников и т. д.). Другие части были приписаны к вермахту, но и они не были фронтовыми. Существовало множество строительных батальонов, рот снабжения. Задачи, с которыми успешно справлялись восточные части, -- борьба с партизанами и карательные операции. Так, в подавлении Варшавского восстания участвовали русская бригада Каминского, казачий батальон, украинский полицейский батальон, два батальона 1-го Восточно-мусульманского полка СС.

Большинство восточных частей составляли русские (380 тыс. с учетом 70-80 тыс. казаков) и украинцы (250 тыс.). Но точность этих данных вызывает сомнения. Пленные красноармейцы выдавали себя за казаков и украинцев, чтобы поскорее покинуть лагерь военнопленных. Сергей Дробязко отмечает, что в процентном отношении к численности всей нации русские и украинцы не лидируют в списке коллаборационистов.

Советские немцы (Volksdeutsche -- этнические немцы, проживающие за пределами Германии) предоставили в распоряжение Третьего рейха практически все боеспособное мужское население, это примерно 20% от общей численности, отмечает историк. По 10% от нации воевали у латышей (150 тыс.), эстонцев (90 тыс.) и крымских татар (10 тыс.). 5% всех калмыков служили в кавалерийском корпусе (7 тыс.). Среди других народов, чьи представители воевали за немцев, 70 тыс. белорусов, 50 тыс. литовцев, около 45 тыс. -- народы Средней Азии, азербайджанцы -- 38,5 тыс., народы Северного Кавказа -- до 28 тыс., грузины -- 25 тыс., армяне -- 22 тыс., народы Поволжья и Урала -- 12,5 тыс.

Широко «восточные народы» были представлены в СС. Свои легионы были у украинцев (дивизия «Галичина»), эстонцев, латышей и даже белорусов. Успешно действовал 15-й кавалерийский корпус СС фон Паннвица. 26 декабря 1944 года казаки атаковали советский плацдарм на реке Драве в районе села Питомача (Хорватия). Нападение окончилось поражением советской 233-й стрелковой дивизии и ее отводом на левый берег реки. В СС входили дивизия «Руссланд» и 30-я гренадерская дивизия СС (2-я русская).

Коллаборационизм в Великой Отечественной войне отмечен даже у еврейского населения СССР. Безусловно, национальная политика Германии не могла допустить создание каких-либо боевых еврейских частей. Тем не менее сотрудники юденратов (еврейское самоуправление в гетто) и еврейской полиции Риги, Вильнюса, Каунаса и Шауляя были осуждены НКВД именно как коллаборационисты. Юденраты и еврейская полиция выполняли приказы немецких властей. Они участвовали в доставке евреев на место казней, собирали контрибуции, поддерживали порядок в гетто, реже противостояли подполью.

«Некоторые члены юденратов пытались отстаивать интересы евреев, а еврейские полицейские, вооруженные, как правило, лишь резиновыми дубинками, нередко принимали участие в деятельности организаций сопротивления, -- уточняет научный сотрудник Института российской истории РАН Олег Будницкий. -- Другие вели себя по принципу «умри ты сегодня, а я -- завтра».

Практически все восточные части в своем составе имели немецких офицеров. На вооружении большинства формирований было немецкое и советское стрелковое оружие. Боевые части оснащались пушками и станковыми пулеметами. Помимо пехотных и кавалерийских частей среди восточных формирований были и технические части, включая артиллерийские дивизионы и батареи, танковые роты, отмечает Сергей Дробязко. Были в восточных войсках и свои Военно-воздушные силы. В период с 1943 по 1944 год действовали три эстонские, две латвийские и одна русская эскадрильи в составе группы ночных бомбардировщиков «Остланд». Позднее в составе ВВС РОА -- истребительная и бомбардировочная эскадрильи.

Большинство восточных частей уступали в боеспособности формированиям РККА. «Дивизии, сформированные в конце 1943 -- 1944 году для боевых действий на фронте (две латвийские, эстонская, украинская, казачья, тюркская), уступали по своим качествам даже обычным пехотным дивизиям вермахта. Хотя в качестве антипартизанских частей они вполне оправдывали себя», -- считает Сергей Дробязко.

Причины предательства

Абсолютно разные обстоятельства толкали граждан к сотрудничеству с врагом. Значительная часть воевавших за немцев -- идейные враги советской власти. Это жертвы репрессий, коллективизации, расказачивания. Так, под Полоцком Белорусской ССР после ухода советской власти была создана «республика Зуева» в составе нескольких деревень староверов во главе со старостой Зуевым. Когда Красная армия освободила Белоруссию, староверы ушли в партизаны и оказывали сопротивление вплоть до 1947 года.

Широко в коллаборационистских формированиях представлены казаки. Казаки-самостийники из эмигрантов (в их числе бывший глава Донской армии Петр Краснов) рассчитывали получить при немецкой власти государственное образование (как было сделано рейхом в Хорватии и Словакии). Казачьи части формировались как из казаков-эмигрантов, так и из добровольцев, шедших на службу к немцам после прихода вермахта на Кубань, Дон и терские земли. В немецкой пропаганде казачество было объявлено родственным народом, потомками готов. При отступлении из СССР с немцами ушло значительное число казаков. Вместе с семьями они образовали Казачий стан. Казаки вели боевые действия на Кавказе, в Ростовской области, Белоруссии и Югославии. Казачий стан сдался союзным войскам в австрийском Лиенце, но в мае 1945 года британские войска насильно выдали военнопленных войскам НКВД. Походный атаман Казачьего стана Гельмут фон Паннвиц, начальник главного управления казачьих войск Петр Краснов и генерал-лейтенант войск СС Андрей Шкуро были повешены в 1947 году.

Охотно и массово шли на службу к немцам латыши, эстонцы, литовцы и жители Западной Украины. На момент начала войны эти народы входили в СССР всего несколько лет, и далеко не все были рады новой власти -- значительная часть новых граждан Советского Союза были подвергнуты репрессиям. Еще до начала войны немцы сформировали эстонскую диверсионную группа «Эрна», украинские батальоны «Роланд» и «Нахтигаль» (из украинцев с польским гражданством). Заместителем командира «Нахтигаль» был Роман Шухевич, ставший впоследствии генерал-хорунжим Украинской повстанческой армии.

Многие переходили на сторону Германии прямо в разгар боев. Историки объясняют это явление суровыми наказаниями в Рабоче-крестьянской Красной армии за малейшие проступки. Не говоря уже о знаменитом приказе народного комиссара обороны № 227 «Ни шагу назад», сулившем «трусам и предателям» службу в штрафных ротах. Переходили на сторону врага не только одиночки, но и большие группы, и даже танковые экипажи. Один из известных переходов состоялся 22 августа 1941 года под Могилевом. Тогда немцам сдался стрелковый полк майора Ивана Кононова, объявившего при сдаче весь личный состав казаками. В дальнейшем часть Кононова стала 600-м казачьим батальоном. Сергей Дробязко указывает число случаев добровольного перехода на сторону врага: 1942 год -- до 80 тыс., 1943 год -- более 26 тыс., 1944 год -- более 9 тыс.

Важнейший источник пополнения восточных частей -- военнопленные. Миллионы красноармейцев попали в плен в начале войны. Солдаты оказались в ужасных условиях. Зимой 1941-1942 годов в некоторых лагерях военнопленных погибли более двух третей содержавшихся в заключении солдат. Чтобы вырваться из нечеловеческих условий, многие соглашались на службу у немцев. Поначалу в восточные части брали всех желающих. Но новобранцы часто уходили к партизанам, после чего немецкие командиры и лидеры коллаборационистов стали более разборчивы в подборе личного состава.

Германии служили не только добровольцы. На территории всех оккупированных земель проводилась мобилизация. Особенно это характерно для второй половины войны, когда стало ясно, кто побеждает, и местное население менее охотно сотрудничало с проигрывающей стороной. Идейных врагов советской власти в восточных частях было меньшинство, но именно они составляли ударный и организующий костяк этих формирований.

Локотский эксперимент

Локотский автономный округ существовал с 1941 по 1943 год. Это уникальное национально-территориальное образование в тылу группы армий «Центр». Летом 1942 года в Локотской республике было восемь районов довоенных Орловской и Курской областей, площадь которых превышала территорию Бельгии (сейчас Локоть -- районный центр Брасовского района Брянской области). Население округа составляло 580 тыс. человек. В столице была своя администрация, задачи которой -- поставка продовольствия вермахту и борьба с партизанами. Немецкие штабы и комендатуры были выведены за пределы округа. У округа были свои вооруженные силы -- Русская освободительная народная армия (РОНА). В определенный период это формирование насчитывало до 20 тыс. человек (с учетом резерва), имея на вооружении 24 танка Т-34. РОНА обрела печальную известность, участвуя в карательных и антипартизанских операциях. За время самоуправления в Локотском округе было уничтожено почти все еврейское население.

После прихода советских войск руководство округа, РОНА, члены их семей и все желающие (около 30 тыс. человек) отступили вместе с немцами. На основе «армии» было начато, но не завершено создание 29-й гренадерской дивизии СС. Ее командир Бранислав Каминский был расстрелян после участия бойцов РОНА в подавлении Варшавского восстания, где личный состав отметился массовыми убийствами и грабежами. Остатки народной бригады Каминского были переданы в состав 1-й дивизии Русской освободительной армии.

Власовцы

Власовцами стали называть всех участников коллаборационистских формирований после перехода на сторону Германии генерала Андрея Власова, попавшего в окружение в результате неудачной Любанской операции по деблокированию Ленинграда.

В конце 1942 года стартовал проект «Русская освободительная армия» (РОА), имевший определенные успехи по увеличению перехода красноармейцев на сторону Германии. Главное черта РОА -- это ориентированность на всех советских граждан, а не на бывших кулаков или белогвардейцев. РОА долго формировалась. Но уже летом 1943 года в Пскове прошел парад гвардейской бригады РОА.

Две полноценные дивизии РОА были сформированы только в конце войны, получив статус союзной армии. В феврале 1945 года группа истребителей танков РОА на одерских плацдармах успешно действовала против советских танков. В мае 1945 года 1-я дивизия РОА поддержала восстание в Праге. Организовав выступление дивизии, ее командир Сергей Буняченко пытался выслужить прощение у победителей. Но и он был выдан советской стороне, впоследствии казнен.

Русская освободительная армия стала основой вооруженных сил Конгресса освобождения народов России (КОНР). КОНР формально должен был объединить все восточные войска. В 1945 году Власову подчинялось множество русских и казачьих формирований. Силы КОНР оценивались в 124 тыс. человек. Но все эти части были разбросаны по фронтам и не представляли собой реальной силы.

Белая эмиграция

За месяц до нападения Германии на СССР руководитель Объединения русских воинских организаций генерал-майор Александр фон Лампе направил главнокомандующему вермахта генералу-фельдмаршалу Вальтеру фон Браухичу письмо, в котором просил дать возможность членам его организации на добровольной основе участвовать в войне против СССР. Но Адольф Гитлер, рассчитывавший одолеть Красную армию в самые короткие сроки, не приветствовал создание национальных частей и был против создания каких-либо государственных образований на оккупированных территориях. Поэтому поначалу немцы неохотно пользовались услугами белоэмигрантов, принимая их на работу только в качестве переводчиков.

Опыт формирования антисоветских отрядов у эмигрантов уже был. Во время зимней войны финляндское отделение Российского общевоинского союза и бывший технический секретарь ЦК ВКП (б) Борис Бажанов (бежал из СССР в 1928 году) провели эксперимент по изучению антисоветского потенциала граждан СССР. Они создали из пленных красноармейцев несколько отрядов «народных армейцев» общей численностью 200 человек. Офицерами в отряд назначались выходцы из белой эмиграции. Отряды вели на фронте успешную пропагандистскую работу.

Неожиданно высокие потери в войне с СССР вынуждали немецких генералов пересматривать свою позицию в отношении применения восточных войск. В июле 1941 года в составе группы армий «Север» был создан первый русский антисоветский отряд -- Русский учебный батальон. Возглавлял его бывший офицер царской армии Борис Смысловский, являвшийся на тот момент сотрудником абвера (орган военной разведки и контрразведки). В дальнейшем Смысловский возглавил 1-ю русскую дивизию СС Russland (численностью до 10 тыс. человек), в которой воевали в основном белоэмигранты.

Среди других эмигрантских формирований следует выделить Русский охранный корпус (в дальнейшем Русский корпус в Сербии). За годы войны через корпус прошли 17 тыс. человек (из них 6,5 тыс. -- советские граждане). Корпус охранял стратегические объекты в Югославии и вел борьбу с красными партизанами Тито, имея мирное соглашение с четниками (партизаны-монархисты). Там же, в Югославии, для десанта под Новороссийском из числа эмигрантов был сформирован батальон СС «Варяг». Но в СССР формирование так и не отправили. До конца войны «Варяг» воевал с партизанами.

Прообразом Русской освободительной армии стала Русская национальная народная армия (РННА). Инициаторами создания РННА стали полковник белой армии Константин Кромиади и участник гражданской войны в Испании на стороне генерала Франко Игорь Сахаров. Численность армии не превышала 1,5 тыс. бойцов. После неудачных боев против Красной армии и частых случаев перехода народников к партизанам проект РННА был закрыт.

Значительная часть белой эмиграции поддержала вторжение в СССР. В эмигрантской среде велась и пропагандистская работа. «В Париже издавался пронацистский «Парижский вестник», в Берлине -- «Новое слово», редактируемое бывшим поручиком Владимиром Деспотули (в эмигрантской среде его прозвали Гестапули)», -- рассказывает научный сотрудник Института российской истории РАН Олег Будницкий.

Часть эмигрантов пошли добровольцами в национальные отряды СС, например во французскую 33-ю гренадерскую дивизию «Шарлемань». Другие, напротив, участвовали во французском движении сопротивления. Резко против сотрудничества с Гитлером выступал бывший глава Добровольческой армии Антон Деникин. Опытный политик и военный предупреждал эмигрантов, что немецкая власть не допустит создания русского государства и при необходимости разоружит восточные части. На службу к немцам шли ярые противники коммунистической власти, всецело разделявшие лозунг «Хоть с чертом, но против большевиков!».

Последствия

В конце войны у восточных частей, по сути, была одна задача -- сдаться американцам или британцам, но не попасть в руки Красной армии. Повезло закавказским формированиям, отправленным в оккупированную Францию. Там легионеры часто переходили на сторону движения Сопротивления и становились уже «героями-антифашистами». При этом на том же Западном фронте держали упорную оборону русские части. Причина тому -- грубейшая ошибка американских командиров. По их приказу перед боем над русскими позициями были сброшены листовки с обещанием в целости и сохранности вернуть сдавшихся бойцов в СССР. Реакция русских была однозначной.

Удалось спастись 1-й Русской национальной армии (бывшая дивизия СС Russland). Интернировалась «армия» в 500 человек в Лихтенштейне. Власти княжества отказали советской стороне в выдаче русских легионеров. Не был выдан и Русский корпус, действовавший на Балканах (две трети корпуса составляли эмигранты, треть -- советские граждане).

Другие части, успевшие пробиться на Запад, были выданы британскими и американскими властями СССР. Командиров чаще всего ждал смертный приговор. Был казнен и создатель РОА Андрей Власов. А вот генерал-майор ВС КОНР Иван Кононов, перешедший со своим полком на сторону немцев еще в начале войны, сумел избежать выдачи. Несколько лет после войны он прожил в Западной Германии, позже уехал в Австралию. В 1967 году погиб в автокатастрофе, некоторые считают, что не без помощи КГБ.

Рядовые власовцы получали длительные сроки заключения. Александр Солженицын в «Архипелаге ГУЛАГ» отмечает, что в лагерях бывшие члены восточных частей и осужденные советские офицеры быстро находили общий язык, порой вместе организовывая побеги.

Сейчас в странах бывшего СССР сложилось различное отношение к коллаборационистам. В Латвии и Эстонии ветераны легионов СС считаются героями и освободителями. На Украине при президенте Ющенко звания героев получили Степан Бандера и Роман Шухевич. Официальные власти упирали на то, что они прежде всего лидеры УПА (боровшейся и с немцами, и с СССР). Тем не менее в прошлом году на улицах Львова были размещены плакаты дивизии СС «Галичина» со слоганом «Украинская дивизия «Галичина». Они защищали Украину».

В России в реабилитации лидерам коллаборационистов отказано. Но наличие русских и казачьих частей, воевавших на стороне Германии, положительно оценивается в различных националистических движениях. О боевых действиях восточных частей даже складываются песни музыкальными группами националистической направленности.

На территории Российской Федерации нет коллаборационистских ветеранских организаций. Но по информации Сергея Дробязко, в Австрии действует союз ветеранов 15-го казачьего кавалерийского корпуса, который принимает в свои ряды и уцелевших казаков, проживающих в России, и по мере возможностей поддерживает их.

При работе над материалом использованы книга Сергея Дробязко «Под знаменами врага. Антисоветские формирования в составе германских вооруженных сил 1941-1945 гг.» и книга Михаила Семиряги «Коллаборационизм: природа, типология и проявления в годы Второй мировой войны».

Читайте нас в Дзене

Добавьте ленту «INFOX.ru» в свою личную и получайте актуальные новости ежедневно

Подписаться
Реклама