Разрешите сайту отправлять вам актуальную информацию.

08:23
Москва
20 сентября ‘20, Воскресенье

Марш в защиту детей: «Если есть хоть малейший шанс, надо помочь»

Опубликовано
Текст:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

2 марта на улицы Москвы выйдут защитники детей. В столице пройдет марш, участники которого потребуют вернуть в Россию усыновленного в Америке Кирилла Кузьмина. Его брат Максим погиб в США.

К слову, как выяснили российские дипломаты, приемная мать Максима Кузьмина кормила ребенка психотропными препаратами. Адвокат приемных родителей Максима признал, что этот факт действительно имел место. По его словам, ребенок принимал назначенные медиками лекарства от так называемого синдрома дефицита внимания и гиперактивности.

Об этом стало известно только после гибели ребенка. Несмотря на заключенное соглашение об усыновлении, российские дипломаты фактически были лишены возможности следить за детьми из нашей страны. Которые, между тем, до 18 лет остаются российскими гражданами.

Впрочем, ситуация с соглашением тоже не так проста. Заключено оно было с федеральными властями США. Но для властей на уровне отдельных штатов это вовсе не руководство к действию. Отсюда и проблемы. Почему так вышло - это в том числе и вопрос к российским чиновникам, которые работали над соглашением.

На сегодняшний день от рук американских приемных родителей погибло почти два десятка детей, усыновленных в России. И это только официальные данные. Детский мартиролог говорит сам за себя. Вот только несколько историй, а вернее загубленных детских судеб.

31 октября 2000 г. в Нью Джерси от переохлаждения в запертом подвале погиб Витя Тулимов. Ему было 7 лет. 15 августа 2002 г. от тяжёлой травмы головы в Массачусетсе погиб Никита Хорьяков (2 года). 20 октября 2002 г. - Яна и Анатолий Коленда - их зарезал приемный отец. 18 декабря 2003 г. в Иллинойсе погиб Алеша Гейко (6 лет). Он был забит насмерть приемной американской матерью спустя 6 недель после усыновления из России. 22 января 2005 г. в штате Мэрилэнд умер от остановки сердца, вызванной истощением, Денис Урицкий (8 лет). В августе 2005 г. в штате Айова скончался Илья Каргынцев (2 года). Мальчик умер от несовместимой с жизнью травмы черепа. Приемный отец Брайан Дикстра был оправдан в октябре 2011 года судом округа Джонсон, штат Айова. 7 марта 2008 г. в штате Юта умер от перелома черепа и последовавшей за ним тупой травмы головы Николай Емельянцев (14 месяцев). Лицо, голова и коленки ребёнка были покрыты синяками. Приемной матери Кимберли Емельянцев было предъявлено обвинение в убийстве. 7 июля 2008 г. от теплового удара умер Дима Яковлев. Его отец Майлс Харрисон оставил его в машине в жару на весь день, отправившись на работу в свой офис. Как известно, закон, запрещающий американцам усыновлять детей в России, был назван как раз именем несчастного Димы. 24 августа 2009 года погиб усыновленный в России Ваня Скоробогатов. Он был усыновлен вместе с сестрой-близнецом Дашей. Вскрытие установило, что на теле мальчика насчитывалось более 80 видимых ран и повреждений, 20 из которых медики нашли на голове. Кроме того, ребенок был сильно истощен. Приемные родители Наннет и Майкл Крейвер утверждали, будто он был «трудным ребенком» и имел склонность к членовредительству... 10 июня 2010 года был зарезан Кирилл Казаков, который был усыновлен американской семьей в 2003 году на Дальнем Востоке.

И это, возможно, лишь немногие имена погибших российских детей. А сколько имен мы не знаем? Сколько трагических историй, свидетельствующих об издевательствах по отношению к усыновленным детям, остаются в России неизвестными?

Как показывает практика, американская Фемида крайне милосердна по отношению к усыновителям российских детей. Вот небольшой пример. В июне 2006 года американский суд вынес приговор супругам Джейн и Тимоти Кокран, обвиняемым в издевательствах над приемным сыном из России. Пара мучила 4-летнего ребенка, била его, отрезала кусочек уха ножницами. Так взрослые наказывали ребенка за то, что он не мог читать молитвы на английском языке. Супругам вынесли минимальные сроки наказания.

В январе 2006 года в американском штате Юта был вынесен приговор супругам, обвиняемым в том, что они избивали и морили голодом двух приемных детей из России. В результате достигнутой между обвинением и защитой договоренности они были признаны виновными лишь в опрометчивом оставлении детей в опасности.

Многие сейчас спорят, а имеет ли право мать — речь идет о матери погибшего Кирилла Кузьмина, у которой отняли двух детей, узнав о гибели старшего сына, требовать вернуть младшего?

«Да, безусловно, имеет. Мать вообще всегда имеет право вернуть своих детей, всегда. Потому что она мать потому что это ее ребенок. За исключением, если только она недееспособная по каким-то физическим или психическим причинам», - заявил член президиума Института гражданского общества Алексей Подберезкин.

Это же точки зрения придерживается и кинорежиссер Карен Шахназаров: «Конечно имеет. Потому что, во-первых, она мать. И, конечно, всякое бывает. Но вообще отъем у живой матери детей и пересылка их за рубеж - это преступление».

«То, что сделали с этой женщиной, это преступно. Ладно, когда еще дети сироты, нет родителей. Но есть биологическая мать. Жизнь сложна, есть всякие обстоятельства. Человек молодой. сегодня в каком-то состоянии, а завтра она опомнится, придет в себя. Ну как же можно детей взять и отправить? Это же преступление. Конечно, она имеет полное право требовать обратно, и надо разобраться с этим, надо помочь этому человеку. Вот моя позиция. Тут даже вопросов нет. И эти разговоры, что она пьющая — непьющая... Знаете, всякое в жизни бывает. Но если есть шанс, что этот человек придет в себя, надо помочь ему», - подчеркнул он.

Как бы то ни было, но марш в защиту Кирилла Кузьмина, который состоится 2 марта, это хороший повод вновь поднять вопрос перед российскими властями о необходимости выработки комплекса мер, облегчающих усыновление российских детей гражданами Российской Федерации.

Кроме того, в ближайшее время начнет работу сайт «Белая книга жертв иностранных преступлений» (VictimChild.ru). Главным редактором сайта является координатор международного общественного движения «Русские матери» Ирина Бергсет. В настоящее время она ведет борьбу за право опеки над шестилетним сыном. Ранее норвежские суды запретили матери общаться с ребенком.

Читайте нас в Дзене

Добавьте ленту «INFOX.ru» в свою личную и получайте актуальные новости ежедневно

Подписаться
Мир снова скатывается в коронавирусный коллапс, а в России открывают авиасообщение
Реклама