07:20
Москва
10 июля ‘20, Пятница

Турция и Саудовская Аравия: стратегический блок или временное сближение?

Опубликовано
Текст:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Король Саудовской Аравии (КСА) Сальман бен Абдель Азиз начал 12 апреля официальный визит в Турцию, в ходе которого он примет 13-14 апреля участие в саммите Организации исламского сотрудничества (ОИС).

Сам саудовский монарх определил значение этого визита как возможность углубления двусторонних отношений между странами, а президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган назвал этот визит «историческим». Означают ли эти заявления, что мы можем стать свидетелями нового стратегического союза на карте Ближнего Востока, или это только временное сближение позиций двух государств, которые претендуют на лидерство в исламском мире наряду с Ираном?

Этот визит является четвертым по счету в серии взаимных встреч между руководителями Саудовской Аравии и Турции в течение одного года. Ускорение развития этих отношений и углубление сотрудничества отражают озабоченность обеих сторон наличием серьезных конфликтов в регионе, в частности, Ираке, Сирии, Йемене и Ливии, с одной стороны, а также свидетельствует о намерении выработки совместных взглядов на отношения с основными военно-политическими факторами в регионе в лице США, Европы и России.

Векторы ускорения

Подобное ускорение может свидетельствовать о наличии обоюдных намерений по укреплению политического сотрудничества, а, возможно, и планов по налаживанию стратегического сотрудничества Турции не только с КСА как лидером Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), но и с другими аравийскими монархиями.

Совершенно очевидно, что инициатором подобного развития является Анкара, которая в последнее время активно ищет общие точки для сближения с соседними государствами на фоне резкого обострения отношений с Москвой из-за сбитого российского истребителя, и на фоне трений с Вашингтоном вследствие поддержки американцами курдов в Ираке, которые всегда рассматриваются как угроза для суверенитета Турции. Активное обращение к арабским государствам свидетельствует о том, что поездки турецкого лидера в Иран оказались непродуктивными. Эрдоган не смог найти достаточной поддержки Тегерана ни по сирийской проблеме, ни по курдской проблеме. Позиция Ирана по отношению к Турции, вероятно, оказалась сдержанной еще и по причине тесного сотрудничества Ирана с Россией в Сирии.

Военно-политический аспект

А вот в отношениях Турции с Саудовской Аравией российский фактор не имеет значения. Обе эти страны активно участвуют в действиях возглавляемой США международной коалиции против Исламского государства (запрещенного с России). Более того, саудовские военные самолеты с декабря 2015 г. используют военную авиабазу в Инджирлике, расположенную на территории Турции. Анкара и Эр-Рияд едины в своей позиции относительно неизбежности свержения сирийского президента Башара Асада. У Турции нет особых интересов в Йемене, где КСА ведет войну с хуситами, захватившими власть в Сане в конце 2014 г. Развитие событий в Ливии не создает серьезных противоречий между КСА и Турцией, поскольку ни та, ни другая сторона не поддерживают какую-либо из противоборствующих в Ливии группировок. Исходя из этого, можно говорить о наличии военно-политического базиса для развития стратегических отношений между двумя странами.

Экономический аспект

Не менее важным фактором дальнейшего развития отношений между Турцией и КСА может стать нефтегазовый фактор. Совершенно очевидно, что Турция, которая является одним из крупнейших потребителей российского газа, при сохраняющемся кризисе в отношениях с Россией ищет альтернативные источники сырья для себя, а также готова участвовать в новых проектах по транзиту энергоносителей через свои территории вместо российско-турецкого Южного потока и наряду с турецко-азербайджанским газопроводом ТАНАП. Анкара уже начала вести переговоры об этих проектах с Катаром и ОАЭ, а участие КСА как транзитера также является неизбежным. Сокращение внешнеторгового обмена с Россией и существенное падение туристического потока из Европы на фоне террористических актов в Анкаре и Стамбуле заставляют Турцию искать новых партнеров в этой сфере, и богатые страны Персидского залива могут стать адекватной альтернативой для турецкого бизнеса.

Цивилизационный фактор

И Турция, и Саудовская Аравия связаны одним важным цивилизационным фактором – исламом. На территории КСА расположены два главных религиозных центра ислама – Мекка и Медина, и не случайно официальный титул саудовского монарха «Служитель двух Святынь». Из Мекки и Медины вышла исламская цивилизация, а Стамбул был не только столицей Османской империи, но и столицей исламского халифата с 1453 по 1922 г. До определенного времени соперничество в деле лидерства в исламском мире было причиной иногда напряженных отношений между этими государствами в прошлом, но теперь политический и экономический аспект стали превалировать в их отношениях, а исламский фактор может еще больше укрепить этот союз. В любом случае, в религиозном плане суннитская Турция ближе к Саудовской Аравии, нежели к шиитскому Ирану.

Таким образом, можно сделать вывод, что для формирования стратегического союза между Турцией и Саудовской Аравией сложились очень благоприятные условия, но его будущее зависит от тех усилий, которые стороны готовы приложить для этого.

Читайте нас в Дзене

Добавьте ленту «INFOX.ru» в свою личную и получайте актуальные новости ежедневно

Подписаться
Психолог: «Месяц на развод – маловато»
Реклама