10:13
Москва
17 сентября ‘19, Вторник

Буйные экспериментаторы притихли

Опубликовано
Текст:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Признанные короли современного прог-рока The Mars Volta решили поумерить свой экспериментаторский пыл и на новом альбоме «Octahedron» шагнули в область акустики. Правда, обаятельные кучерявые безумцы умудрились и ее сделать «неправильной».

Звучные имена техасцев Омара Родригеза-Лопеза и Седрика Бикслера-Завала знакомы многим меломанам еще со времен лихой хардкор-формации At The Drive-In. Однако дойдя «до степеней известных» с прежним проектом, музыканты разочаровались в альтернативном звучании. В 2001 году они создали новую группу The Mars Volta. Под этим именем парочка пустилась в свободное плавание по волнам психоделических жанров, избегая захода в мейнстрим.

Острее «перцев»

Получившийся гибрид прогрессивного рока, фри-джаза, сальсы и еще сотни разных стилей вышел на удивление свежим и запоминающимся. Авангардные построения Омара и Седрика были лишены академизма, а напротив, подпитывались стихийной рок-энергией стадионов, которые группа стала собирать едва ли не с первого дня существования. Сумасшедшие концерты с макабрическими плясками на порушенной аппаратуре быстро обеспечили The Mars Volta целую армию поклонников. Говорят, однажды своим диким выступлением группа настолько поразила музыкантов Red Hot Chili Peppers, что «перцы», сами привыкшие эпатировать публику, растерялись и далеко не сразу решились выйти после них на сцену.

Словечко «Вольта» для названия группы было позаимствовано из мемуаров Федерико Феллини. Великий режиссер употреблял его в отношении резкой смены сцен в фильмах. А «Марс» родился уже из увлечения музыкантов научной фантастикой.
Изучать оформление пластинок The Mars Volta было ничуть не менее интересно, чем слушать их музыку. От альбома к альбому менялись сюрреалистические мотивы обложек с визуальными цитатами из Магритта и Де Кирико. Заголовки песен, где английский и испанский языки переплелись с латынью, греческим и ивритом, пестрели экзотическими топонимами, именами богов и демонов. Попадались и названия сильнодействующих препаратов, тех самых демонов и порождающих. Хотя от самых опасных веществ музыканты вроде бы отказались после смерти от передозировки одного из членов группы.

Музыкальная инквизиция

Со временем музыка группы тоже претерпела существенные изменения. Нескладный очкарик-левша Родригез-Лопез, прежде буквально воевавший с гитарой не на жизнь, а на смерть, в итоге совладал с ней. Но после убедительной победы Омар почему-то предпочел филигранным партиям шквал импровизаций. Регулярно сменявшие друг друга барабанщики стучали все быстрее и громче. А звенящий от электричества фальцет вокалиста Седрика уже практически не выходил из ультразвукового пике. В результате последние пластинки группы, вроде монструозной «The Bedlam In Goliath», временами кажутся изощренной звуковой пыткой, от которой запросто может случиться приступ мигрени.

Святая простота

После этого новость о грядущем «тихом и мягком» диске The Mars Volta стала особенно любопытной. Правда, Бикслер-Завала поспешил расставить все по своим местам. Он заявил, что очередная зубодробительная запись уже лежит на полке и ждет своего часа, а новый акустический альбом «Octahedron» все равно будет электрическим. Но как такое может быть? Ответ был вполне простым и целиком в духе людей искусства: «Мы так видим».

Одним из главных друзей The Mars Volta стал гитарист Red Hot Chili Peppers Джон Фрусчианте, тоже большой любитель импровизационной музыки. Участвуя в работе над альбомами техасцев, он знакомился со своими партиями за пять минут до записи.
 При более подробном знакомстве с диском выяснилось, что «неправильный» статус оказался его единственным подвохом. Альбом назван «Октаэдром» и действительно состоит из восьми песен, последняя из которых переваливает за восьмиминутный хронометраж. Решив обойтись малыми силами (акустика все-таки!), Родригез-Лопез отправил в отпуск саксофониста и второго гитариста.

Основной чертой «Octahedron» стала неожиданная сдержанность самих лидеров коллектива. Там, где раньше Омару требовалось не меньше десятка мудреных соло, он теперь благополучно обходится одним – как в радиосингле «Since We’ve Been Wrong». А Седрик решил поберечь свои связки и чужие уши. Он показал, что умеет петь нежно, явив лирическую сторону натуры особенно убедительно в уютной серенаде «Copernicus». И только ударник Томас Приджен лупит в барабаны с одинаковой энергией -- что в отчаянной «Desperate Graves», что в грозной «Luciforms», предвещающей возвращение прежних The Mars Volta.

The Mars Volta были признаны лучшей прог-роковой группой 2008 года по версии американского журнала Rolling Stone. А уже в этом году их композиция «Wax Simulacra» завоевала «Грэмми» в номинации «Лучшее представление в стиле хард-рок».
Лишенный большей части психоделических наслоений «Octahedron» стал самым понятным и прямолинейным альбомом «марсиан», пускай и немного проиграв прежним работам в эффектности. Но сознательно пойдя на упрощение своей музыки, свирепые техасские парни вовсе не изменили себе. Ведь порой лучший эксперимент – это временный отказ от экспериментов.

 

Читайте нас в Дзене

Добавьте ленту «INFOX.ru» в свою личную и получайте актуальные новости ежедневно

Подписаться
На свободу с чистой совестью: Кокорин и Мамаев вышли по УДО
Реклама

Мы рекомендуем
17.09.2019, 00:30
Новое производство в Новосибирске запустит холдинг «Швабе» госкорпорации «Ростех».
17.09.2019, 00:22
Тульские чиновники в понедельник приняли у подрядчика отремонтированную Оборонную улицу.
Реклама