07:55
Москва
14 июля ‘20, Вторник

«Старые мастера» мало подвержены кризисам

Опубликовано
Текст:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

На торгах «Старые мастера и живопись XIX века», которые пройдут в Лондоне 8 декабря, аукционный дом Christie`s выставит сразу три хита классической живописи и графики.

Высокие восьмизначные (в фунтах стерлингов) эстимейты «Портрета подбоченившегося мужчины» Рембрандта, «Святого Иоанна Богослова» Доменикино и рисунка Рафаэля «Голова музы» уже сами по себе свидетельствуют о том, что рынок старого искусства не только не сдался на милость кризиса, но и, наоборот, стремится приблизиться к лидерам топовых продаж.

Мастера не сдаются

У тех, кто давно следит за ситуацией на арт-рынке, нынешний неуклонный ценовой подъем в секторе «старых мастеров» не должен вызывать особого удивления. Старое искусство, как старый линкор, продвигается медленно, но верно, показывая ежегодный прирост в 10-15%. И те цены, которые десять лет назад считались рекордными, теперь составляют эстимейт (предварительная оценка) или даже его треть. Взять, к примеру, графику того же Рафаэля. Если в 1996 году его «Штудия головы апостола» была продана на Christie`s за 5,3 млн фунтов, то теперь тот же аукционный дом предлагает «Голову музы» (набросок для фрески «Парнас» в Ватикане) по эстимейту в 12-16 млн фунтов. Разумеется, на ценообразование влияют и провенанс работы, и ее художественные особенности, и техника, и размеры и т. д., но так или иначе, стабильный рост цен на произведения классиков вполне очевиден.

К слову сказать, этот сектор мало подвержен не только общему финансовому кризису, но и кризисам на самом художественном рынке, которые также регулярно случаются. Если перелистать аналитический отчет «The Art Market 1999», выпущенный в том же году швейцарским журналом «L`Oeil» и посвященный обзору кризисных для рынка девяностых годов, то по диаграммам «market trends» и сводам цен можно проследить «плавучесть» «старых мастеров». В результате общего обвала арт-рынка в 1990-1991 году – следствие спекулятивно завышенных цен – больше всего пострадал сектор импрессионистов (всегдашний лидер продаж), а также разделы modern и contemporary art. Из спада и стагнации они смогли выйти лишь к исходу того же десятилетия, но подняться до планки 1989 года тогда так и не смогли. Большую живучесть показало классическое искусство – итальянская, французская и голландская живопись до XIX века, а также мебель, фарфор и фурнитура французских и немецких мастеров (они даже поднялись в цене по сравнению с самым успешным для рынка 1989 годом).

Конечно, «старые мастера» несколько прогнулись под кризисом, но удар выдержали, и на рубеже веков неожиданно показали высокие результаты. То, что неожиданно, можно заключить по эмблематичной продаже на лондонском Christie`s 2000 года «Портрета 62-летней женщины» Рембрандта, который осторожно предлагали за 5 млн фунтов и который довольно быстро был продан за 19,8 млн (около $29 млн), то есть с четырехкратным превышением эстимейта. Как уже говорилось, значение имеет и провенанс работы, и в данном случае можно предположить, что происхождение Рембрандта 1633 года из коллекции баронов Ротшильдов сыграло определенную роль. Но вот уже через два года на аукционе Sotheby`s за 49,5 млн фунтов (около $77 млн) была продана недавно выявленная и раскрытая от поздних записей картина Рубенса «Избиение младенцев», причем с восьмикратным превышением эстимейта: торг начался с 6 млн фунтов. До сегодняшнего дня эта сумма считается рекордом продаж живописи «старых мастеров».

Рембрандт подбоченился

Предлагая на декабрьские торги «Поясной портрет подбоченившегося мужчины» (1658) Рембрандта по эстимейту в 18-25 млн фунтов (примерно $29-41 млн), Christie`s, естественно, учли все составляющие ценообразования. Помимо топовой продажи «62-летней женщины» в качестве прецедента можно вспомнить нью-йоркский Sotheby`s 2007 года, когда тоже поздний Рембрандт – композиция «Святой Иаков Старший» 1661 года -- ушел по высшей планке эстимейта, то есть за $25,8 млн. Выходит, что нижний предел эстимейта «Подбоченившегося» аналогичен рекордному результату той самой «62-летней», проданной девять лет тому назад. То есть $29 млн (или 18 млн фунтов) – резервная цена, ниже которой торг просто невозможен.

Нынешний Рембрандт интересен во многих отношениях. Во-первых, необычной иконографией. Дело в том, что неизвестный мужчина (его еще называют «адмиралом») запечатлен в той же позе -- по-ренессансному импозантной, -- в которой художник сам себя изображал в автопортретах того времени. Как аналог – «Автопортрет» тоже 1658 года, хранящийся в нью-йоркском частном музее Фрик, и некоторые наброски автопортрета пером. Любопытно то, что художник, переживавший в это время финансовый крах, распродажу имущества и хотевший противостоять житейским невзгодам, представляя себя как уверенного в себе grand maitre, решил в подобной же горделивой позе изобразить другого персонажа. Или же этот «адмирал» был хорошим знакомым мастера, имя которого теперь установить трудно? То есть вещь эта в определенном смысле загадочная.

Что же касается провенанса портрета, то он документально прослеживается, хотя работа прошла по прерывистой веренице обладателей. Впервые полотно фигурировало в каталоге выставки 1847 года в Британском институте в Лондоне, когда его обладателем был коллекционер Джордж Фоллиотт. В 1930 году вещь была продана его наследником на аукционе Sotheby`s за крупную по тем временам сумму в 18,5 тыс. фунтов, затем попала в коллекцию богача Джорджа Хантингтона Хартфорда-младшего, а от него в качестве дара в 1958 году поступила в собрание Колумбийского университета. С таким провенансом холст демонстрировался на юбилейной выставке «Рембрандт: 300 лет спустя» в 1970 году в Детройтском институте искусств.

Спустя четыре года университет, чтобы поправить финансовые дела, продал портрет (в отличие от европейских у американских музеев есть такое право) частному лицу. Некоторые источники считают, что это был один из владельцев компании Johnson & Johnson, поскольку вещь на аукцион поступила от Барбары Пьясецка-Джонсон, вдовы увлекавшегося собирательством фармацевтического короля.

Связывать выход на арт-рынок уникального Рембрандта, не выставлявшегося почти 40 лет, с кризисной распродажей вряд ли имеет смысл. Дело в том, что подобные сделки совершаются также неторопливо и солидно (а переговоры иной раз занимают годы), как и само движение линкора «старых мастеров». О его основательности и курсе можно будет судить по результатам декабрьских торгов.

Читайте нас в Дзене

Добавьте ленту «INFOX.ru» в свою личную и получайте актуальные новости ежедневно

Подписаться
Реклама