23:33
Москва
14 июля ‘20, Вторник

Новая режиссура на «Ново-Сибирском транзите»

Опубликовано
Текст:

В Новосибирске проходит самый крупный в стране региональный театральный фестиваль, на котором показывают лучшие постановки Сибири, Урала и Дальнего Востока. Ставка сделана на совсем молодое поколение режиссеров, тех, кому около 30. В этом смысле Сибирь оказалась прогрессивнее российских столиц. Из Новосибирска -- корреспондент Infox.ru Алла Шендерова.

Новосибирск транзитный

На фасаде здания «Красного факела» (месяц назад театр, который называют сибирским МХАТом, отметил 90-летие) висят вокзальные часы и надпись: «Новосибирск транзитный». Чуть поодаль -- стрелки с названиями городов и количеством километров. Кстати, точно такие установил год назад около Пермской галереи современного искусства Марат Гельман.

Эти стрелки, которые энтузиасты современного искусства одалживают друг у друга, не только попытка вписать свое фестивальное или музейное дело в общемировой контекст, но и напоминание о специфике русской географии: от Новосибирска до Рима ближе, чем от Новосибирска до Норильска. Да и Нью-Йорк тоже не так далеко, всего каких-нибудь 10 тыс. км.

Из Америки прибыла зарубежная гостья «Транзита», этническая японка Изуми Ашизава, стажировавшаяся у корифея современного японского театра Тадаси Судзуки и задумавшая соединить древние традиции театра но с современным английским языком и традициями кукольного театра. В итоге получился «Сумасшедший концерт кошки-оборотня» -- древняя японская легенда в пересказе современного насмешливого человека.

Ближе к своим этническим корням оказался «Культегин» -- эпос Тувинского музыкально-драматического театра в постановке Алексея Ооржака. История сибирского принца Культегина, который помог своему народу освободиться от китайского гнета, старше «Слова о полку Игореве» на три века. Актеры играют в настоящих мехах и кольчугах, в каждом жесте чувствуется древняя мощь. Было бы лучше, если бы «Культегин» был историей без слов. Ведь тувинские артисты произносят текст и общаются с партнером по правилам русской психологической игры, хотя очевидно, что условность восточного театра (та же техника японского театра но) куда ближе их природе, чем нюансы школы переживания. Но такова уж особенность нашей страны: всех артистов здесь, как и в советские годы, учат по системе Станиславского. Хотя, наверное, стоило бы хоть раз отправить целый курс тувинцев, бурят или хакасцев на выучку к тому же Тадаси Судзуки и посмотреть на результат.

Ценные экспонаты

Основную часть фестивальной афиши занимают спектакли совсем молодых постановщиков. Марат Гацалов, недавний лауреат «Золотой маски» за спектакль московского Театра.doc «Жизнь удалась», привез на «Транзит» спектакль Прокопьевского театра драмы «Экспонаты» по остроумной пьесе Вячеслава Дурненкова, до абсурда сгустившего нелепости жизни современной провинции. Олег Юмов, ученик Сергея Женовача и номинант прошлогодней «Маски», показывает недавно выпущенный в новосибирском театре «Глобус» спектакль по рассказу Андрея Платонова «Возвращение». 25-летний Тимофей Кулябин, чей «Макбет» номинировался на последнюю «Маску», поставил на большой сцене «Красного факела» лермонтовский «Маскарад». Режиссура же питерца Дмитрия Егорова представлена на «Транзите» сразу двумя спектаклями -- масштабным «Прощанием славянки» Алтайского молодежного театра по роману Астафьева «Прокляты и убиты» и еще одной версией пьесы «Экспонаты», поставленной в Омской драме.

Отличительная черта всех названных -- недолгий профессиональный опыт, все они существуют в профессии пару-тройку сезонов, все много работают в провинции и при этом все уже замечены столицей. Их спектакли есть в чем упрекнуть: черты юношеской режиссуры и отсутствие опыта плохо поддаются маскировке. Но в них, как ни странно, совсем нет провинциальности и закомплексованности, зато есть любовь и внимание к артисту. А артисты этим ребятам достались отменные. Сибирь и Урал всегда были актерской сокровищницей, из которой и сегодня добывают звезды для столиц.

История «Транзита»Фестиваль, называвшийся раньше «Сибирский транзит», возник в 2001 году. Он был задуман передвижным. Место проведения каждый год менялось, а главной его целью было не дать театрам окончательно потерять друг друга из виду...
Смотреть, как, скажем, артист «Красного факела» Игорь Белозеров играет Арбенина в «Маскараде», как в том же спектакле существует Владимир Лемешонок (Казарин) или потрясающий Лаврентий Сорокин в маленькой роли Неизвестного, -- почти забытое удовольствие. Такой уровень игры встретишь не в каждом московском спектакле.

Стоит сказать о заслуженной артистке Алтайского молодежного театра Ларисе Корневой и совсем молодом Александре Сизикове. В «Прощании славянки» у них не слишком большие роли. У Корневой лишь бытовой эпизод, который, однако, стоит иных трагических монологов. Хотелось бы рассказать и о других, кто менее известен или неизвестен совсем -- просто потому, что страна слишком велика, сериалы снимаются не везде, а стареют и изнашиваются актеры на севере и востоке раньше, чем в столице, таков закон не столько природы, сколько условий российской жизни. Но это тема отдельная.

Пока же главный итог впечатлений от «Транзита», конкурс которого еще длится, а победителей по шести номинациям объявят только 28 мая, такой: смена поколений в нашей режиссуре свершилась.

Читайте нас в Дзене

Добавьте ленту «INFOX.ru» в свою личную и получайте актуальные новости ежедневно

Подписаться
«Мир слишком «поехал» на харассментах»: эксперт о домогательствах в российских СМИ
Реклама