16:29
Москва
4 июля ‘20, Суббота

Почему наши мультики нужны только нам

Опубликовано
Текст:

Для отечественной анимации нынешний год оказался провальным. Российская школа, традиционно считающаяся одной из самых сильных, не представлена (то есть фактически не востребована) мировым фестивальным движением.

Существует четыре фестиваля, которые можно рассматривать в качестве краеугольных столпов анимационного мира, -- смотры во французском Анси, хорватском Загребе, японской Хиросиме и канадской Оттаве. Каждый из них, обладая своими оригинальными и неповторимыми чертами, похож на другие только одним: практически непререкаемым статусом и столь высоким уровнем конкурсной программы, что само участие фильма в одном из этих смотров воспринимается создателями как признание со стороны коллег-аниматоров.

Два фестиваля уже прошли, третий анонсировал список участников конкурсной программы, и что мы видим? Малое число российских фильмов в афише и явный проигрыш национальной анимации в сравнении с иными конкурсными работами.

Мультсливки

На первый взгляд, на прошедшем в начале июня фестивале в Анси российская анимация была представлена достаточно широко: в конкурсных программах принимало участие восемь работ. Однако тут не обошлось без дипломатии. Нынешний год во Франции объявлен Годом России, и французский фестиваль просто не мог не предоставить широкую площадку российским фильмам. Похоже, именно это обстоятельство сыграло злую шутку с в общем-то сильными российскими работами. Многочисленные листовки, распространяемые в Анси в связи с Годом России во Франции, зазывали публику на российские фильмы, отчего создавалось впечатление, что работы Натальи Березовой, Олега Ужинова, Алены Оятьевой и других наших режиссеров отобраны на фестиваль не в силу их высокого уровня, а в угоду высокой политике. Сложно сказать, насколько дипломатический пиар влиял на умы участников фестиваля, но ни один из российских фильмов не был отмечен жюри.

Теперь посмотрим на конкурсную программу двух других фестивалей из «крутой четверки» -- Загреба и Хиросимы, на ход которых высокая политика не влияла. Эти смотры короткометражной анимации проходят раз в два года, и, что называется, снимают все мультипликационные сливки.

Из ста фильмов в конкурсе Загребского фестиваля российских было только три. В основном конкурсе принял участие фильм «Абстракция?» режиссера Алексея Дмитриева, который вышел из среды видеоарта и практически не известен российской анимационной тусовке. В конкурсе студенческого кино представлена также лишь одна работа -- «Баллада о цирюльнике» студентки ВГИКа Екатерины Колосовской. Третья работа -- «Козья хатка» Марины Карповой -- была представлена в конкурсе детского кино. Наград российские работы не получили.

Фестиваль в Хиросиме пройдет лишь в августе, но оргкомитет уже озвучил конкурсную программу. Из 57 работ, прошедших в конкурс, Россию представляет лишь одна -- «Пудя» Софьи Кравцовой. А ведь для первоначального отбора фестивалю, который считается лояльно настроенным к нашей анимации, из России было прислано более 50 работ.

Пока не раскрыл свои планы фестиваль Оттавы, обычно проходящий в октябре. Но нашим аниматорам на него особо рассчитывать не приходится: канадский смотр традиционно дискриминирует российские фильмы. И такому шагу (как и общему падению представительства картин из России на международных смотрах) есть объяснение.

Динозавров в конкурс не берут

Крупнейшие международные фестивали не просто держат руку на пульсе времени. Они формируют тренды, диктуют моду и усиливают тенденции в мировой анимационной среде. В конкурсные программы попадают фильмы новаторские, модные, шокирующие. Фильм, будучи просто крепким середнячком, может быть обделен вниманием селекционной комиссии. Чрезмерная академичность российских работ, нередко даже переходящая в некую архаичность, отпугивает искушенного профессионала. Если знакомиться с российскими работами в рамках внутрироссийского Суздальского фестиваля, то глаз привыкает к сказкам, литературным сюжетам, длинной волне повествования, черепашьей скорости сюжета и прочим милым деталям, присущим добротной отечественной анимации. Но когда эти же работы становятся в ряд с другими -- с их избыточным драйвом, активностью, яркими красками и крутыми виражами сюжетов, -- создается ощущение, что на твоих глазах оживают динозавры, не приспособленные к жизни в изменившейся окружающей среде.

Однозначно говорить о том, что российские фильмы перестали котироваться на зарубежной фестивальной арене, пока еще рано. Скорее всего, «засушливый» на участие в фестивалях год сменится для наших мастеров более плодородным. Но может случиться и так, что нынешние смотры отражают общий кризис российской мультипликации -- эстетический нокаут отрасли, ранее всемирно востребованной и даже в чем-то передовой.

...В конкурсе фестиваля в Анси участвовал фильм Ольги Кудрявцевой «Про птицу». Похожая на пернатых персонажей фильмов Роберта Саакянца птаха не умела летать, но очень хотела этому научиться. Бегала, прыгала, качала мышцы рук, слушала советы пролетающих мимо ворон, неуклюже взбиралась на деревья, но все напрасно. И когда она, перепробовав уйму рецептов, отчаянно сиганула с ветки вниз, то -- чудеса! -- полетела. Правда, это была уже не птаха, а ее душа. Печально, если та же участь ждет всю нашу анимацию.

Читайте нас в Дзене

Добавьте ленту «INFOX.ru» в свою личную и получайте актуальные новости ежедневно

Подписаться
Член Совфеда назвал главный урок голосования по Конституции врагам России
Реклама