Разрешите сайту отправлять вам актуальную информацию.

02:58
Москва
8 августа ‘20, Суббота

Месье Амальрик плачет

Опубликовано
Текст:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

В прокат вышло «Турне» Матье Амальрика - гимн среднему возрасту, оплывшим женским формам и нескромному поведению. Но если хотите убедиться, что стриптиз помогает сохранить душевную чистоту и даже перехитрить смерть, вам сюда.

Новый бурлеск

Четыре американских стриптизерши и «киса на клавишах» (Матье Амальрик снимал реальную труппу) придумали шоу под названием «Новый бурлеск». Термин означает шоу с раздеванием – в общем, сценический стриптиз. Некий Жоаким Занд, продюсер развлекательных проектов на парижском ТВ, сбежавший от кредиторов в Америку, осуществляет заветную мечту «девочек» и везет в турне по Франции. От портовых окраин Жоаким думает добраться и до Парижа, но кто-то из друзей подставляет его с арендой, и компании приходится довольствоваться триумфами в кабаках Гавра и Нанта. Продюсер нервничает, едет в Париж, чтобы начистить кому-то физиономию, повидать детей и попросить помощи у старой подружки. В итоге он получает фингал под глаз, двух заморышей, брезгливо косящихся на женские прелести, и изнурительный визит в онко-центр, где былой пассии только что удалили грудь.

Непросвещенному зрителю с самого начала может показаться, что сюжет надуман: везти кабаре во Францию – еще нелепее, чем ехать в Тулу со своим самоваром. В портах Франции, как поется в старинной песне, «девочки танцуют голые» еще с тех пор, когда и Америки никакой не было. Однако если подойти к вопросу с научной точки зрения, можно выяснить, что искусство бурлеска еще в 19-м веке было связано с англичанками, а в 21-м его стали возрождать именно в Америке. То есть, грубо говоря, пока закомплексованные француженки привычно вились вокруг шеста, свободные англо-саксонские феминистки придумывали шоу, в которых самые непристойные выходки смотрелись как изящные цирковые номера.

То есть, может, и не такие изящные – судя по реакции зала во время сеанса, поначалу не всем зрителям нравятся размалеванные лица и татуированные тела от 50-го размера и выше. Но в том-то и сила Матье Амальрика, что ему удается заставить полюбить эти, по его собственному выражению, «заурядные тела без фотошопа» и этих потрепанных жизнью бабочек также нежно, как любит их герой фильма.

Новый Д 'Aртаньян

Когда-то великий Отар Иоселиани решил поддержать юного неудачника, провалившего экзамены в театральную школу, и снял Матье Амальрика в своих «Фаворитах луны». Впрочем, кто его знает, может и без Иоселиани актер, сценарист и режиссер Матье Амальрик получил бы к 45 годам столь пронзительный и аристократичный облик: помятый костюм, белая рубашка, усы, благородство и горький взгляд постаревшего Д'Артаньяна (не даром же стриптизерши в фильме отправляются в Ля Рошель).

Грустно, но в российском кино этот тип интеллигентного неврастеника сегодня почти утрачен. В 80-е такой высшей нервной деятельностью наделяли своих героев Олег Даль и Олег Янковский. Таким были последние персонажи Андрея Миронова: Фигаро в театре и Фарятьев в кино. Таким вышел продюсер Жоаким, сыгранный самим Матье Амальриком. Собственно, тем и велик месье Амальрик, что сумел поставить стриптиз на пьедестал искусства, а сюжет средней руки поднять чуть ли не до интеллектуальной драмы.

Его Жоаким устал и раздражен, не помнит год рождения сына и не сразу может вызволить мальчика из полиции. Он не ест и не спит, торчит за кулисами во время каждого шоу, хотя не выносит громкой музыки. Непрерывно курит, пьет, хамит роскошной Мими (Миранда Кольклазюр), и тут же отправляется в ночь, чтобы раздобыть для нее яблоко. Смерть явно кружит вокруг него - сценарий написан режиссером по следам истории реального самоубийства французского продюсера Юмбера Бальсана. Но Амальрик умудряется отогнать ее прочь. Вместо того, чтобы умереть от инфаркта, его герой засыпает в объятьях Мими в каком-то захолустном отеле. Катер привозит туда же и остальных.

Шумит море, шуршит пожухшая трава. Стайка стриптизерш пробирается по песку, проваливаясь на высоких каблуках. «Я хотел показать вам всю мою родину, но в итоге придется довольствоваться провинцией», - признается Жоаким, влюбленно разглядывая своих девочек.

Как барочный художник выводит изображение за край холста, продлевая его на раме, так Матье Амальрик продолжает свой фильм, когда по экрану уже бегут титры. Зайдя за пустую барную стойку, Жоаким объявляет очередной номер, и тут изображение гаснет, но зритель еще долго слышит женский смех и интригующий шепот. Бог его знает, что они там вытворяют. Не обязательно видеть все до малейших подробностей – хороший стриптиз должен будить воображение.

Читайте нас в Дзене

Добавьте ленту «INFOX.ru» в свою личную и получайте актуальные новости ежедневно

Подписаться
Реклама