01:02
Москва
20 октября ‘18, Суббота

МНЕНИЯ INFOX.RU

Анна Гаркуша
Руководитель направления по взаимодействию с органами власти Ассоциация в сфере экологии и защиты окружающей среды "РазДельный Сбор". Член Общественного совета при Комитете по благоустройству Санкт-Петербурга. Член Экологического совета при губернаторе Ленинградской области.

Как волшебное слово “халява” помешало жителям Кракова предотвратить строительство мусоросжигательного завода

Опубликовано
Текст:
Фото: Pixabay.com
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Долгие годы политика ЕС в сфере отходов приоритетно была направлена на максимальное сокращение полигонного захоронения. Все, что не направлялось на переработку («хвосты»), предлагалось сжигать.

Подразумевалось, что рачительный хозяин не будет сжигать то, что можно переработать. Тем странам, которые не могли строить МСЗ для сжигания «хвостов» за свой счет, ЕС предоставляло (и продолжает предоставлять) субсидии на реализацию таких проектов. Все это привело к тому, что выбирая между развитием рециклинга за свой счет и сжиганием отходов за счет субсидий, рачительный хозяин выбирает халяву.

Сегодня Еврокомиссия, анализируя сложившуюся ситуацию, рекомендует не строить МСЗ там, где их еще нет, и не поддерживать их функционирование там, где они есть. А также продолжает ужесточать требования по уровню рециклинга.  Но свой выбор каждый народ должен сделать самостоятельно.

Как это было в Кракове.

Первые слухи о возможности строительства МСЗ в Кракове появились еще в 2004 году, что сразу же вызвало протесты местных жителей и экологов. Уже тогда никто не хотел мусоросжигания под окнами. Протесты дали толчок к разговорам о необходимости сортировки и переработки  отходов, но в 2007 году Министерство регионального развития все-таки добавило предлагаемый завод по сжиганию в партию проектов, которые будут субсидироваться  ЕС, и в городе снова заговорили о МСЗ. В 2008 году городской совет Кракова поручил Краковскому коммунальному холдингу (KHK SA) спроектировать, построить и эксплуатировать мусоросжигательный завод. KHK SA отвечала за консультации с местными жителями, рекламную и образовательную деятельность, за определение местоположения завода, разработку предварительного концептуального и архитектурного проекта и подготовку строительной площадки. KHK SA претендовала на размещение МСЗ в местах общественной инфраструктуры и включения вырабатываемой энергии в отопительную сеть Кракова. Все четыре места, рассмотренные для завода, были опротестованы местными жителями, а поспешные переговоры и информационная кампания не смогли убедить скептиков. Противники завода заблокировали улицы и несколько раз протестовали в судах. Они также запустили сайт по борьбе с мусором, кампанию по связям с общественностью и направили петицию против завода в Комиссию ЕС. В этой петиции жители Кракова пишут, что инвестиции в мусоросжигание не соответствуют иерархии по обращению с отходами, что публичные обсуждения строительства проводились с нарушением процедуры, что выбранные местности для строительства уже перегружены действующими промышленными предприятиями и нагрузка на окружающую среду и так непомерная и т.д. У краковчан  были все шансы не допустить мусоросжигания в свой город, но от возможных будущих субсидий у властей загорелись глаза и прибавилось хитрости.

После двухлетних деликатных переговоров мэр Кракова пообещал провести более 50 инвестиций в развитие и оживление экономики.

В конце концов, не с первого раза, но компания KHK SA  все-таки добилась разрешения на строительство МСЗ в местах расположения “общественной инфраструктуры”. Затем KHK SA получила от Национального фонда охраны окружающей среды и водного хозяйства (NFEP & WM)  одобрение на 298 млн. злотых, а через несколько месяцев  - грант на строительство мусоросжигательного завода в размере 385,5 млн. злотых от Программы ЕС по инфраструктуре и окружающей среде.  Грант - он и в Польше грант. Возвращать его не надо, если освоишь деньги целевым образом и в срок.

Поэтому недовольство населения для властей  было очень некстати, ведь любое препятствие в реализации проекта, любое несоблюдение сроков могли привести к отзыву средств ЕС. Краковская пресса пишет “Поскольку ЕС стал духовенством завода, с огромной морковкой субсидий и палкой штрафов, время было против проекта - любая значительная задержка, вызванная судебными решениями или стихийными бедствиями, привела бы к возвращению денег. И это было бы серьезным ударом по бюджету Кракова.” 

Реализация проекта охватывала несколько контрактов: строительство самого МСЗ, рекламу проекта, экологическое образование, надзор за строительством по техническому проекту и закупку контейнеров для раздельного сбора отходов. На тот момент власти считали, что  эти “обширные усилия” позволят  городу модернизировать свои установки по переработке отходов и повысить экологическую осведомленность среди своих жителей. Жители, убаюканные обещаниями раздельного сбора и переработки, ослабили сопротивление, а потом  и вовсе “сложили оружие”.

Мусоросжигательный завод был открыт 3 декабря 2015 года. В 2016 году предприятие получило статус “Регионального завода по удалению отходов”.  

К моменту принятия решения о строительстве МСЗ уровень переработки и компостирования в Кракове был значительно ниже среднего по ЕС и составлял 7,8% против 39, в то время как рамочная директива ЕС об утилизации отходов требует 50% переработки пластмасс, металла, бумаги и стекла до 2020 года. Но это никак не подстегивало власти к принятию эффективных мер по увеличению объемов переработки. Функционирование установки для сжигания отходов на 220 000 тонн в год будет еще более ослаблять эти усилия. По сути, после введения в строй этого завода задачей номер один стало сжигать как можно больше отходов, чтобы снизить эксплуатационные расходы. Легко горючие виды отходов, таких как бумага или пластик, становятся в большей степени объектами сжигания, а не переработки.  Другими словами, мусоросжигательный  завод  будет “съедать”  не только средства, но и годные к переработке материалы. И все это обошлось в  190 млн. евро, почти половина которых поступила из ЕС. Кредиты, полученные от польских организаций, будут погашаться за счет продажи выработанных тепла и электроэнергии.

Надо отметить, что Польше функционирует еще один МСЗ в Варшаве, который генерирует не только энергию, но и убытки, и каждая тонна отходов, сжигаемая в нем, на 40% должна быть субсидирована их госбюджета.

Решает ли Краковский МСЗ, поглотивший такие огромные инвестиции, полностью проблему отходов? Конечно, нет! Потому что незначительное сокращение потребностей в одних полигонах сопровождается необходимостью строительства других, специализированных полигонов для производимых ежегодно 70 000 тонн высокотоксичных отходов, которые следует размещать с большими предосторожностями. Нигде не упоминается о том, что токсичные золошлаковые отходы от МСЗ применяются поляками в дорожном строительстве.

Не следует также упускать из виду, что Краков  производит ежегодно около 180 000 тонн отходов, что на 40 000  тонн меньше мощностей МСЗ. Для полной загрузки предприятия требуется привозить отходы из других населенных пунктов. Было подсчитано, что интенсивность движения, связанная непосредственно с транспортировкой отходов, составляет один грузовик за 3 минуты в среднем. Грузовики со шлаком и опасной золой также включаются  в число пользователей этих дорог.

Жители Кракова имели все возможности для анализа ситуации и предсказания дальнейших перспектив развития сферы обращения с отходами.  Уже на самом начальном этапе было видно, что альтернативы сжиганию отходов не были должным образом оценены на национальном, региональном или местном уровне. Увеличение уровней переработки и компостирования, а также сосредоточение внимания на схемах предотвращения отходов, были бы гораздо более эффективными для снижения объемов захороненных отходов в течение более длительного периода времени.  Однако планы управления отходами, такие как план управления отходами Кракова, опубликованный для общественных консультаций в октябре 2008 года, четко написаны для того, чтобы оправдать заранее выбранный вариант - сжигание отходов. Такие тенденции должны были насторожить поляков и заставить вести непримиримую борьбу против МСЗ до победного конца. Но  этого не случилось.

В настоящее время, несмотря на наличие одного из самых низких коэффициентов рециркуляции в ЕС, Польша  предпочитает направлять две трети своих средств, доступных для управления отходами, в сжигание этих отходов.

Как мы видим, принцип “на халяву и уксус сладкий” прекрасно работает и на самых верхах. Гранты и субсидии от ЕС, которые не нужно возвращать, являются стимулом для “не совсем развитых” стран внедрять мусоросжигание. Однако, рано или поздно, но примерно в 2020-х годах, ЕС потребует от Польши уровня рециклинга в 50%. И за его недостижение будет штрафовать. Уже сегодня Европейская комиссия подает судебные иски против государств-членов за несоблюдение своих обязательств по охране окружающей среды и утилизации отходов в соответствии с законодательством ЕС.  В ближайшем будущем полякам предстоит  платить втридорога - оплачивать сжигание своих отходов и штрафы за то, что эти отходы не направляются на переработку.

Будет ли опыт Кракова поучителен для россиян?

Читайте нас в Яндекс.Новостях

Добавьте ленту «INFOX.ru» в свою личную и получайте актуальные новости ежедневно

Подписаться
Реклама

Мы рекомендуем
19.10.2018, 23:44
Минюст, ФБР и Департамент внутренней безопасности США опубликовали совместное заявление, в котором выражается обеспокоенность в связи с продолжающимися попытками России, Китая и других стран, в том числе Ирана, подорвать доверие к американским демократическим институтам.
19.10.2018, 22:51
Советник президента США по нацбезопасности Джон Болтон оказывает давление на Дональда Трампа, внушая ему идею о необходимости выйти из договора о РСМД от 1987 года.
Реклама