01:52
Москва
20 июня ‘19, Четверг

ПОЛЕЗНЫЕ СТАТЬИ INFOX.RU

Подвиг майора Огородникова: как простой опер стал врагом №1 для бандитов 90-х

Опубликовано
Текст:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Обычный оперативник стал настоящей «костью в горле» для ОПГ лихих девяностых в одном из самых криминальных городов – Тольятти. За ним не раз снаряжали киллера.

В лихие девяностые, когда в борьбе за влияние на АвтоВАЗ тольяттинские ОПГ устраивали настоящую кровавую мясорубку, когда страна переживала не лучшие времена, а из правоохранительных органов уходили лучшие, простой опер из местного угро фактически в одиночку вступил в смертельную схватку с бандитами.

Начало смутного времени

13 марта 1993 года в лесополосе неподалеку от гостиницы «Жигули» участники двух враждующих ОПГ — шейкинские (главарь — Константин Шейкин) и сиротенковские (предводитель — Игорь Сиротенко (Сирота) устроили «стрелку», закончившуюся стрельбой.

По звонку сотрудников гостиницы на место ЧП прибыло четверо оперативников, у которых на всех было лишь два пистолета. На крик «Милиция! Всем стоять!» бандиты перестали стрелять друг в друга и все вместе открыли огонь по стражам порядка.

Перевес и в людях и в оружии был явно на стороне бандюков, однако, один из оперов, двухметровый гигант кинулся в самую гущу неприятелей и одного за другим голыми руками скрутил нескольких из них, пока оставшиеся предпочли «делать ноги».

Лихим опером был уроженец Куйбышева Дмитрий Огородников, еще в 84-м приехавший в Тольятти работать в милиции после службы в армии. Сильный и умный, он пришелся ко двору. Начинал обычным конвойным, потом перешел в отдел по раскрытию убийств угрозыска ГУВД, а в 1989 году Дмитрий стал опером уголовного розыска Центрального РУВД.

Одновременно ловил бандитов и учился - после средне-специальной школы МВД поступил в в Саратовскую высшую школу МВД РФ. Это было уже начало девяностых, начиналось лихое время передела и беспредела. В Тольятти уже распускали крылья местные ОПГ, главным объектом охоты которых был, конечно же, АвтоВАЗ.

Впереди у Дмитрия Огородникова была смертельная схватка с бандитами, покушения на него, ранения, гибель лучших друзей и трагедия, по чьей-то чужой воле отмерившая ему всего 36 лет жизни. Это все было впереди. А пока…

В плацкарте с чемоданом «зеленых»

А пока после разборки у гостиницы «Жигули» в марте 93-го о поступке оперативника говорил весь город. Узнал о нем и главарь одной из ОПГ Константин Шейкин, с удивлением узнавший в бесстрашном «менте» своего бывшего одноклассника и даже друга, с которым вместе и сапоги в армии стаптывали.

Многие в городе знали об отношениях бандита и «мента», начальство даже подозрительно косилось. Но Дмитрий Огородников был при своем мнении: можно общаться с кем угодно, но ни под кого не прогибаться. И его карьера только шла вверх - в 94-м он уже старший опер по борьбе с оргпреступностью УВД Тольятти.

И тут же новое громкое раскрытие. Огородников оперативным путем узнал, что уже знакомый ему по битве около гостиницы преступник Игорь Сиротенко провернул грандиозную аферу. Вместе со своими приспешниками, возглавлявшими коммерческие автофирмы, тот под фальшивые банковские гарантии выгнал с территории «АвтоВАЗа» больше 4 тысяч машин на огромную по тем временам сумму — 15 миллионов долларов.

Партия быстро ушла, а директор одной из сиротенковских фирм Дмитрий Гребенюк, прихватив часть барыша в виде 5 миллионов долларов, отбыл в Москву. Огородников решил взять в оборот на время оставшегося без пригляда главаря барыгу и, взяв в напарники талантливого оперативника из межрайонного ОБОП Сергея Дичанкина (за лихой нрав именуемого бандитами Диким), отбыл в командировку в столицу на свой страх и риск.

Ошеломленный задержанием Гребенюк предлагал операм миллионы за то, чтобы они якобы его не нашли. Но он, наверное, просто не знал, что по его душу приехали два самых правильных и честных мента Тольятти. Назад Гребенюка, кстати, вместе с чемоданом американских денег везли в обычной плацкарте. Зато надо было видеть лица милицейских начальников, когда «командировочные» вывали перед ними гору зеленых бумажек…

Око за око

Времена были смутные и честный мент Огородников мало мог кому доверять. Один из них был тот самый Дикий, Сергей Дичанкин, помогавший Огороду в его московском вояже. Тоже дерзкий, тоже принципиальный. Потому и судьба его оказалась недолгой.

Вечером 25 апреля 1995 года он возвращался домой и, поднимаясь по лестнице на свой этаж, заметил метнувшуюся вниз тень. Опер и киллер выстрелили одновременно. Прибывшие на место стражи порядка, которых вызвали жильцы дома, обнаружили на лестничной клетке два трупа.

Огородников тяжело переживал гибель коллеги и верного товарища. И подозревая в том, что заказчик убийства главарь поднимавшей голову местной ОПГ Вдовин по кличке Напарник, всячески пытался его прищучить. И, хотя доказать причастность Напарника к расправе над Дичанкиным так доказать и не удалось, Огородников подкатил к его банде с другой стороны.

В том же 1995 году между напарниковскими и их главными оппонентами, членами волговской ОПГ под предводительством Дмитрия Рузляева (Дима Большой), усилилось противостояние в борьбе за головной центр запчастей «АвтоВАЗа». Огородников взял в разработку приближенных к Вдовину бандитов из татарской группировки, которые особенно активничали в этом переделе, дерзко расстреливая конкурентов прямо на улицах города.

Оперативник узнал, что у одной из «подшефных» татарам фирм есть некий склад, где хранится оружие для «стрелок». Три месяца Огородников выслеживал это склад. Но зато когда нашел, надолго выбил почву из-под ног у татарских бандитов. На складе во время облавы изъяли целый арсенал, а попутно выявили нескольких киллеров и участников банды, маскировавшихся под предпринимателей. Большинство из них позже сели на скамью подсудимых и получили большие сроки.

Бандиты не преминули ответить. В скором времени на майора Огородникова произошло первое покушение. Он возвращался домой и уже в подъезде обратил внимание на подозрительного молодого человека, который копошился в углу. Приблизившись, Дмитрий заметил, что у того в руках женский парик.

Времени на размышления не оставалось, страж порядка быстро скрутил молодчика и, обыскав, достал из его кармана пистолет. И, хотя сам задержанный так ни в чем и не признался, было ясно: приходил он по душу Огородникова, вот только время не рассчитал и не успел подготовиться к нападению.

Охота на «слонов»

В Тольятти действовали не только местные ОПГ, но и дружественные им группировки из других регионов. Помимо упоминаемых татар в 94-м в город высадились киллеры из «слоновской» ОПГ, прибывшие из Рязани по приглашению волговских.

В 96-м, когда киллеры активизировались, Огородников, к тому времени уже возглавлявший тольяттинский угро, начал активно работать по ним. Правда, в этот раз пошел обходным путем. Прибыл в Рязань и каким-то удивительным образом там сошел за «своего». Втерся в доверие к одним бандитам, те познакомили с другими.

В итоге майор вышел на всю бригаду ликвидаторов и задержал их всех поочередно. А потом и вычислил их «работодателей», среди которых оказался Рузляев и его «замы» — Владимир Пчелин и Евгений Совков (Совок).

Диму Большого Огородников брал лично и надеялся, что фактуры против него у следствия хватит, чтобы запрятать бандита в тюрьму далеко и надолго. Но все улики оказались косвенными и адвокаты «уважаемого» человека буквально-таки заставили следователя отпустить Рузляева под подписку. А тот, едва выйдя на волю, искушать судьбу не стал. Ударился в бега и залег на дно.

Но хотя мечта майора посадить Рузляева не исполнилась, он мог быть довольным уже тем, что очистил свой город от «слоновских». После побега лидера многие члены банды разбежались, а сама ОПГ, по сути, перестала существовать, как боевая единица.

Враг бандитов номер один

Лидеры местных ОПГ понимали – Огородников мешает. Со многими можно было договориться. Только не с ним. Поэтому решение о его ликвидации принималось неоднократно. Но поначалу бандиты разыгрывали целые спектакли, боясь открыто убивать известного опера. Как это было в случае с мнимым ограблением в феврале 97-го.

Тогда трое «лбов» тормознули Огородникова на дороге и потребовали отдать им автомобиль. Но они не знали, с кем связались. Майор скрутил двоих, а третьего, успевшего достать пистолет, ранил из своего табельного.

После этого бандитские главари плюнули на предосторожности, ведь Огородников просто не давал им продыху. И ликвидаторов в наглую подослали прямо к подъезду многоэтажки Огородникова. К приезду Огородникова наемники переместились за растущие во дворе деревья, откуда и открыли огонь по ничего не подозревающему майору.

Серьезно раненный в грудь (пуля насквозь пробила легкое) страж порядка рухнул на землю, но тут же принялся отстреливаться.Когда на место прибыли коллеги майора, бандиты уже скрылись. Но тогда было главным довести тяжело раненного Огородникова живым до больницы.

Но даже после операции врачи не делали прогнозов. Мол, готовьтесь к худшему. Но богатырское здоровье Дмитрия победило: он выжил и пошел на поправку.

Следствие предположило, что покушение — дело рук волговских, решивших отомстить оперативнику за задержание своего лидера Рузляева. Однако выяснилось, что все организовал бандит-одиночка Виктор Ковтун (Рыжий), причастность которого к одному из убийств на территории Тольятти доказал Огородников и заставивший бандита прятаться.

Рыжего искали еще полгода, а брали 19 августа того же 97-го с «песнями». Сначала блокированный на «адресе», тот сумел выскользнуть из кольца на тачке, потом машину бросил и начал уходить на своих двоих, пытаясь затеряться среди толпы на многолюдном рынке. А когда его все-таки окружили и там, поймал смертельную оперскую пулю в яростной перестрелке с милиционерами.

Расстрел на шоссе

Дмитрий Огородников уже встал в строй, но бандиты не оставили своих планов по уничтожению мешавшего им опера. Особенно зол на него один из бывших главарей «рузляевских» Евгений Совков (Совок), которому вместо прошлой шикарной жизни теперь приходилось скрываться.

На ликвидацию везучего оперативника он назначил троих: бывшего водилу тольяттинского полигона Алексея Булаева и двух штатных киллеров - бывшего афганца Александра Белянкина (Белый) и фанатичного убийцу Александра Гаранина (Шрам).

Отследив график перемещений жертвы, киллеры установили: каждый рабочий день в районе 12:00 майор ездит обедать домой. На дело пошли 22 мая 2000 года. Сначала ехали на своей «пятерке» за «девяткой» оперативника, настигнув его в тот момент, когда он выруливал на Южное шоссе

.«Где-то в районе улицы Степана Разина, Белянин и Гаранкин передернули затворы: один у автомата, другой у пистолета, — рассказывал позже на следственном эксперименте Алексей Булаев. — Я занял левый крайний ряд и выехал на полосу встречного движения…».

Прибавив газу, Булаев обогнал автомобиль Огородникова, и убийцы, обернувшись назад, открыли шквальный огонь. В Огородникова угодило более 30 пуль. В этот раз удача-судьба подвела, у опера не было шансов выжить.

Позже коллеги Дмитрия, по сути, раскрыли это убийство. Белянин и Гаранкин были арестованы позже и в 2001-м за свои многочисленные преступления сели пожизненно. Заказчик расправы Совок встретиться с фемидой не успел – погиб, расстрелянный вместе с подругой своим же киллером, став лишним в бандитской цепочке.

36-летнего Дмитрия Огородникова со всеми почестями похоронили на Баныкинском городском кладбище Тольятти. Да, в отличие от дорогих надгробий, украшающих последние пристанища братков, на могиле знаменитого оперативника стоит скромный, ничем не приметный памятник. Зато это от чистого сердца, а не пафоса ради.

Многие коллеги, а так жена и две дочери Дмитрия часто приходят сюда с живыми цветами – посидеть у могилы героя и просто близкого человека, отдавшего жизнь в борьбе за правое дело.

Читайте нас в Дзене

Добавьте ленту «INFOX.ru» в свою личную и получайте актуальные новости ежедневно

Подписаться
Реклама

Мы рекомендуем
20.06.2019, 01:04
В Заельцовском районе Новосибирска во дворе на дома на Дачной улице убрали гору строительного мусора, оставленную компанией-подрядчиком, разбиравшем здании строительные перекрытия.
20.06.2019, 00:39
Тульские медики приняли участие в московском Форуме социальных инноваций.
Реклама