Разрешите сайту отправлять вам актуальную информацию.

08:02
Москва
20 мая ‘22, Пятница

На словах министр победил безработицу в России. А что происходит на самом деле?

Опубликовано
Фото: Vk.com/mossobyanin
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Уникальная сложилась ситуация: страна под санкциями, бизнес мечется, засилье мигрантов, а на бумаге у нас самая лучшая картина по занятости со времен отмены статьи за тунеядство.

Беспрецедентно выросла занятость

Министр труда и социальной защиты России Антон Котяков встретился с президентом России Владимиром Путиным и сообщил ему исключительно радужные – в естественном понимании этого слова – сведения о рынке труда.

Уровень безработицы – 4,1%, самый низкий за всё время правления Путина, не исключая обоих премьерств.

Удар санкций – минимальный: «порядка 98 тыс. наших граждан находятся в простое и около 110 тыс. – в формате неполной занятости».

Из 3,1 млн безработных в центрах занятости зарегистрировано 675 тыс., то есть остальным работа не очень-то и нужна. Более того, на каждого из зарегистрированных приходится по три вакансии (1,9 млн), из чего легко сделать вывод, что и состоящие на государственной бирже труда граждане воротят нос от работы.

Добавим к этому ещё одну яркую цифру. Число трудоспособных россиян в 2021 году всего за год выросло на 1,35 млн – рекордный прирост за время независимости. Причины очевидны: пенсионная реформа, с каждым годом продлевающая «возраст трудоспособности», и миграция, главным образом из Средней Азии: в 2021 году наши паспорта получили 735 тыс. «новых русских», ещё 252 тыс. оформили вид на жительство.

В общем, не жизнь, а малина: трудись – не хочу. И даже непонятно, откуда взялись свежие шутки «Красной бурды»:

Центр занятости населения перестал принимать население ввиду своей крайней занятости… Росстат не допустит роста безработицы в России…

И ещё менее понятно, почему, например, на круглом столе вполне официозного Центра политики занятости и социально-трудовых отношений Института экономики РАН звучали не победные реляции, а зловещие предупреждения. Причём подкреплённые конкретными цифрами и фактами.

Из многочисленных выступлений экспертов – как увешанных регалиями, так и способных реалистично глядеть на вещи – мы вычленили пять основных угроз, которые следует учитывать каждому «товару», находящемуся на рынке труда. То есть практически каждому из нас.

Скрытая безработица

Феномен «работающих бедных» – не чисто российская история, но особенно характерная для нашей страны, причём при всех её режимах. Если на Западе иметь работу означает как минимум не тревожиться о пропитании, у нас такой лайфхак не проходит. Соответственно, в особо угрожаемом положении окажутся те, кто попадёт в разряд так называемой «скрытой безработицы».

В России существует несколько программ поддержки занятости. В первую очередь это продиктованная ещё пандемией ФОТ 3.0 – дешёвые кредиты в обмен на сохранение персонала. Это стимулирует предпринимателей не увольнять людей, а оставлять их на «минималке» без обязанностей или с минимумом оных. При этом подобное состояние не подпадает в упомянутые «98 тыс. в простое и 110 тыс. в неполной занятости». А значит, государство вместо проблемы безработицы видит лишь проблему низких зарплат, которую легче всего объяснить жадностью предпринимателей.

«Пусть меня научат»

Отсутствие внятной системы переподготовки людей невостребованных профессий. Да, в Москве существует ГБОУ ДПО Центр «Профессионал», которое и под заказ работодателей, и по постоянным программам готовит специалистов 64 специальностей. За 5 недель вы можете стать водителем маломощного погрузчика, за неделю озеленителем городской территории, за восемь с половиной недель – системным администратором Cisco. За 11,5 недель и вовсе постигнете бухгалтерский учёт в коммерческих организациях – вопрос, правда, кто наймет вас со справкой об окончании этих курсов, ибо у нас и с высшим образованием бухгалтеров хоть отбавляй. Но Москва всё же не совсем Россия – и за пределами столичного кластера ситуация с переподготовкой или повышением квалификации очень грустная. Даже простой личный опыт работы с журналистами в регионах говорит, например, о том, что до сих пор для многих текстовые редакторы после MS Office 2003 года – сложные и непонятные, а калькулятор надёжнее «Экселя». Понятно, что ни о какой производительности труда с таким подходом говорить не приходится.

Схлопывание экономики

Прозвучала очень интересная и правильная мысль – первым о кризисе просигнализирует не рост безработицы, а сокращение числа вакансий. Выпускникам этого, а возможно и следующих лет не позавидуешь: закон о невозможности сокращения предпенсионеров работает, с открытием новых бизнесов всё пока достаточно печально.

Пока нет понимания срока спецоперации, ситуации с санкционным режимом, открывать новое производство крайне рискованно. Даже при поддержке всей программы импортозамещения – тем более что на самые простые производства (ширпотреб) она как раз толком не распространяется, ибо с Китаем мы как бы дружим.

Более-менее надёжные места будут только на существующих предприятиях с расширяющимся государственным заказом. Это оборонка, металлургия, химическое производство. Не позавидуешь молодым педагогам и врачам – срок работы их пожилых конкурентов увеличился, к тому же в медицину, а заодно и в систему дошкольного/начального образования из всех сил рвутся…

Соответственно, самым перспективным вариантом для молодёжи сейчас является собственный бизнес. Вот только предпринимателями рождаются не все, а выживает на этом минном поле каждый десятый, остальные уже через год-три идут «сдаваться» на наёмную работу.

Мигранты

Официальную миграционную программу правительства сформулировал вице-премьер Марат Хуснуллин в феврале 2022 года, менее чем за неделю до начала санкционного бума:

Давайте смотреть правде в глаза, мигрант работает на 50% больше россиянина и получает на 30% меньше.

Таким образом, в сферах строительства и ЖКХ российские граждане по-прежнему будут находиться в дискриминированном положении, причём независимо от зарплатных запросов: и мигранты просто не пустят их в свою среду, и руководству нет резона нанимать работников, полностью защищённых законом.

Несмотря на резкое изменение структуры экономики и очевидные перспективы спада, государственная власть полностью полагается здесь на рынок: число мигрантов регулируется сиюминутным спросом и предложением, а не стратегией развития страны.

Что до якобы завышенных запросов россиян, то это неправда. Достаточно сравнить зарплаты в России и европейских странах, а также норму прибыли бизнеса – и мы увидим, что именно благодаря низким зарплатам наш крупный бизнес получает свои сверхприбыли.

Сравнительно нечестные

Наконец, ещё одна проблема легального рынка труда – конкуренция со стороны нелегального. И речь идёт не о теневой занятости, которая перестала представлять серьёзную проблему из-за постоянного контроля доходов и банковских переводов плюс введения института самозанятости.

Речь о практической реализации принципа о несовместимости трудов праведных и палат каменных. Спрятанные от статистики (п. 1), не имеющие подходящей квалификации (п. 2), не видящие перспектив в находящейся под ударом экономике, прижатые предпенсионерами (п. 3), теснимые мигрантами или сами ими являющиеся (п. 4), соблазнённые повсеместной пропагандой потребления и красивой жизни (тема отдельного разговора), люди в периоды кризисов особенно охотно выбирают криминальные пути заработка. Тут и классическое воровство (карманники, квартирные воры), и грабежи (камеры видят далеко не всё, особенно в тёмное время), и телефонное мошенничество, и компьютерный фишинг, и наркоторговля – чем меньше (относительно цен) будут легальные зарплаты, тем меньше возможность устроиться на достойную работу, тем более пышно будет цвести эта сфера экономики.

* * *

Что из всего этого следует?

  1. Нужно знать свои права, но ждать особой помощи от государства не стоит: сроки пребывания на муниципальной «бирже труда» невелики, да и выдадут пособие далеко не каждому (скажем, обязательна справка о зарплате с последнего места работы). Без неё или без опыта работы государство согласно содержать вас всего три месяца, с нею – не более полугода, в предпенсионном возрасте – год.
  2. Переучиваться можно и нужно, но перед началом такого переобучения, особенно если оно происходит за свой счёт, следует понять, возьмёт ли работодатель человека без опыта по новой специальности и с бумажкой лишь о прохождении краткосрочных курсов.
  3. При прочих равных следует выбирать сферы, связанные с официальной программой импортозамещения.
  4. Выбор профессии, в которой доминируют мигранты, – большой риск. Теоретически, в случае их изгнания, можно оказаться на коне, но пока такой перспективы не видно – скорее под конём. Интересным решением может стать изучение среднеазиатских языков – человека со столь редким «скиллом» вполне могут взять для работы с экономически выгодными многонациональными профессионалами.
  5. Быть преступником ещё менее перспективно, чем предпринимателем: более 90% «стартапов» в этой сфере очень скоро приводят к приговорам и испорченной анкете. А вот стать бдительнее и лучше охранять своё имущество имеет самый прямой смысл.
Читайте нас в Дзене

Добавьте ленту «INFOX.ru» в свою личную и получайте актуальные новости ежедневно

Подписаться
Реклама