05:05
Москва
22 ноября ‘17, Среда

Марат Хуснуллин. Почетный строитель Москвы

Опубликовано
Текст:
Фото: Wikipedia.org
Марат Хуснуллин
Марат Хуснуллин

Самым непопулярным сотрудником столичной мэрии при Лужкове был глава стройкомплекса Владимир Ресин. Однако на фоне своего преемника он выглядит весьма прилично.

Если Петр Бирюков является самым непотопляемым, Максим Ликсутов самым одиозным, а Сергей Собянин – самым скучным из чиновников московской мэрии, то главу городского стройкомплекса Марата Хуснуллина можно назвать самым опасным представителем этой и без того колоритной группировки. В конце концов, именно его ведомство отвечает за реновацию – радикальное обновление Москвы вопреки желанию москвичей.

И, пожалуй, более других Марат Шакирзянович нуждается в написании неофициальной биографии, ведь официальная пестрит умолчаниями и откровенными передергиваниями. Там очень мало про юность, ничего про отца, зато огромный перечень воображаемых заслуг, например: «С 2011 года под руководством Марата Хуснуллина было построено 101 км линий метро, включая 54 км Московского центрального кольца». На самом деле это кольцо построили за сто лет до переезда Хуснуллина в Москву, да и реконструкция его началась еще при предыдущей столичной власти. И так везде, во всем.

Попробуем разобраться, как же оно было на самом деле. Оговоримся, что многие подробности известны лишь по одному-двум источникам, а поскольку недоброжелателей у Хуснуллина достаточно, мы старательно отбрасывали все порочащие его версии.

Татарский период

Родился Марат в Казани в 1966 году. Школьные его годы покрыты розовым туманом; известно лишь, что он попытался поступить в престижный финансово-экономический институт, но не смог – пришлось идти в армию. Что ж, отслужившим в СССР полагались льготы, так что после демобилизации Марат уже без проблем попал в вуз. Несложная арифметика показывает, что финансовую науку он постигал в разгар кооперативного движения – когда в стране внезапно появились первые легально богатые люди. И Марату очень захотелось быть среди них.

Первая работа – главбух в кооперативе «Темп»; ради служения фирме пришлось даже перевестись на заочное отделение. Потом «Интерпластсервис», аффилированная с мэрией Казани торгово-промышленная фирма «Ак Барс», неожиданный перевод в «Татэнерго» и еще более неожиданный перелет в кресло главы Минстроя республики (Хуснуллину было всего 35 лет). 2001 год, бурный экономический рост после очищения кризисом 1998 года, и на носу – резкий, невероятный рост цен на нефть, главное достояние Татарстана. Свою роль сыграло и преображение города к празднованию 1000-летия Казани. Строительство в эти годы было фантастически прибыльной отраслью, маржа достигала сотен процентов, но всем татарским застройщикам была необходима подпись молодого selfmade-министра Марата Хуснуллина.

Любой министр – федеральный или региональный – занимает множество постов. Чаще всего они достаточно формальные, ведь ни один человек не смог бы заседать в десяти советах директоров, двадцати наблюдательных советах, в бессчетном числе благотворительных фондов и общественных комиссий. Однако если компания работает с серьезными деньгами, то можно и потратить на нее свое время. Скажем, ОАО «Татстрой», в совет директоров которого входил наш герой, быстро заняло доминирующее положение на своем рынке (а заодно стало контролироваться офшорами). Как только Хуснуллин переехал в Москву, несчастное ОАО сдулось и вскоре было ликвидировано.

Татарский синдром

Кстати, об офшорах. В истории с приватизацией «Татстроя» засветилось ООО «Авердикс», которое через систему офшоров возглавлялись некоей Розой Хуснуллиной 1944 года рождения, по ее словам – матерью нашего героя. Сам он, впрочем, от этой матушки почти что отрекся: «Моя мама никогда не имела британского гражданства, ни разу не была в Великобритании, не работает ни в каких иностранных компаниях». Что ж, Роза Гарафутдиновна ввиду преклонного возраста действительно вряд ли вела реальную работу, а в Великобританию ей не нужно – Averdix Business Corp зарегистрирована на Британских Виргинских островах, зависимой территории, которая не является частью Соединенного Королевства. Интересно, что с поста директора офшорной компании Хуснуллина уволилась примерно в то же время, когда ее предполагаемый сын переходил на работу в Москву.

Можно забрать министра из Татарстана, но нельзя вывести Татарстан из министра – друзья не поймут. Скажем, засветился Хуснуллин в «играх землекопов» – процесс страшно дорогого и медленного строительства Кожуховской линии московского метро (вы знаете, что ее должны были сдать в 2014 году?) при прямом участии вице-мэра был передан от СК «Мост» «Мосинжпроекту». Возглавлял этот «Мосинжпроект» тогда Константин Матвеев, бывший глава нижнекамского (Татарстан) «Нефтеинжиниринга», позднее его сменил Марс Мулланурович Газизуллин – по странному совпадению, тоже совсем не якут, а наоборот, бывший заместитель министра строительства Татарстана. Хуснуллин же десять лет возглавлял это ведомство.

Ничего плохого в подтягивании знакомых специалистов и организаций нет: зачастую лучше отдать заказ известному, надежному подрядчику, чем играть в лотерею по 44-ФЗ. Однако есть мнение, что Марат Шакирзянович несколько перегибает с татарской и семейной картой. Скажем, в стройкомплексе Москвы хорошо известны давний партнер, а ныне советник вице-мэра Ильдус Минниханов, его сестричка Кристина, взявшая фамилию Шеммедова, ее талантливый муж Максат Шеммедов, который постил в соцсетях афоризмы типа «За… (утомили) дешевые шлюхи которые пи… (лгут) про любовь», а в 23 годика неизвестно на какие деньги стал владельцем нежно любимого московскими властями ООО «ЖК "На Ивановской"» с миллиардными активами – все это очень дурно пахнет. А это только часть вопросов: вся семья вице-мэра очень неплохо устроена. Но мы не будем сейчас с этим разбираться.

Дело в том, что безгрешных чиновников у нас почти нет. Но не потому, что страна плохая, а потому что выстроенная система не умеет управлять людьми, на которых нет компромата (классический почерк спецслужб). Так вот, Маратом Хуснуллиным управлять очень легко. Главное – не спускать с него глаз.

Московская зачистка

Именно Хуснуллин руководил крайне спорным процессом «пересмотра инвестиционных контрактов», а проще говоря – зачисткой строительного рынка Москвы после смены власти в городе. Новый мэр Сергей Собянин тогда выражался так: «В Москве, не побоюсь этого слова, мутная среда инвестиционных контрактов, которая является образцом российской коррупции, чиновничьего беспредела и просто бестолковщины». Трудно поспорить, но решение проблемы больше всего напоминало карательную операцию: «лужковские» строительные компании под серьезными или надуманными предлогами быстро, нахрапом вытеснялись с уже существовавших площадок – и туда приходили новые люди. Общественного резонанса это не вызвало, ибо Елена Батурина надоела москвичам хуже горькой редьки, и все же надо признать, что приостановленная Лужковым «точечная», а по факту уплотнительная застройка снова вернулась в город. Тогда же появилась «новая Москва» – чисто девелоперский проект искусственного повышения цен на недвижимость за счет передачи территории более престижному субъекту Федерации.

За время работы Хуснуллина в столичной мэрии Москва преобразилась не только территориально, но и структурно, и в этом, безусловно, есть немалая заслуга Хуснуллина (в содружестве с главой транспортной системы Максимом Ликсутовым и отвечающим за ЖКХ Петром Бирюковым). Строители не раз перекопали центр Москвы, сделав его удобным в первую очередь для пешеходов и разорив тем самым немалую часть бутиков. Тем не менее это можно назвать революцией в пользу богатых – столица окончательно разделилась на различные сегменты по уровню благосостояния (геттоизация), резко повысилась стоимость владения автомобилем (расчистка дорог для тех, кто готов платить), качество новой массовой застройки на востоке и юго-востоке города стало совсем уж издевательским.

Московские ошибки

Несмотря на все эти достижения, сильным менеджером Хуснуллина назвать нельзя. Скажем, по-восточному неторопливый чиновник фактически провалил все планы по строительству метро (см. выше пример с Кожуховской линией), хотя мэрия и называет это направление приоритетным и успешным. За последние семь лет не сдана в изначально намеченный срок ни одна станция: сроки все время сдвигались, все время были виноваты поставщики, конъюнктура, тестикулы – все, кроме плохого танцора. Задача упрятать небогатых москвичей под землю решалась с постоянными опозданиями, что, по слухам, сильно раздражало Ликсутова.

Серьезным ударом по реформаторам строительной отрасли стали также события 2014 года. Еще в блаженной памяти 2013-м цены на «плохую панель» в Москве сравнивали со стоимостью испанских вилл на берегу моря, но буквально в одночасье все изменилось: рубль рухнул в два раза, а рублевые цены при этом снизились. Выяснилось, что все последние годы на рынке надувался типичный пузырь – и он лопнул от первого же выстрела на Донбассе. Маржа застройщиков упала в разы, к тому же покупатели обеднели, без государственных денег стало совсем трудно. И тут очень кстати пришлась идея реновации – гигантского проекта по освоению столичного бюджета в пользу дружественных строителей.

Но что мы все о деньгах? Надо упомянуть и более возвышенные материи. Сама по себе деятельность возглавляемого Хуснуллиным ведомства носит антироссийский характер. Продолжение застройки Москвы одновременно делает город все менее комфортным (скажем, фактическая площадь зеленых насаждений в «старой» Москве продолжает сокращаться) и стимулирует переезд сюда успешных (и не только) людей со всей России. Идет вымывание регионов: невысокий входной порог стимулирует добившихся хоть чего-то в жизни челябинцев, пермяков, красноярцев переезжать поближе к активности, к деньгам – вместо того, чтобы обустраивать свою малую родину.

Россия пустеет вашими стараниями, Марат Шакирзянович. Хотя вряд ли вас это интересует.

Реклама


Мы рекомендуем

21.11.2017, 21:36
Президенты России Владимир Путин и США Дональд Трамп обсудили Сирию и Украину, сообщает пресс-служба Кремля.
21.11.2017, 20:55
Члена Совета Федерации Сулеймана Керимова задержали во Франции.

Реклама