13:06
Москва
22 ноября ‘19, Пятница

Мнения и аналитика INFOX.RU

Я помню
Проект «Я помню» - уникальный сборник свидетельств ветеранов и участников Великой Отечественной войны.

Воспоминания о великой Победе. Осауленко Владимир Феодосиевич

Опубликовано
Текст:
Осауленко Владимир Феодосиевич
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Для объективного изучения истории Великой Отечественной Войны необходимо использование как можно более широкого спектра источников. Одним из них являются устные свидетельства тех, кто приложил все усилия для достижения Победы.

«Инфокс» совместно с порталом «Я помню» продолжает проект, приуроченный ко Дню Победы. Мы публикуем воспоминания ветеранов, чтобы лучше понять феномен Победы и того поколения, которое ее добыло.

Рассказывает Осауленко Владимир Феодосиевич:

«Я в ночь на 22 заступил дежурным по батарее. Здесь же, в самом городке, в ту ночь находился в основном и мой взвод. Заступив, отправил ребят на танцплощадку в город — это в километрах 3-4, мы туда бегали к девчатам.. Через какое-то время, полчаса — час, появляется командир нашей первой батареи.

«Как вы там? Ребят подготовь, как следует. Предупреди, чтобы все дружно возвратились домой. А в понедельник, 23 июня, мы начнем загружать доты боеприпасами и продовольствием». Вот такая была установка командира. Когда вернулись с танцплощадки ребята, подходит ко мне товарищ мой Решетило, солдат, украинец. (У нас пополнение пришло из Самарканда и Украины) Он был у меня вторым номером на пулемете «Максим». У меня есть фотография, где я вместе с ним.... «Володя, ты знаешь, мне очень неприятную вещь сказала моя подружка». «Что она тебе сказала?» — «Она сказала, что нам завтра будет очень плохо». — «Почему?» — «Завтра начнется война».

Девчушка каких-нибудь 17-ти лет на танцплощадке знала. А командир батареи ничего не знал. А, следовательно, и другие командиры повыше тоже ничего не знали, потому что не было указаний. Я подумал, что хоть девчонка и говорит такое, но ведь старшие командиры молчат, и наверное, она ошибается. Хотя обстановка была очень сложной.

Часиков 12 или в час ночи туда, в Германию, ушел состав с толкачом. Знаете, что это такое? Со вторым паровозом в хвосте, огромной длины. На платформах все завернуто в белое, красное, синие. Прекрасные вагоны. Все ушло туда.

Примерно в 2 часа ночи подбегает ко мне повар. «Володя, на кухне отключена вода! Завтрак я не могу готовить». Через 10-15 минут он выскакивает опять, «отключили электричество!» (у нас были электроплитки). Я понял, что девчонка права. И тут где-то в полчетвертого уже раздается могучий гул сотен самолетов, которые перелетают с запада на восток, на нашу территорию. Я понял, что это война! Я побежал в штаб, там должен был быть офицер, дежурный по гарнизону. Никого нет. Я схватил трубку, чтобы позвонить начальнику штаба. Телефон не работает. Все линии были порезаны. Я побежал в казарму: «Боевая тревога! Быстро хватайте "Максимы", винтовки, патроны, и согласно боевого расписания занимайте оборону».

И когда последние из солдат уже выбегали из казарм, раздался фантастический грохот. Мы сразу не поняли, откуда такие мощнейшие взрывы над цитаделью. Самолетов не было. А там напротив крепости, стояли 600-мм пушки!. Можете себе представить, какой от них грохот. Первые минуты... Растерянность... Не успели даже мост взорвать из Бреста в Тересполь (это уже на той стороне, Польша). По центру моста была проведена «красная линия». По эту сторону наш часовой, по у — немец. В назначенное время он убил нашего часового. Наверное, они знали, где находится ручка, чтобы взорвать мост. И сразу же через него повалили немцы. И браво начали нас окружать, и где-то через час — час с лишним появились в проходной прямо перед нами. ...А ребята то все были сонные. Но они быстро организовались. Тренировки у нас часто были. И очень хорошо встретили этот немецкий поток. Часть заняла окопы перед фортом — учебные и на случай неприятностей — мы думали что они фактически не нужны будут нам. Ребята с этих окопчиков палили из пулеметов и винтовок. Часть бойцов заняла оборону в помещении штаба.

А как я уже говорил, со старой границы мы привезли сюда десятка два «Максимов» и штук 8-10 использовали, когда все это началось, они не предполагали, что у нас есть Максимы. Потому что по штату они нам были не положены... Заняли позиции в столовой с пулеметами и ребята открыли мощный огонь. У них то автоматы, на 40-50 метров поражают, а Максим может поразить на 300-400 метров, только правильно надо прицел поставить. А здесь расстояние 75-100 метров, поэтому наши все ребята и встретили... Решетило и я ходили, командовали. Потом я лег за пулемет. После второй атаки (прошло наверное, часа полтора — два с начала войны) появился броневик, но ребята с ним справились очень быстро. Только вошел сюда на проходную и его подбили прямо там гранатами и огнем из пулеметов. Наверное, пуля в смотровую щель попала и убили шофера... Опять отступили, а потом вновь пошли.

С левой стороны, прямо перед нами, появилась девятка самолетов. Я потом уже узнал, что это Ю-87, так называемые, лапотники. У них неубирающееся шасси было, это старый, противный, вредный самолет, пикирующий штурмовичок. Ни один человек из тех, кто был в окопах не пришел после этого удара. Представляете себе на каких-то 100 метров 9 пикирующих штурмовичков выбросили несколько тонн бомб... Рядом погранотряд оборонялся, у них было порядочно людей, но мы практически с ними связаны не были. И уже пошли отступать с границы — у нас появились 3 пограничника.

Немцы начали нас окружать. К тому же заканчивались боеприпасы — у нас было по 2 коробки, 500 патронов на пулемет. Поэтому я дал команду активно открыть мощный огонь из пулеметов и винтовок, и уходить... У нас же тогда ни у кого часов не было, может быть, 2-3 часа оборонялись И мы отошли в конец своего гарнизона. Не знали , что немцы уже там. Решили рвануться к Северному городку... Пример командира — я с пограничником первые побежали расстояние до северного гарнизона.

Началась стрельба, мы кувыркались, ползли... Прошли мы оба. А вслед ребята остались без командира, и они рванулись все вместе, 40-60 человек. Как телята. Немцы открыли огонь с пулеметов. Сюда больше никто не пришел. Может быть, они не все были убиты, но мы подойти. Я считаю, что все погибли. А я даже ранен не был. Почему? Потому что я, во-первых, не спал. Я был в полной силе, 18-летний солдат. Я все делал быстро... Итак из нашего подразделения один я остался жив. Во второй батареи ни одного человека не осталось. В третьей батареи еще остался один солдат (Чиж), жив. За 2-3 часа войны из отдельного батальона остались 2 человека. Так мы сражались. Вот такая была у нас картина».

***

Портал «Я помню» — это уникальный сборник свидетельств ветеранов и участников Великой Отечественной войны. За почти 20 лет существования проекта командой проекта было опубликовано более двух с половиной тысяч интервью с участниками самого кровавого конфликта 20-го века. Общение со свидетелями гигантского исторического события, изменившего жизнь всего населения планеты позволило создать его мозаичное полотно, дополнить хранящиеся в архивах сухие документы живой эмоцией.

Читайте нас в Дзене

Добавьте ленту «INFOX.ru» в свою личную и получайте актуальные новости ежедневно

Подписаться
Реклама

Мы рекомендуем
22.11.2019, 12:14
Это повысит интерес туристов к Черноморскому побережью, считает губернатор Краснодарского края Вениамин Кондратьев.
22.11.2019, 12:12
Роспотребнадзор усилил мониторинг радиационного фона на Дальнем Востоке в ожидании прихода облака из Южно-Китайского моря.
Реклама